Асхабадзе роман гурамович биография


ru_spartak_msk

Who is Роман Гурамович?
Генеральным директором «Спартака» утвержден 30-летний Роман Асхабадзе. Человек, прошедший все ступени в иерархии клуба и взобравшийся, наконец, на самую верхнюю. Детали его стремительной карьеры несложно найти в интернете, живые отзывы — на спартаковских форумах. Добавлю к этому пару личных впечатлений.
Мне бы не хотелось быть подчиненным Романа Гурамовича ни при каких обстоятельствах. Стиль его работы — предельная конкретика, стиль поведения — жесткость, граничащая с бездушием.
Общаясь с Асхабадзе по любому поводу и не состоя с ним при этом в служебных отношениях, чувствуешь себя так, словно что-то ему должен. Какие чувства он вызывает в подчиненных, знают только они. Но молчат. Молчание в «Спартаке» эпохи Карпина — Асхабадзе, на мой взгляд, не только клубная примета, но и шанс подольше продержаться на своем месте.
Новый гендир — точно не слепой исполнитель чужой воли. Человек он, мягко говоря, не застенчивый и инициативный. Все, кто оказывается в зоне его ответственности, вынуждены как минимум считаться с мнением Романа. А лучше — принимать его в качестве руководства к действию. Асхабадзе точно знает, от кого зависит он сам, и не тратит время на сантименты с остальными. Так считают не только многие журналисты, имевшие дело с Асхабадзе, но и, к примеру, организаторы предсезонных сборов, в отзывах которых о новом начальнике нет-нет да и проскочит слово «Наполеон».
А еще не идет из головы, каким образом экс-помощник Валерия Карпина держал информационную оборону в Лиссабоне, где в прошлом году играл «Спартак». Нюанс был пустяшный: Унаи Эмери вроде бы забыл паспорт, из-за чего спартаковский чартер задержался с вылетом из Москвы на полтора часа. На предматчевой пресс-конференции Асхабадзе превратился из беспристрастного переводчика в цензора и цербера: вопросы об этом эпизоде он попросту игнорировал, словно их вообще не было. С третьей, кажется, попытки, тренер и будущий гендир выдавили из себя сообща: «Эпизод к матчу не относится, следующий вопрос». Но, во-первых, почему с третьей, а, во-вторых, людям свойственно запоминать такое отношение и сторониться в дальнейшем общения «через губу».
Все это, однако, будучи всего лишь набором субъективных впечатлений, нисколько не характеризует Романа Гурамовича с деловой стороны. Да, его уже сейчас за глаза величают по имени-отчеству, в чем мнится бронзовый отлив. Но за одно это не назначают гендирами. В клубе и на базе Асхабадзе установил жесткие порядки, осуществляя личный контроль даже в мелочах. Недавно, говорят, он поменял персонал тарасовской столовой, что в гастрономическом смысле устроило не всех, но на клубной экономике, наверное, отразилось каким-нибудь позитивным образом.
Было бы ошибкой приписывать карьерный взлет Асхабадзе исключительно Карпину. Конечно, нынешний главный тренер принял очень большое участие в судьбе своего напористого протеже, фактически водрузив его на пьедестал. Но верховное решение принимал Леонид Федун — человек, находящийся в курсе всех деталей клубной жизни, хотя со стороны порой кажется иначе. И сделал он это не с бухты-барахты.

Что же, значит, Федуну так нужнее. Осталось понять: а) нужнее ли это «Спартаку»; б) что теперь ждет Карпина.
Асхабадзе не для того пробирался наверх широкими шагами, рискуя порвать штаны, чтобы, получив формальную полноту власти, делиться ей с бывшим начальником. Раз так, существует как минимум два возможных расклада.
Первый: Карпин и Асхабадзе заключили некий договор, вплоть до нотариально заверенного, о взаимных обязательствах. Новейшая российская история услужливо предоставляет нам примеры подобных соглашений, нигде не афишируемых, но позволяющих удерживать власть в нужных руках. Чревата эта форма отношений только одним: бывший подчиненный, тем более столь ретивый, будет искать малейшую возможность для ухода в одиночное плавание. Ибо в каких бы фаворитах он ни числился прежде, отныне и Асхабадзе, и Карпин — медведи в одной берлоге.
Вариант второй: Карпин сознательно и полностью избавился от гендиректорского ярма. Устал, наелся, сделал ставку на тренерство и на куда более высокую зарплату, кстати. Не получится — увольняй, Роман Гурамович. По крайней мере отдохну от «Спартака» и от футбола.
Второй вариант менее вероятен, спору нет. Но и назначение Асхабадзе гендиром еще пару лет назад казалось фантастикой. Искать во всем этом логику — занятие непростое. В «Спартаке» она уже давно — своя, особая.
Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ 04.02.2013 00:42
Трудности переводчика. 10 фактов, которые нужно знать о новом гендиректоре «Спартака»
Юрий Дудь рассказывает, как Роман Асхабадзе за шесть с половиной лет прошел путь от переводчика Антонио Жедера до топ-менеджера самой популярной команды России.
1. Роман Асхабадзе стал исполнять обязанности гендиректора «Спартака» полтора месяца назад – как только Валерий Карпин был утвержден главным тренером команды на ближайшие полтора года. Приставка «и.о.» исчезла из его должности 2 февраля – через неделю после того, как Асхабадзе отметил 30-летие.
2. Удивительно, но Роман Асхабадзе не самый молодой из тех, кто управляет клубами российской премьер-лиги. Гендиректор самарских «Крыльев» Денис Маслов также родился в 1983 году, но юбилей отметит только в ноябре. Третий в списке самых молодых топ-менеджеров РФПЛ – гендир «Зенита» Максим Митрофанов, которому этим летом исполнится 31 год.
3. Роман Асхабадзе в совершенстве владеет тремя иностранными языками – португальским, испанским и английским. На разговорном уровне – итальянским.
4. В футбол Роман Асхабадзе играет посредственно.
5. Роман Асхабадзе пришел в клуб в 2006 году. Бразилец Жедер, перебиравшийся из «Сатурна» в «Спартак», очень хотел продолжить работать с тем же переводчиком, что и в Раменском. Этим переводчиком был Асхабадзе – в «Сатурн» он пришел еще студентом. До 2008 года Роман работал с легионерами «Спартака» персонально и доступа ко всей команде не имел.
6. Роман Асхабадзе стал регулярно появляться в Тарасовке вскоре после того, как Валерий Карпин оставил свои дела в Испании и переехал в Москву на должность гендиректора «Спартака». Увидев в клубе примерно тот же административный состав, что и в те времена, когда он был футболистом, Карпин решился на перестановки.

Роман Асхабадзе – самый преданный сторонник Валерия Карпина среди всех нынешних сотрудников «Спартака»
Так, в начале 2009 года с многолетним администратором «Спартака» Александром Хаджи не стали продлевать контракт, и на его должность заступил Асхабадзе. «У меня множество разнообразной работы – вплоть до определения детей в детский сад, – объяснял тогда Асхабадзе. – Организация абсолютно всего: форма, перелеты, расселение, база, сборы, игры. Но и в тренировках я принимаю не меньшее участие».
7. 2010 год Роман Асхабадзе встречал уже в новой должности – заместителя генерального директора по административно-техническим вопросам и связям со СМИ. Асхабадзе отвечал за административные службы клуба, а также за его информационную политику. Пресс-атташе «Спартака» – то есть одним из подчиненных Асхабадзе – работал в прошлом журналист «Спорт-Экспресса» 64-летний Леонид Трахтенберг. Их отношения не сложились. Игроки команды становились свидетелями небольших, но регулярных конфликтов между ними, при этом отмечали, что Асхабадзе нередко разговаривал с Трахтенбергом в чересчур дерзком тоне, в котором далеко не все позволяют себе общаться с пожилыми людьми. Летом 2012 года Леонид Трахтенберг перешел на работу пресс-атташе в «Ростов».
8. Многие русскоязычные игроки «Спартака» относятся к Роману Асхабадзе с недоверием и даже антипатией, поскольку считают, что в спорных ситуациях он занимает сторону легионеров, с которыми долго и близко общался.
9. Осенью 2012 года стало известно, что Валерий Карпин будет проходить обучение на факультете «Менеджмент в игровых видах спорта» RMA. Роман Асхабадзе, спортивный директор «Спартака» Дмитрий Попов и директор базы в Тарасовке Валентин Климко были зачислены на курс вместе с Карпиным.
10. Роман Асхабадзе – самый преданный сторонник Валерия Карпина среди всех нынешних работников «Спартака». Весной 2011 года Карпин объявил об отставке с поста главного тренера из-за неудовлетворительных результатов – «Спартак» шел на последнем месте. Через несколько дней в четвертьфинале Кубка России «Спартак» обыграл «Краснодар», после финального свистка футболисты переоделись в майки с портретом Валерия Карпина и подписью «Мы вместе». Увидев это, Леонид Федун отложил отставку тренера и в итоге дал ему доработать до конца сезона-2011/12, который «Спартак» закончил на втором месте.
Как говорят, придумал и реализовал акцию с футболками Роман Асхабадзе.

Почему уволили Асхабадзе

Во вторник официальный сайт «Спартака» сообщил, что совет директоров клуба принял решение о досрочном прекращении полномочий генерального директора красно-белых Романа Асхабадзе. При этом другие изменения в структуре управления, а также назначение нового генерального директора последуют после ближайшего заседания совета директоров, который состоится по окончании сезона. Напомним, что Асхабадзе работал в системе «Спартака» с 2006 года, а пост гендиректора занимал с 2013-го.

Обозреватель «СЭ» об отставке генерального директора «Спартака»

Роман Асхабадзе: «Водителем не работал никогда»

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ

Роману Асхабадзе чуть за тридцать, и он – ярчайший представитель своего поколения. В российском футболе таких людей, пожалуй, можно пересчитать по пальцам. Лично я могу назвать только одного – Александра Низелика, бывшего переводчика Лучано Спаллетти и Фабио Капелло. Их отличие с Асхабадзе состоит лишь в том, что один пошел в управленцы, другой – в тренеры. Низелик сейчас возглавляет юношескую команду «Зенита» в питерской академии и готовится к получению лицензии Pro.

В остальном они почти близнецы – талантливы, невероятно работоспособны, лишены каких-либо сантиментов, умеют держать дистанцию с одними и ненавязчиво сокращать ее с другими, тонко чувствуют момент. Даже во внешности есть что-то общее. А еще они изумительно говорят на нескольких иностранных языках.

С языка, собственно, и началась стремительная карьера Романа Гурамовича.

12 сентября 2008 года. Москва. Микаэль ЛАУДРУП (в центре) только что подписал контракт со «Спартаком». Слева — Валерий КАРПИН, справа — Роман АСХАБАДЗЕ. Фото — Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

«Спартак» при Асхабадзе: возвращение в 2004 год

Вспоминается сентябрь 2008 года. Шла первая пресс-конференция нового главного тренера «Спартака» Микаэля Лаудрупа. По правую руку от датчанина сидел Валерий Карпин, по левую – Асхабадзе. Подтянутый молодой человек бойко переводил с испанского, на котором с публикой общался Лаудруп, и его речь казалась сладкой музыкой – особенно в сравнении с тем, к чему привыкли журналисты. Ведь как бывало чаще всего – пригласят девушку из иняза, никогда не смотревшую футбол, и поди разбери, что значит «ударщик» или «полный задний».

Асхабадзе искусством перевода владел мастерски. Его не требовалось редактировать – пиши, что слышишь, и интервью готово. Здорово, когда тебя понимают. Его и понимали – тренеры, футболисты, руководители. Он их, в свою очередь, понимал еще лучше.

Мастер спорта по боксу, Асхабадзе знал, как и куда ударить. Он никогда не делал успехов на футбольном поле, однако это не помешало ему еще при Лаудрупе фактически войти в тренерский совет и не покидать его все пять лет, пока команду возглавлял Карпин. Конечно, решения поначалу принимали другие, но Асхабадзе был погружен во все процессы, видел, как живет «Спартак», чем он дышит, и этим ценным знаниям будущий гендиректор нашел верное применение. Он быстро превратился из просто Романа в Романа Гурамовича, стал одной из самых влиятельных фигур в клубе, при этом долгое время действовал негласно. Таких людей обычно называют серыми кардиналами. Или Наполеонами. А бывший пресс-атташе «Спартака» Леонид Трахтенберг подобрал другое определение – гипнотизер.

Валерий КАРПИН и Роман АСХАБАДЗЕ. Фото — Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

Леонид Трахтенберг: коньяк Бескова,
чай Старостина, «гипнотизер» Карпина

Как же у такого талантливого человека, как Асхабадзе, сложился столь противоречивый образ? Неужели его успеху завидовали, а оттого злословили? В недавнем интервью «СЭ» Роман Гурамович даже поблагодарил «завистников, распускающих слухи». Сделали, мол, его сильнее. Вполне возможно, так и есть.

Но разве можно назвать слухом историю, свидетелями которой были почти все футболисты «Спартака»? Когда вышеупомянутый Трахтенберг (пожилой уже человек) по возвращении с какого-то выезда был вынужден бежать, а потом и ехать вплоть до Тарасовки за клубным автобусом, где осталась его куртка с документами, потому что Роман Гурамович велел не останавливаться. Порядок есть порядок, скажут одни. Другие возмутятся. Возмутился и Трахтенберг. После чего из пресс-атташе «Спартака» превратился в пресс-атташе «Ростова».

Совсем не слух и то, что Асхабадзе недолюбливали многие российские футболисты. Особенно – молодежь, с которой он держался как самый строгий начальник. При этом с легионерами дружил, и этот контраст особенно бросался в глаза.

Шушукаться и пересмеиваться игроки перестали только после того, как Асхабадзе стал генеральным директором. Тут уж стало не до шуток. Бытовые сценки ушли в прошлое. Асхабадзе вышел на новые высоты.

Плохим ли он был гендиректором? Вопрос интересный, но чтобы ответить на него, нужно уйти от личностных оценок, а это сделать непросто. Кроме того, спартаковская система управления слишком ветвиста, чтобы исходить из логики. Что касается оперативного руководства, то здесь претензий к Асхабадзе, насколько известно, ни у кого не было. Он помногу работал над текучкой, вел переговоры по трансферам (сам себе в заслугу экс-гендир в частности ставит покупку Промеса), управлял деятельностью базы, академии, молодежного состава и «Спартака-2». Зачем же было такого менеджера увольнять? Только ли из-за слабых результатов команды?

Роман АСХАБАДЗЕ. Фото — Никита УСПЕНСКИЙ, «СЭ»

Вехи Федуна

Рискну предположить, что Асхабадзе не рассчитал силы и попросил себе чуть больше полномочий, чем он обладал до этого. Вряд ли столь амбициозному управленцу нравилось, что ключевой отдел, спортивно-селекционный, подчинялся не гендиректору, а, по сути, напрямую владельцу – Леониду Федуну. Не Асхабадзе решал, кого купить и кого продать. Более того, даже не он занимался стратегией.

Наверное, генеральный директор мог бы тихонько довольствоваться тем, что есть, и не претендовать на большее, но в этом случае Асхабадзе пошел бы против всех принципов, которые привели его на вершину. Так отчего же не рискнуть? Но риск – дело капризное, и в этот раз удача отвернулась от Асхабадзе. Как и Наполеон, он не сумел избежать своего Ватерлоо.

Очень интересно, что впереди – ссылка на остров Святой Елены или еще один шанс? Сам Асхабадзе в недавнем интервью «СЭ» сказал, что личный «план Б» у него есть всегда.

Никита Симонян: «Вопрос к Асхабадзе: почему Еременко оказался в ЦСКА?»

Роман Асхабадзе: Водителем не работал никогда

Роман Асхабадзе

Встретились мы наутро после поражения от ЦСКА – момент казался особенно интересным для общения с генеральным директором «Спартака» Романом Асхабадзе. Время что-то объяснить.

Кто б мог предположить, что несколько дней спустя в офисе «народной команды» станет совсем жарко. Заявление Леонида Федуна отодвинуло из списка новостей финал Кубка. Все говорили только о «Спартаке».

Но будущее клуба Роман Асхабадзе обсуждать пока не готов: «Без комментариев. Все решится на совете директоров после окончания сезона».

Сохранили весь российский костяк

Ну а наш разговор после дерби начался с логичного вопроса:

– После такого поражения нервы надо приводить в порядок долго?

– Ночь не спал, – вздохнул Асхабадзе. – Даже на час глаз не сомкнул. После такого матча хочется закрыться и никому не показываться.

– Когда-то «Спартак» проиграл «Вердеру» 2:6. Бескова спросили: «Вы свою вину чувствуете?» Он ответил: «Свою – нет». А вы свою – после поражения от ЦСКА?

– Как генеральный директор – нет. Но я – часть системы, разделяю ответственность.

– Вокруг вашей фамилии море слухов. Так вы покидаете «Спартак»?

– Это вопрос не ко мне, а к совету директоров.

– Хотите сказать, не знаете о собственной судьбе?

– Не знаю. Мне известно, что все орг-выводы будут делаться по окончании сезона. Это касается не только главного тренера. Контракт у меня действительно заканчивается. Будет ли пролонгирован – решать совету директоров. Я стараюсь в этом вопросе на интуицию не полагаться.

– За те два года, что работаете генеральным директором, какую оценку поставили бы самому себе?

– Люди часто оценивают со стороны, делают выводы на основании слухов, непроверенных фактов, домыслов – вообще не имея представления, что происходит внутри клуба. Если сейчас скажу, что оцениваю свою работу на «отлично» – представляю, какой это вызовет шквал негатива и эмоций…

– Почему?

– Потому что основная команда результат не дала!

– А вы оцените объективно.

– Если исходить из конкретного функционала, тех вопросов, которые находятся в моем ведении – твердая «четверка». Кто знает о ежедневной работе практически всех подразделений офиса? О работе академии, организации рабочего процесса для всех команд, коммуникации с УЕФА, соответствии требованиям финансового fair play и как происходит организация матчей?..

Могу сказать, за какой момент я счастлив. Удалось выстроить четкую вертикаль – от академии до первой команды. В «Спартаке» сегодня единые принципы подготовки молодежи. Особенно боролся за проект появления «Спартака-2» во второй лиге. Убеждал РФС внести поправки в регламент, чтобы была сквозная заявка на турниры. Обратите внимание, насколько быстро некоторые ребята переместились из академии в дубль, а оттуда – в «Спартак»-2. Вертикаль работает! И дай бог, чтобы уже на второй год своего существования «Спартак-2» выполнил задачу и вышел в ФНЛ. На качественно новый уровень. Сейчас наша вторая команда к этому очень близка.

– Здорово.

– Вы не представляете, насколько трудоемкое дело – все это выстроить. Миллион моментов не виден. А со стороны может показаться, что это все работает само по себе. Но ведь главная задача менеджера – не составлять тренировочный план или заниматься селекцией. Необходимо организовать все процессы, расставить компетентных сотрудников на всех участках, чтобы они смогли реализовать все поставленные задачи. Но важно, чтобы для этого были соответствующие полномочия.

– Наверняка слышите все неприятное, что про вас говорится. Как с ума не сошли?

– Футбол отучил читать все подряд. От многого себя отгораживаю. Иначе действительно сойдешь с ума. Как минимум разуверишься в себе.

– Последняя история – будто вы сослали Давыдова во вторую команду. Из-за того, что парень отказался сделать вас собственным агентом. Лишь Якин настоял на его возвращении.

– И такое писалось? Надо же… От вас узнаю. Бред полнейший. Давно это было?

– С неделю.

– Для тех, кто хотя бы как-то понимает клубную структуру, очевидно, что это просто смешная выдумка. Формированием состава занимается исключительно главный тренер. Это полностью в его компетенции – решать, какие игроки будут тренироваться с основой, а какие – нет. А как рождаются вот такие слухи про меня – готов объяснить.

– Сделайте милость.

– Есть у нас молодой перспективный игрок. Вместе с Сергеем Родионовым говорим ему – подпиши договор с клубом, ты наш воспитанник, нужен «Спартаку». Лично я хочу разговаривать с тобой, а не с агентами. Знаете, что он ответил?

– Что?

– «Вы правы, я отказываюсь от всяких агентов. Мне важен «Спартак», сам буду принимать решения». Вот, например, в таких случаях и появляется негатив, запускаются различные слухи. Потому что очень часто некоторые люди ищут свои подходы к футболистам, лишь бы тот согласился сотрудничать. Что-то зарабатывать на каждом его новом контракте. А сколько у нас пытались увести футболистов!

– Самый тяжелый случай?

– Козлов. Я еще не был генеральным директором, но видел, как все это происходило. Футболисты часто не понимают, что самый искренний помощник – клуб, который всегда всячески заинтересован в развитии футболиста.

– Сейчас много говорят о «Динамо» – тот футболист от них ушел бесплатно, этот… У «Спартака» есть печальный опыт?

– «Динамо» в меньшей степени интересует общественность в сравнении со «Спартаком»! Любой случай в «Спартаке» получит в десять раз больший резонанс, чем точно такой же в «Рубине», «Динамо», ЦСКА или даже «Зените». Весь российский костяк мы сохранили. Переподписали Комбарова, Глушакова, Реброва, Яковлева, Песьякова, Паршивлюка. За то время, что я нахожусь на посту генерального директора, покинул нас только Дзюба.

– Такая статистика – лучшая характеристика для генерального директора.

– Я еще не говорю про молодых ребят – вовремя продлили отношения с Давыдовым. Были попытки Дениса увести – но мы решили этот вопрос. Конечно, кто-то остался недоволен…

– Это понятно.

– Есть еще Кротов, Зуев, Мелкадзе… Последний уже дебютировал в основе – в игре против ЦСКА. Хорошо ли он вышел, плохо ли – другой вопрос. Но играть будет. У этих игроков перспективы большие.

– В числе ваших жестких критиков – известный спартаковец Рейнгольд. Знаете об этом?

– Не читаю его высказывания. Если буду читать всех – проще застрелиться. Столько бреда… Иногда хочется задать вопрос: а чего человек добился не как игрок? Может, он управлял большим коллективом, каждый день работал под серьезным прессингом? Хочется кого-то из этих людей на денек посадить в наш офис. Посмотреть, как ответственность уляжется в их головах. Многие из них просто растеряются.

Леонид Федун и Роман Асхабадзе

– Фанаты призывают Федуна продать клуб. Я ума не приложу – чем Федун провинился. Он заходит в раздевалку? Он дает установку?

– Вот сколько болельщиков – столько и мнений! А у «Спартака» их миллионы! Я каждому посоветовал бы: подумайте, чего стоит строительство стадиона, бесперебойное финансирование Академии, всех клубных команд и многое многое другое… Сколько на стадионе предстоит еще доделать к чемпионату мира и Кубку конфедераций.

– Напомните, сколько ушло на строительство?

– Огромная сумма!

– У вас были очень жесткие разговор с Федуном?

– Один. Вспоминать его не хочу.

– Тогда вспомните самый теплый.

– Самый теплый для меня момент – когда в прошлом сезоне на совете директоров мне продлили контракт. Единогласное решение и хорошая характеристика Федуна – это было невероятно приятно.

– Вы присутствуете на совете директоров?

– Разумеется.

– Часто он собирается?

– Как правило – раз в месяц.

– Какое поражение за два года лично вы переживали особенно тяжело?

– Проигрыш «Тосно» в Кубке. Мы видели – команда движется. Казалось, все заразились идеей начать путь наверх с Кубка. Я видел энтузиазм, с которым готовились к этому матчу.

– Сейчас-то вы поняли, почему проиграли?

– Нет.

Пo Промесу договаривались 13 часов подряд

– Чтоб народ немного понял ваш график. Сегодня я уйду, – чем будете заниматься?

– Бюджетом на следующий сезон. Готовиться к его утверждению на совете директоров. Надо заканчивать трансферный план. Вечером – в Сокольники, на игру «Спартака»-2.

– На базе бываете часто?

– Раз в неделю.

– В должности гендиректора вам хоть раз приходилось ночевать на работе?

– Ночевать в кабинете – нет. В офисе часто сидел до 4 утра.

– Последний случай?

– В последнее трансферное окно засиделись до утра. «Закрывали» всех арендованных футболистов. Но в новом офисе пока такого не случалось.

– Ощущение праздника от нового офиса не выветрилось?

– Ощущение праздника сохраняется от самого стадиона. Но очень сглаживается последними результатами…

– Охрана у вас есть?

– Нет. Зачем мне охрана?

– Романцев когда-то ходил с человеком в бронежилете.

– И сейчас есть представители других клубов, которые ходят с охраной. Я этого не понимаю.

– Люди, причастные к «Анжи» золотых времен, получали сообщения от футболистов со всего мира: «Устрой меня в команду». До вас такие послания доходят?

– Прорываются комичные персонажи, несут какую-то ерунду. От фамилий футболистов переходят к стратегии развития клуба. Но все идеи сводятся к одному – цифрам. Бывало, что я точно знал – этот человек не является представителем футболиста. Более того, мы уже переговорили и с самим игроком, и с настоящим агентом. Вдруг появляется кто-то – и предлагает того же футболиста заново. С завышенными в два раза условиями.

– Кому-то удалось вас провести?

– Ни разу.

– За последнее время – самые удивительные переговоры?

– В смысле накала страстей и свежих обстоятельств – сделка с Промесом. В кабинет к президенту «Твенте» я вошел в 10 утра и вышел в 11 вечера. О чем только не говорили за этот день!

Люди напротив были в возрасте, опытные. Я – намного моложе. Понятно, что приходилось переламывать разговор, большая работа с точки зрения психологии. Но мне с самого начала было понятно – быстро с этими людьми не договоришься никогда. Заранее знал.

Роман Асхабадзе, Квинси Промес и Роман Широков

– Откуда?

– Так голландцы! Весь их футбол заточен под продажу. Умеют растить футболистов и дорого продавать. Даже пиар-компании у них отработаны на высшем уровне. Маленькие клубы, скромные бюджеты – но торгуются до последнего…

– Сколько раз за этот день вам показалось, что вот-вот все сорвется?

– Четыре раза вставал и уходил. Ну и они приблизительно столько же. Потом садились заново.

– Момент, на котором особенно спотыкнулись?

– Самый тяжелый момент – уговорить отпустить игрока.

– Ничего не понимаю.

– «Твенте» не планировал продавать Промеса в этом году. У клуба стратегия, принятая президентом. В ней продажа намечена через год. Рассчитывали, что стоить он будет еще дороже. Но у всякого клуба есть болевые точки. Если тщательно готовишься к переговорам – их знаешь.

– Люди не собирались продавать Промеса, а вы его все-таки увезли. Это на чем же надо было сыграть?

– Во-первых, «Твенте» испытывал финансовые затруднения – а наше денежное предложение было достойным. Во-вторых, обрисовал, как будет расти игрок. Вот здесь мы здорово попали в цель – Промес был вызван в сборную Голландии из «Спартака». Я пригласил «Твенте» на турнир, который ежегодно проводит наша академия. Для них это оказалось важно: приедут в Москву, сыграют здесь со «Спартаком», «Барселоной»… Им интересно осваивать новые перспективные рынки.

– Переломили недоверие?

– Многие боятся связываться с Россией. Не представляют, кто приедет на переговоры. А тут – молодой человек, которому даже переводчик не нужен. Это их поразило. К тому же искренне рассказал голландцам про наш стадион, лигу…

– Первак мне когда-то говорил: «Я ездил за Видичем в Белград 5 раз». Вы за кем-то охотились столь же настойчиво?

– За одним футболистом ездил три раза. За кем – говорить не стану.

– Самые легкие переговоры?

– Это была вообще самая насыщенная с точки зрения логистики моя поездка за границу. Полетел в Бразилию к руководителям «Васку да Гама», где играл Ромулу. Встретиться договорились прямо на матче, в ложе. Полный стадион, иду в толпе болельщиков, а в самой ложе меня приняли настолько легко и по-дружески… Моментально обо всем договорились! Вообще не напрягаясь!

– О чем это говорит?

– То ли клуб настолько сильно нуждался в деньгах, то ли общая дружеская атмосфера сказалась. Это не с голландцами договариваться.

– Из людей, с которыми встречались, – самые интересные персонажи?

– Президент по спортивной части «Ред Булла» из Зальцбурга и немецкого «РБ Лейпциг» – очень интересный человек с точки зрения видения футбола. Одновременно руководит двумя клубами, находящимися в одной системе. Услышал от него: «Я не назову цену этого игрока, потому что сам не знаю, сколько он стоит. А не знаю потому, что нам не нужны деньги – мы формируем сильный состав!»

Клуб не оставлял Черенкова до последнего дня

– Вы как-то про себя сказали: «Я – человек прямолинейный». Когда в последний раз собственную прямолинейность проклинали?

– Никогда. На эмоциях случалось говорить вещи, которые, впрочем, не были лишними, но, возможно, их стоило сказать не в этот момент и с уже холодной головой.

– Эти два года не сделали вас менее прямолинейным?

– Сделали.

– Чему вы научились за последний год?

– В первую очередь – всегда перепроверять то, что тебе говорят. Любую поступающую информацию.

– Один из знаменитых спартаковцев после смерти Черенкова высказался: «Перед смертью Федор фактически голодал». Любой подумает – как же клуб это допустил?

– Не знаю, о ком вы говорите, – но пусть этот человек придет сюда и повторит это все в лицо клубу. Или академии. Я такого не читал. Если было сказано – это вызывающе!

– Все не так?

– У Федора Федоровича были проблемы другого характера – не стану говорить какие. За Черенковым следил его друг Родионов, сам клуб, я лично… Два раза в неделю он приезжал в офис, мы пили кофе. Разговаривали. Леонид Федун выделил ему квартиру. У Черенкова была машина. Клуб не оставлял его до последнего дня. Если вдруг не верите – спросите у самых близких его людей. У дочки Насти, например. Никогда Черенков не голодал! У меня свой вопрос – когда Федора Федоровича положили в больницу, почему-то к нему приехали лишь немногие из тех, кому до этого на словах Черенков был небезразличен … Зато сейчас рассказывают небылицы. Не встречал человека, влюбленного в «Спартак» сильнее, чем Черенков. Он страшно переживал из-за неудач. Ему казалось, многие ребята не отдают себе отчета, за какой клуб выступают.

– Агент Ари ярко упоминал вас в интервью.

– Не читал. Что он сказал?

– «Чем скорее Асхабадзе снова станет переводчиком, тем лучше».

– Если он это говорил – а многие отказываются от своих слов, – то меня это не удивляет. Обычное дело для человека, который обижен. Неудовлетворенные амбиции в плане финансов. Я же знаю, сколько хотел агент Ари, как проходили переговоры… Не в курсе, доводились ли до самого игрока все те предложения, которые делал клуб. Общался я исключительно с агентом.

– Что ж не с самим Ари?

– Потому что Ари сказал: «У меня есть агент, о деньгах говори только с ним. Со мной – только о футболе». «Спартак» предлагал ему очень серьезные условия. Для меня этот момент остается весьма странным: футболист уходит на меньшие или те же деньги в другой город. Переезжает из своей любимой Москвы, где провел много лет… Знаете, какую комиссию просил агент Ари?

– Какую?

– 2 миллиона евро!

– Нормально.

– В том, что агенты просят комиссию, ничего удивительного. Стоит получить отказ – становятся злобными по отношению к человеку, с которым вели переговоры. Хотя этот самый агент со мной пил кофе и мило беседовал. У нас не было ни одного разговора на повышенных тонах. Казалось, мы друг друга поняли. Переписка с ним сохранилась. Не договорились, получили предложение от «Краснодара», отпустили…

Роман Асхабадзе

– Когда Федун перед журналистами грустит об упущенном Ари, вы это принимаете за свое менеджерское поражение?

– Нет. У той ситуации выхода не было. С точки зрения финансовых возможностей. Другой вопрос, мы должны были знать, кто заменит Ари на этой позиции…

– Когда-то ваш предшественник Сергей Шавло говорил: «Чувствую очередь за своей спиной». Вы чувствуете?

– Меня эта мысль вообще не тревожит!

– Надо же.

– Не цепляюсь за свое место и всегда работаю с полной отдачей. Человек я не семейный, могу позволить себе больше времени проводить на работе.

– До «Спартака» у вас тоже была интересная жизнь.

– Но все-таки самая интересная ее часть проходит в «Спартаке». Работая здесь, получил второе высшее образование. Закончил Университет управления, факультет «Индустрия спортивного бизнеса». Благодаря языкам узнал многих выдающихся футбольных людей в Европе и Латинской Америке. Сейчас тренеры нашей молодежки постоянно ездят на стажировки и курсы. Где только не были – в «Баварии», «Аяксе» и «Реале». Значит, мои контакты пригодились – люди развиваются. Это же самое важное! А если человек только и делает, что цепляется за свое место, – развития не будет.

– Личный «план B» у вас есть?

– Практически всегда.

– Вы реально ходили на лекции?

– Не могу сказать, что был идеальным студентом. Многое знал заранее. А завершив учебу, сам прочел лекцию для всего факультета. Вот это было невероятно интересно, меня завалили вопросами. Самый распространенный – что ж у меня за блат? Кто может запихнуть в «Спартак»? Ведь говорят же, что в футбол нельзя пробиться… Да можно! Я – тому пример!

– Говорят, в начале спартаковской карьеры вы были не только переводчиком.

– Но и водителем? Всем злопыхателям могу передать – это дезинформация. Не был ни официантом, ни водителем. Хотя машину водить умею. В любом случае завистники, распускающие подобные слухи, делают меня только сильнее. За что им огромное спасибо!

– Сами за рулем и сейчас?

– В рабочие дни – с водителем. На выходные его отпускаю, езжу на своей. Вечерами тоже. Не хочу, чтоб кто-то сильно от меня зависел. А начинал я в «Спартаке» специалистом по работе с иностранными футболистами.

– Перешли из «Сатурна» вместе с Жедером?

– Да. По просьбе «Спартака» помогал Жедеру в переговорах. Оказалось, в клубе переводчика на тот момент не было вообще!

– Вас попросили остаться?

– Да. А я, даже работая в «Сатурне», мечтал о «Спартаке». Болел за него с детства. Получил здесь зарплату в три раза меньше той, что была.

Карпин – тренер!

– Оказались в «Спартаке» раньше, чем пришел сюда генеральным директором Карпин?

– Да, здесь и познакомились. Валерий Георгиевич общался с каждым сотрудником. Решили, что буду помогать Лаудрупу и его штабу с переводом и заниматься оргвопросами. Полноценно находясь в команде.

– Друзьями вы с Карпиным остались?

– Я думаю – да. Надеюсь!

– Когда он вас особенно поразил?

– Когда согласился работать на двух постах. В первый же свой сезон вывел «Спартак» на второе место и в Лигу чемпионов. Человек настолько быстро ухватил тренерскую жилку! Надо было видеть, как слушали его ребята, как смотрели ему в рот! Как умел мотивировать!

– У вас никаких сомнений, что Карпин еще будет тренировать?

– Валерий Георгиевич для меня в первую очередь – тренер. Со многими тренерами работал, есть с кем сравнивать.

– Встречали человека, близкого Карпину по энергетике?

– В «Сатурне» соприкоснулся с Олегом Романцевым, как с тренером – вот он в смысле энергетики близок.

– В какой момент вы с Карпиным перешли на «ты»?

– До сих пор не перешли.

Валерий Карпин и Роман Асхабадзе

– Многим казалось, что вы как полный единомышленник Карпина уйдете за ним следом.

– А смысл – уходить?

– Случай, который по-человечески особенно характеризует Карпина?

– Да вот, сразу приходит на ум история. Валерий Георгиевич очень тонко разрулил ситуацию с Алексом. Думаю, именно по этой причине бразилец тот сезон провел блестяще, был лучшим футболистом в «Спартаке».

– Так что случилось?

– У жены проблемы со второй беременностью. Алекс отпросился в Бразилию и предупредил: «Не исключено, придется регулярно летать домой на один-два дня». Вы представляете, как это сложно?

– Я не представляю, как он при таких разъездах собирался играть.

– Сказал, что справится. Но семья для него настолько важна, что мотаться в Бразилию придется. Карпин, услышав это, собрал команду – и предложил Алексу лично выступить перед ребятам: «Скажи это все сам. Посмотрим, отпустит тебя коллектив или нет».

– Коллектив отпустил?

– Разумеется. Главное, никто после этого не подходил к Карпину с просьбами о том же самом, ссылаясь на семейные проблемы. В смысле психологии управления коллективом Валерий Георгиевич поступил исключительно.

– Иностранные футбольные менеджеры сильнее наших?

– В любой стране есть сильные и слабые менеджеры. Знаю многих, кто ни в чем не уступает европейским коллегам. Хотя у нас по инерции принято считать, что любой иностранец знает больше.

– Что у Лаудрупа в России не пойдет, поняли быстро?

– Нет. Ясно было только то, что ему придется тяжело, что бы «Спартак» для него ни делал. По своим каналам, через посольство добились устройства его детей в американский колледж. Но свой дом для европейца это не заменит. Да с российскими футболистами иностранцу работать тяжело. Менталитет совсем другой. Человек должен обладать сумасшедшей харизмой, чтоб заражать своей идеей. Все это и к Эмери относится.

– История Эмери феноменальная, конечно.

– Эмери пригласил меня на кофе перед отлетом. Интересовался мнением – что именно у него не получилось в «Спартаке»? Что он делал неправильно? Расстались очень тепло. Я был уверен, что тренер он достойный, просто не получилось в России.

– Для него увольнение стало ударом?

– Нет. Он был готов. Чувствовал, что не справляется с ситуацией, не может понять реалии…

18 миллионов за Веллитона

– Кроме Карпина у вас есть друзья в футболе?

– Есть товарищи. Например, среди ветеранов «Спартака».

– Вот это новость.

– Плотно общаюсь с Ярцевым, например. С Родионовым, Симоняном, Парамоновым… Мало кто знает про нашу работу с ветеранами. И деньгами помогаем, и платим зарплату доктору, который работает исключительно с ветеранами «Спартака».

– И другого ветерана пригрели, 102-летнего Отто Фишера.

– Получилось, на мой взгляд, блестяще!

– Привозите в Москву за счет клуба?

– Да. У Отто Константиновича случилось несчастье после первой такой поездки в Москву, обокрали дом. Так клуб, игроки и болельщики ему помогли – собрали такую же сумму.

– Вы с ним общались?

– Недолго. Главный тренер с ним разговаривал, некоторые ребята. Провели ветерана по стадиону, заглянули в раздевалку. Отто Фишер даже символический удар по мячу делал перед матчем.

Алекс Мескини

– Вы Алекса вспомнили. Кто-то из известных агентов мне недавно сказал: «Алекс – великий футболист».

– Да, я тоже так считаю. До сих пор играет в чемпионате Бразилии – и считается там одним из лучших. Мне кажется, в России иностранца сильнее не было. Если б над парнем не висли семейные проблемы…

– Билялетдинов, судя по некоторым интервью, думает, что покинул «Спартак» из-за личной неприязни Карпина.

– Это не так. Если почитать все его интервью, он обвиняет уже не только Карпина. Сообщил, что и при Якине себя не видит, и при Карпине не видел, и еще при ком-то. Думаю, Динияру надо размышлять о собственном подходе к делу. Вот, кстати, он как раз звонит…

– Для вас в ситуации с Динияром все понятно?

– Наверное, возможно, что один тренер может невзлюбить футболиста. Но если тебя уже два-три человека предпочитают отправлять в аренду – задуматься надо самому игроку.

– Вы принимали участие в переходе Билялетдинова в «Спартак»?

– Я тогда не был генеральным директором, но ездил в Англию на переговоры. Знал юриста, который тогда представлял интересы Билялетдинова.

– Можно сказать, во сколько обошелся «Спартаку» этот неудачный трансфер?

– Точную сумму называть не буду, но она внушительная.

– Вы говорили, собираете по футболисту всю информацию.

– Сейчас – да. Что писали газеты, какая у него семья… Для меня обязательная программа – личная встреча. Как игрока его пусть оценивает главный тренер и спортивный директор. На мне – прояснить его возможность адаптироваться в России. Он же может оказаться сумасшедшим. Или плаксой. Тогда всех здесь изведет.

– Первый признак, после которого стоит усомниться в необходимости покупки?

– Если игрок начинает очень уж основательно советоваться с родителями. Или женой. И при этом скептически относится к переезду в другую страну.

– С кем же советоваться?

– С агентом. Или думать самому.

– Самый волевой, мужской характер в этом смысле?

– Алекс. Промес, пожалуй, сильно выделяется в этом отношении. Ромулу.

– Федуну особенно обидно за покинувшего «Спартак» Ари. А вам – за кого?

– Если б Алекс остался в «Спартаке», мы очень много приобрели бы. Если б Веллитон оставался тем Веллитоном, который поначалу забивал за «Спартак» – то он номер два в этом списке.

Веллитон

– Веллитон дал интервью, которое породило несколько вопросов. Сказал, например: «С Романом мы дружили. Я не представляю, почему мне пришлось уйти». Объясните?

– Потому что Веллитон сильно снизил к себе требования. Я ему об этом говорил. Странно, что не помнит.

– В чем выражалось?

– Во всем. Два раза подряд лучший бомбардир чемпионата! В 2009 году забил 21 гол, а на следующий год – 19. Такой результат после него, по-моему, никто не смог повторить, Халку до этого далеко. И бразильцу после таких подвигов тяжело не снижать к себе требования. Мы поняли – едва ли Веллитон вернется на прежний уровень в «Спартаке».

Не было даже «последней капли»! По каждой тренировке чувствовалось отсутствие мотивации. Мы Веллитону помогали, чем могли. Когда его в Москве ограбили – наша служба безопасности помогла найти этого человека…

– Уходящий от вас Веллитон был совсем не тот, что крушил рекорды?

– Противоположный человек. Большая ошибка была в том, что мы Веллитона не продали!

– Было куда?

– Его хотел клуб из Европы и клуб из России. Предложение было на 18 миллионов, но тренерский штаб и селекционный департамент выступили за то, чтобы сохранить игрока.

Диарра мог оказаться в «Спартаке»

– Встречался вам футболист, близкий к Веллитону по способности отыскивать приключения?

– Разве что Жедер. Что у него, что у Веллитона каждый день что-то происходило. Либо с ним самим, либо с семьей. Кто-то куда-то падал, попадал в аварию, что-то у них воровали, с кем-то дрались…

– Сейчас таких нет?

– Сейчас иначе составляются контракты. Прописывается все. Футболист знает – даже если просрочил документ, который не позволил вовремя получить визу, сразу попадает на очень крупные деньги. Это дисциплинирует.

– То, что происходило в России с Макгиди, стало для вас сюрпризом?

– Нет. С Макгиди изначально все было ясно. Ему вообще было бы тяжело адаптироваться в другой стране – а про Россию и говорить нечего. Это выражалось буквально во всем. Парень исключительно умный и с хитринкой. Но очень часто был недоволен.

– Чем, например?

– Не понимал – зачем садиться на базу, когда можно приезжать прямо на матч? Говорил, якобы в Англии сборов нет! Ему в ответ приводили трафик, расстояния – но человек категорически эти слова не воспринимал. Потом все-таки приспособился. Ему же даже предлагали продлить контракт на 3 года.

– Уперся?

– Ответил достойно: «Ребята, я вас уважаю. Я чувствую, как любят меня в Москве. Но есть предложение вернуться домой». И уехал – на меньшие деньги.

– «Спартак» действительно вел переговоры с Вальбуэна?

– Никаких переговоров не было. До того как Вальбуэна оказался в «Динамо», агенты из Франции предлагали мне к нему присмотреться.

– Что смутило?

– Ничего, его не было в селекционных списках.

– Большой игрок, который мог оказаться в «Спартаке»?

– Диарра.

– Почему сорвалось?

– Не потянули зарплату. Это было перед тем, как Диарра перешел в «Анжи».

– Чему вас научила история с Дзюбой?

– Ничему она меня не могла научить!

– Почему?

– Потому что мне изначально было ясно, к чему все ведется. Какой будет расклад в конце. Так оно и вышло.

– Схема была очевидной?

– Наверное, некорректно называть это «схемой». Футболист захотел подписать контракт с другим клубом, который полностью удовлетворил его желания.

– Для вас понятно, что будет происходить с ним дальше? Или полный туман?

– Из российских нападающих Дзюба по возможностям – номер один. Все в его руках. Добиться может многого.

– Это правда, что Дзюбе до последнего времени платил зарплату «Спартак» – вычитая штрафы за каждое резкое интервью?

– Нет. Раз он перешел в аренду – всеми его интервью ведает пресс-служба «Ростова». Нас это не касается. Думаю, все, что он говорит про «Спартак», – это вопрос нереализованных амбиций именно в нашем клубе.

– Я вот тоже хочу знать четыре языка. Есть совет?

– Репетиторы, постоянная учеба и практика. Нужно живое общение с носителями языка. Все будет быстро и органично, ручаюсь.

– Вам это легко далось?

– Тяжело. В институте не был самым выдающимся студентом. Только когда начал работать с носителями, дело вышло на совсем другой уровень. Схватывал на лету. У меня английский, португальский, испанский и итальянский.

– Как проводите отпуск?

– Не было отпуска последние три года. Одни командировки. Если выкраиваю свободное время – это спорт, бег. Еще чтение.

– Какая-то книжка за последнее время особенно захватила?

– Вот преодолел себя и дожал «Искусство войны» Сунь-Цзы. Трактат, который написан тысячи лет назад. Очень многое можно перенести и на сегодняшнюю жизнь – хотя кажется, что повествование о военном искусстве. Очень рекомендую! Могу привести особенно запомнившуюся мысль: любое сражение выигрывается или проигрывается еще до его начала.

Юрий Голышак

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *