Фрэнсис тиафо теннис

Свадьба

Венчание Френсис Ши и Реджи Крэя состоялось в 19 апреля 1965 года, в церкви святого Джеймса на Бетнал-Грин-роуд. Отец Хазерингтон от всей души поздравлял Реджи и Френсис.

Никогда до этого Ист-Энд не видел такого количества звезд мировой величины. Джуди Гарленд царственно поздравляла невесту, Барбара Виндзор хохотала над немного топорными шутками Ронни. На Френсис было платье невероятной красоты. Девушка испуганно взирала на толпу незнакомых ей людей и искала глазами родных и близких. Френки крутился возле Реджи. Он был искренне рад за строптивую сестру, а вот родители девушки поначалу даже идти в церковь не хотели. Чем больше они узнавали Реджи, тем меньше он им нравился. Недавний арест стал решающим доказательством того, что он плохой человек. За внешним лоском и обаянием скрывался злой и жестокий человек, которого боялся весь Лондон. Во всяком случае, они считали именно так.

Мрачнее Френсис в тот день был только один человек. Ронни Крэй. Он с отвращением взирал на эти толпы разодетых и пугающе ярко накрашенных женщин. Одна из них отобрала у него брата.

– Ну что, ты теперь видишь, как глупо смотришься рядом с нашими друзьями? – как ни в чем не бывало поинтересовался он. Сил возражать у девушки не нашлось. Да и смысла в этом тоже не было. Они с Ронни искренне ненавидели друг друга. Девушка поначалу пыталась вежливо скрывать свое отношение к брату возлюбленного, но постепенно неприязнь стало очень трудно скрывать. Им обоим. Реджи не хотел замечать очевидного, ну а Ронни и Френсис, как могли, все-таки старались поддерживать иллюзии Крэя.

Когда Ронни в очередной раз сказал ей гадость, в которой была ловко замаскирована угроза, девушка не выдержала и выставила Реджи ультиматум. Свадьба будет только в том случае, если его брат даже не приблизиться к месту торжества. Реджи так и не удалось уговорить Френсис изменить свое решение. Вайолетт и Донни, жена Чарли, помогли ему в этом. Они убедили девушку в том, что венчание – это просто очень утомительный и нервный день, который рано или поздно закончится. Зато потом они с Реджи возьмутся за руки и пойдут по долгой дороге жизни. Причем никакого горя на этой тропинке не будет, только веселье, вечеринки, путешествия и наряды. Ведь она не за кого-нибудь замуж выходит, а за самого Реджи Крэя.

Жених в тот день выглядел самым счастливым человеком на земле. В окружении звезд, шампанского и роскоши он чувствовал себя в своей тарелке. Его любимая девушка с очаровательно-невинным взглядом, обрамленным неестественно пушистыми ресницами, действительно была сегодня самой красивой. Что еще важнее, теперь она официально принадлежала только ему. Он понимал, что встретил ее, когда та была совсем ребенком. Она тогда еще не знала, что никто не будет любить ее так, как он. Это просто невозможно. Ему пришлось доказывать это целых пять лет.

Дэвид Бэйли сновал между гостями, пытаясь заснять каждое мгновение этой свадьбы. Самый модный в то время фотограф обрел свою первую популярность благодаря своим драматичным портретным снимкам звезд, среди которых были «Битлз», Твигги и Катрин Денев. На последней он, кстати, недавно женился, но актриса не смогла приехать на свадьбу братьев Крэй, так как была занята на съемках в очередном фильме. Бэйли познакомился с близнецами на одном из мероприятий в клубе «Кентукки». С Реджи он моментально нашел общий язык и счел за честь стать свадебным фотографом главного гангстера Великобритании.

На фотографиях Бэйли, сделанных в тот день, все выглядели счастливыми, и только лицо Ронни неизменно кривилось, выражая отвращение к происходящему. Он совершенно не понимал, как брат мог поступить так с ним и с Фирмой. Запрет на женщин продолжал действовать. Никто из его армии не смел жениться, пока он входил в число поверенных Ронни. Женщины, по его мнению, всегда все портили. Этот запрет нарушил его собственный брат, да еще и в такой момент.

Имя братьев Крэй вышло на мировую арену. Их знали абсолютно все. И если в Ист-Энде все знали, что Крэи люди более чем сложные, а главное – непредсказуемые, то за пределами восточной части города о Крэях знали только одно – они знаменитые гангстеры, проворачивающие миллионные сделки. Они всегда умели создавать нужное впечатление. Благодаря этому качеству к ним вскоре обратились представители американской мафии (итало-американской, если точнее). Пяти семьям Нью-Йорка требовался способ, способный легализовать хотя бы часть их доходов. Нужно было вывозить деньги за рубеж, ну и зарабатывать, конечно. Схема «длинной фирмы», придуманная Реджи и Лесли Пейном, приобрела совсем иной размах. Как раз перед началом этого глупого преследования полиции Реджи был занят аферой с канадскими облигациями. Из-за ареста они упустили просто немыслимое количество денег.

Вдобавок к этому Ричардсоны и Ватни, ставшие к тому моменту достаточно хорошо организованными группировками, то и дело пытались отобрать у Крэев подконтрольные им бары и клубы. Они бесчинствовали, хамили и устраивали драки. Их нужно было успокоить, но вместо этого брат предпочитал раздавать интервью и играть свадьбы.

Ронни умирал от скуки. В прямом смысле этого слова. У него не было возможности руководить войной, и он пил все больше джина. Крэй продолжал пить лекарства и регулярно посещать психиатра, но врач неспособен был изменить образ жизни Крэя. Замешанные на алкоголе, скуке и ненависти к Френсис препараты давали сомнительный результат. Он потерял своего брата, часть себя самого, свое отражение. Он безостановочно терял время. Аттила за его спиной говорил лишь одно: он рожден стать великим правителем, но у него слишком мало для этого времени. Ронни бредил Африкой. Он хотел поехать в Конго. Узнал о том, что там есть несметные сокровища, которые нужно просто научиться добывать. Он чувствовал родство с людьми этой южной страны. Вернее, с обществом людей-леопардов. Их обычаи казались ему самыми верными и удивительно красивыми.

Остановить Ронни способен был только его брат-близнец, а он вместе с Френсис отправился в свадебное путешествие. Они отправились в Афины. Реджи обещал жене, что они останутся жить там, где она захочет. Доходов Фирмы вполне могло хватить на несколько жизней.

Реджи добивался своей принцессы долгие пять лет. Ему была отвратительна сама мысль о том, что с ней можно обходиться точно так же, как с обычными девушками. Для близости есть совсем другие женщины, а Френсис нужно только оберегать, наряжать и делать ее счастливой.

Естественно, Френсис такого отношения к себе не поняла. Они начали ссориться. Однажды Реджи ушел, хлопнув дверью, и отправился на поиски приключений в местный бар. Там ему повстречалась веселая и немного сумасшедшая девушка, с которой он провел ночь. Затем еще одну.

Счастливой невесте быстро доложили о том, как проводит свободное время ее муж. Они решили уехать ил Афин. Город, поначалу казавшийся райской обителью, стал вызывать отвращение. Пара отправилась в путешествие по Европе, а затем они полетели в Танжер. Здесь они провели несколько совершенно счастливых недель. Они гостили у Билли Хилла. Здесь он слыл невероятным богачом. Его особняк в колониальном стиле стал достопримечательностью.

Целыми днями Реджи и Френсис проводили на пляже, а вечерами отправлялись на долгие прогулки по городу. Прославленный романами Пола Боулза город воссоединил их. Они твердо решили купить здесь особняк по соседству с Билли Хиллом и зажить жизнью обычных гангстеров на пенсии. Реджи к тому моменту едва исполнилось тридцать, но он уже очень устал. Здесь, в пыльном и солнечном Танжере, ему стало очевидно, что он слишком устал от… жизни. От своей прежней жизни. Все, что было до Танжера, казалось ему каким-то очень пасмурным и мрачным. Сейчас наконец наступил яркий и солнечный марокканский день, и возвращаться назад ему казалось абсурдным.

Ему не хватало здесь Ронни и Вайолетт. Вряд ли было бы возможно перевезти их в Танжер. Уговорить Френсис вернуться тоже казалось немыслимым. Он обязан делать ее счастливой, а как это возможно в Лондоне, который, по ее словам, она ненавидела?

Вскоре им стало скучно. Френсис заскучала по своей семье, а Реджи по своей. И, как бы они ни сопротивлялись, они заскучали по туманному Лондону. Марокканское солнце теперь стало казаться чересчур ярким.

Девушке уже исполнилось двадцать один, и она прекрасно понимала, что ее больше никто не полюбит так, как Реджи. Просто потому, что Реджи никогда не отпустит от себя свое сокровище. В один миг окружающая ее роскошь превратилась в золотую клетку. Внутри которой находилась птица, которая должна была ее разорвать. По велению законов природы. Ронни. Он угрожал и пугал девушку. Очень долго Реджи умолял выйти за него замуж. Френсис не устояла и приняла предложение, наплевав на угрозы. Замкнутый круг.

Вернувшись в Лондон, Реджи тут же подыскал им квартиру в Вест-Энде. Апартаменты выглядели невероятно роскошно. Френсис была счастлива. Она не могла поверить, что теперь ее соседями будут политики и бизнесмены. Ее очень огорчало, что пришлось приостановить учебу, но теперь она видела, ради чего ей пришлось пойти на такие жертвы.

Реджи решил организовать званый вечер по случаю их приезда из затянувшегося свадебного месяца. Френсис пригласила своих родных и стала с наслаждением разбирать купленные накануне наряды. Наутро перед приемом девушка проснулась в радостном предвкушении. Реджи рядом не оказалось. Девушка побрела на кухню и увидела там Ронни. Он как ни в чем не бывало сидел в их гостиной. Одет он был в домашний халат, а в руках был неизменный бокал джина. Ронни все еще был похож на брата, но сейчас уже никто больше не путал близнецов. Муж Френсис продолжал следить за собой, всегда одевался по последней моде и всегда улыбался. Ронни казался его отражением в кривом зеркале. Алкоголь и наркотики сделали его фигуру грузной, взгляд вечно блуждал по комнате. Он стал носить очки, отчего поначалу его легко можно было принять за немного странного профессора какого-нибудь университета.

– Что ты тут делаешь? – возмутилась девушка.

– Живу, – пожал плечами он, – Мои апартаменты этажом выше, – пояснил он и вперился в нее взглядом.

Он стал нести какую-то чушь о том, что «знает все». Ее подослали. Она причастна к какой-то секретной организации, которая послала Френсис с миссией убить их с братом. Или посадить. Ронни не позволит этому случиться и обязательно убьет девушку. Потому что он не человек, а леопард и должен защитить брата.

Все это вполне можно было пропустить мимо ушей, если бы Ронни не достал вдруг из кармана халата пугающего вида нож с зазубренным лезвием.

Такие визиты стали повторяться чуть ли не ежедневно. Она кричала, что не желает видеть Ронни в их с Реджи квартире, но эффекта эти скандалы не имели. Вайолетт стала свидетельницей пары таких тирад. Она сочла необходимым рассказать девушке о том, что та теперь должна следовать интересам мужа, а Реджи и Ронни навсегда связаны. Девушка понимала, что Ронни – неотъемлемая часть жизни ее мужа, а значит, теперь часть и ее жизни. Вот только они были взаиморазрушающими элементами конструктора. Ронни убивало присутствие женщины в жизни брата, а Френсис убивал бесконечный страх, от которого даже невозможно было отвлечься.

Все вокруг твердили Ронни о его шизофрении, но он-то понимал, что виной всему таблетки, которые ему прописали. Ему стало казаться, что эти лекарства убивают его. Чтобы подтвердить свои догадки, нужно было на ком-нибудь их опробовать. Кандидатура была только одна – Френсис. Вот уж кого не жалко.

Девушка пила витамины и какие-то антидепрессанты, прописанные ей психологом. Вместо них Ронни подкидывал ей свои лекарства. Улучшению состояния обоих это не поспособствовало.

Однажды девушка проснулась и чуть приподнялась на кровати. Рядом лежал любимый муж. Она сказала ему что-то, и тот кивнул. После чего он повернулся, и Френсис завизжала. На кровати рядом с ней лежал Ронни. В руках он крутил нож, имитирующий коготь леопарда.

В комнату ворвался Реджи и остолбенел от ужаса. Ронни объяснил, что зашел в гости и немного устал, поэтому решил прилечь. Он искренне не понимал, что это все так переполошились. Реджи поверил. Что еще ему оставалось?

– Мы переедем в Танжер, – пообещал он Френсис вечером того дня. Девушке оставалось только одно: ждать. Либо того, что ее, в конце концов, все-таки убьет Ронни, либо переезда в Танжер. Френсис никогда не отличалась глупостью и понимала, что первый вариант намного вероятнее. Может, он и не так уж плох…

Реджи настаивал на том, чтобы жена сопровождала его на всех светских мероприятиях, но Френсис чувствовала себя чужой в окружении этих странных, а зачастую не менее сумасшедших, чем Ронни, звезд. Впрочем, альтернативы у нее просто не было. Реджи пришел в ужас, когда услышал, что его жена хочет работать. Он столько сил положил на то, чтобы выбраться из Ист-Энда, где женщины вынуждены были работать по двенадцать часов в день. Его мать и любимая тетя Роззи прожили очень тяжелую жизнь, в которой не было места развлечениям, а его жена добровольно хотела подписаться на такое. Он запретил ей думать о поисках работы и учебы.

Тогда Френсис решила пойти учиться вождению. Реджи поддержал ее в этом. Более того, на следующий же день он преподнес ей шикарный подарок: красный кабриолет, перевязанный огромной лентой из атласа.

Девушка начала посещать уроки вождения. Один из членов Фирмы, Тедди Смит, стал помогать девушке осваивать азы вождения. Он стал единственным другом девушки. Немного сумасшедший и жестокий Тедди вел себя с Френсис слишком галантно.

Однажды Реджи стал свидетелем того, как красный кабриолет остановился возле их дома, но Френсис не спешила выходить из него. Реджи моментально спустился вниз и обнаружил, что его жена и Тедди о чем-то увлеченно болтают.

Об уроках вождения можно было забыть. Реджи понимал, что Френсис не хватает мужского внимания, но не мог справиться с собой. Жена стала искать общения на стороне, а он не мог допустить такого. Реджи слишком любил ее.

Единственной звездой, с которой девушка подружилась, стала Джуди Гарленд. Бывшая возлюбленная Реджи. Эта странная женщина пришла однажды к Вайолетт на ужин. Собрались все родственники Крэев. На прощание Джуди бросила грустный взгляд на Реджи:

– Как жаль, что ты женат. Моя дочь Лайза тебе бы понравилась.

Все дружно рассмеялись. Джуди нервно дернула плечиком и закрыла за собой дверь.

Она подружилась с Френсис. Они стали часто обедать в одной из модных кофеен, после чего иногда вместе приходили в «Сохо». Гарленд частенько выступала в этом клубе, который с недавнего времени тоже принадлежал Реджи Крэю.

Френсис становилась все более мрачной и замкнутой. Она практически перестала общаться с родителями. В те редкие их встречи она могла вдруг ни с того ни с сего заплакать, затем заорать и устроить дикий скандал. Впрочем, большую часть времени она просто смотрела в потолок и ждала того момента, когда наконец закончится этот ад. Но он продолжался.

Она чувствовала себя лишней на вечеринках, которые устраивал Реджи. Ее платья вечно удостаивались самой жестокой критики, а манеры изучали под микроскопом. Девушка опускала плечи и старалась не шевелиться, потому что каждый раз, когда она делала хоть малейшее движение, что-нибудь разбивалось, каждый раз, когда она говорила, люди разражались дикими смехом. Она так боялась быть смешной, что неизменно становилась объектом насмешек. Реджи не понимал, в чем дело. Его Френсис всегда была самой красивой на любой вечеринке, как этого можно было не понимать?

Крэй всегда знал, насколько важно уметь правильно одеваться и правильно выглядеть. Поэтому он стал лично покупать и заказывать для Френсис лучшие наряды. Он делал так и раньше, но теперь он настаивал на том, чтобы жена надевала только те вещи, которые специально подготовили для выхода.

И вот настал день выхода. Реджи проследил, чтобы жена сделала прическу у лучшего парикмахера, вечерний макияж и красивый маникюр. Настоял на том, чтобы Френсис надела тщательно отобранное им платье, и попросил поменьше говорить. В этом не было злости или презрения, он искренне желал доказать всем, что его жена самая красивая. И она действительно была ослепительна.

– Отлично выглядишь. Деревенский стиль, это для тебя, – заметил кто-то из гостей. Все снисходительно заулыбались. В этот день насмешек было намного больше, чем обычно. Ведь никому не было дела до того, в чем пришла Френсис. Всем хотелось кого-нибудь пообсуждать и над кем-нибудь посмеяться. Если Френсис раньше так удачно выполняла эту роль, почему ей и не продолжить в том же духе?

Девушка вдруг объявила о том, что собирается недельку пожить у родителей.

Реджи не посмел поспорить с этим решением. Френсис вернулась домой. Родители были в ужасе от состояния девушки. Реджи ежедневно приезжал в Ист-Энд и искал способ помириться с женой. Родители девушки либо не пускали его, либо говорили, что Френсис сейчас подойдет, но забывали сообщить девушке о том, что ее ждут.

Через несколько дней на лице девушки появилось решительное выражение. Она вдруг поняла, что теперь у нее есть только один выход. Она способна сделать только один самостоятельный шаг. Впрочем, эта траектория уже давно была просчитана. Френсис понимала: либо это сделает она, либо ей поможет в этом Ронни.

Отец Френсис вернулся домой чуть пораньше. Войдя домой, он почувствовал, что что-то не так. Он позвал Френсис, но та не ответила. Дверь на кухню оказалась заперта. Мужчине пришлось сбить замки. Увиденное привело его в ужас. Девушка открыла вентиль газа и закрыла все окна. Она лежала на кушетке уже без сознания.

Ее успели спасти. Реджи тут же примчался в больницу, но семья Ши категорически отказывалась его пускать. Реджи был уверен в том, что это они довели ее до этого состояния. Родители девушки считали, что во всем виновен Реджи.

Реджи все-таки удалось добиться встречи с женой. Он пытался убедить девушку в том, что они скоро вновь станут счастливыми, нужно только немного подождать. Френсис это больше не волновало. На ее лице застыло безучастное и покорное выражение. Реджи понял, что самостоятельно не справится со всем этим. Девушке требовалась помощь врача. На следующий день в ее палату вошел знакомый Френсис человек. Психиатр Ронни Крэя очень долго разговаривал с девушкой. Реджи ждал за дверью. Ему начало казаться, что все вокруг него постепенно сходят с ума.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Всегда одетая, словно кинозвезда и сияющая Фрэнсис Ши, выглядела как настоящая подружка гангстера, но, не смотря на это, людям она запомнилась, как робкая жертва, которая была вынуждена покончить с собой от безысходности, бессилия и невозможности бегства от собственного мужа – Реджи Крэя. Однако, по словам ее племянницы и полной тезки — Фрэнсис Ши, Фрэни (так мы теперь будем называть жену Реджи, дабы не было путаницы), была далеко не робкой девушкой и вполне могла затмить собой Джуди Гарленд и Барбару Виндзор, когда те заходили в ночной клуб близнецов.

«Я хочу, чтобы люди улыбались, а не плакали, когда они вспоминают Фрэни. Она была жизнерадостной и соблазнительной, а не тощей, потрепанной девушкой, которую мы видели на экране. Она была настоящим диким ребенком. Когда она спрыгнула с самолета в Испании, первое, что она попросила ей достать, был — гашиш. Это была наша Фрэни» — вот как отреагировала разгневанная племянница на изображение Фрэнсис Ши в фильме «Легенда».

Воспоминания племянницы Фрэнсис Ши

Прежде чем покончить с собой, Фрэни оставила записку, в которой гласилось, что она хочет, чтобы на ее надгробном камне была выбита девичья фамилия – Ши. Реджи был против этого и приложил все усилия, чтобы ее похоронили под фамилией Крэй на их родовом участке Чинфордского (Чинфорд-Маунт) кладбища.

Выступая накануне выхода фильма «Легенда», Фрэнсис сказала, что ей было всего четыре года, когда ее психически больная тетя покончила жизнь самоубийством.

Сейчас Фрэнсис 55 и вот как она вспоминает события того вечера:

«В ночь перед смертью Фрэни сидела, разглядывая праздничные брошюры и каталоги вместе с Реджи. Она всегда говорила, что никогда бы не посмела поступить так с собой в моём присутствии. Поэтому она выбрала ночь, когда я оставалась ночевать у друзей семьи. Перед уходом я поцеловала Фрэни и Реджи, больше никого из них я так и не увидела.

Я чувствовала себя виноватой в этом в течение долгого времени, потому что меня там не было. Она взяла таблетки, выключила прикроватную лампу и легла, чтобы умереть в своей постели».

Взаимоотношения пары всегда удивляли экспертов и биографов, изучавших жизнь близнецов Крэй. В 2014 году дневники Фрэни уходят с молотка и часть подробностей их личной жизни с Реджи начинают просачиваться в прессу. В частности там хорошо описано как к ним частенько заходил Ронни и щеголял по квартире в одном нижнем белье, и как «всегда пьяный» Реджи спал с целым арсеналом. Нож, нож для рубки мяса, меч(!) – всё это можно было обнаружить в их спальне. В какой-то момент Реджи стал ставить у кровати ружье и держать под подушкой выкидной нож. Он часто говорил Фрэни «заткнись» и угрожал физически, но при этом в дневниках встречается достаточное количество записей, характеризующих его как крайне положительного человека. Похоже, что Реджи Крэй был настоящим доктором Джекиллом и Мистером Хайдом в семейной жизни.

Реджи — гомосексуалист

Кроме этого Фрэни подозревала, что Реджи — гей, ссылаясь на него как на «bacon-bonce», что у кокни рифмуется и имеет значение «nonce» — сленговое обозначение для педофилов и извращенцев.

Но Фрэнсис настаивает на том, что эти вырванные из общего контекста фразы и выдержки рисуют нам ложную картину их брака. Она утверждает, что остальные дневники и письма Фрэни показывают, что пара любила друг друга, несмотря на взлеты и падения.

Фрэнсис говорит:

«Я читала дневники Фрэни, и я знаю, что она была счастлива. У них были свои проблемы, и к концу всё стало совсем плохо. Она писала об этом, но она любила Реджи.

Однажды я лежала в постели с Фрэни, и она читала мне отрывок из сказки братьев Гримм. Реджи подошел к двери, и она бросила книгу через всю комнату и крикнула: «Убирайся отсюда, му##ла».

Он выскочил из двери и ушел. Он больше не подходил к ней в тот вечер. Фрэни рассмеялась, взяла книгу, и мы продолжили чтение. Я никогда не считала Реджи какой-то угрозой. Сейчас я пытаюсь сохранить каждую счастливую частичку воспоминаний о них».

Фрэнсис не оспаривает подозрения о том, что Реджи был геем, как его брат Ронни. В своих подозрениях она ссылается на истории, которые слышала от брата Фрэни — Фрэнка Ши и своего отца, который тоже работал на «фирму».

«Я не знаю, что происходило в сердце у Реджи, но мой папа был действительно хорошим парнем», — говорит она.
«Он был ныряльщиком и дайвером, он всем нравился. Так что Реджи мог быть влюблен в него. Я допускаю».

Но Фрэнсис с гневом встречает претензии Фредди Формана — старого силовика из «фирмы», что Реджи и Фрэни никогда не имели интимных отношений.

Она говорит: «Откуда он знает, что происходило в спальне? Единственным способом узнать это было только – лежать под одеялом между ними, когда Фрэни и Реджи оставались одни, а такого точно не было!

Люди много лет едут на костях моей семьи, продавая свои истории. Я читала дневники, и я знаю, что действительно было, но я думаю, что некоторые вещи должны оставаться тайнами личной жизни».

Личная жизнь Ронни

В своей книге «My Story» и комментариях писателю Робину МакГиббону Ронни утверждает: «Я бисексуал, а не гей. Бисексуал!». В 1960-х годах Ронни планировал жениться на женщине по имени Моника, с которой он встречался почти три года. Он называл ее «самой красивой женщиной, которую он когда-либо видел». Об этом говорится в книге Реджи «Born Fighter».

Ронни был арестован еще до того, как он успел жениться на Монике, и хотя она вышла замуж за бывшего друга Ронни, с мая по декабрь 1968 года, когда он был заключен в тюрьму, ей было отправлено 59 писем. У Ронни все еще были чувства к ней. Он называл ее «мой маленький ангел» и «моя маленькая кукла». У нее также оставались чувства к Ронни. Эти письма были выставлены на аукцион в 2010 году.

Письмо, отправленное из тюрьмы в 1968 году, от Ронни для его матери Вайолет также имеет ссылку на Монику; «Если они позволят мне увидеть Монику и посадят меня рядом с Реджи, я не смогу больше ни о чем просить».

Впоследствии Ронни женился дважды: первый раз — на Элейн Милденер в 1985 году в часовне Бродмур. Супруги развелись в 1989 году, после чего его второй супругой стала Кейт Ховард, с которой он развелся в 1994 году. В интервью с автором Джоном Пирсоном Ронни указал, что он отождествлял себя с английским генералом 19-го века Чарльзом Джорджем Гордоном: «Гордон был таким же, как я, гомосексуалистом, и он встретил свою смерть как мужчина. Когда придет моё время, я надеюсь уйти также».

Британский телевизионный документальный фильм «The Gangster and Pervert Peer» (2009) рассказал, что Ронни Крэй участвовал в изнасилованиях мужчин. Программа также детально разобрала его отношения с лордом Бутби.

Конечно же, со временем история о близнецах обросла всякого рода мифами и легендами, отчасти благодаря людям, которые жаждали нажиться на славе братьев. Среди этого всего можно с легкостью отыскать истории, в которых Ронни и Реджи фигурировали, как некие Робины Гуды, и что при них в Ист-Энде было лучше, чем без них. Они помогали бедным, поколачивали всех плохих и обнимали всех хороших.

Общая информация

Фрэнсис родился 20 января 1998 года вместе со своим братом-близнецом Франклином в штате Мэриленд, США, в семье Франсиса-старшего (отец) и Альфины Тиафо (урожденная Камара), иммигрантами из Сьерра-Леоне. Его отец эмигрировал в Соединенные Штаты в 1993 году, в то время как его мать переехала позже в 1996 году, чтобы избежать гражданской войны в их родной стране. В 1999 году отец начал работать дневным рабочим в строительной бригаде, которая строила Центр чемпионов по теннису (JTCC) в колледж-парке, штат Мэриленд. Когда объект был завершен, он был нанят в качестве работника в этот Центр. Фрэнсис и Франклин воспользовались уникальной жизненной ситуацией, чтобы начать регулярно играть в теннис с 4-х лет.

Когда Фрэнсис и его брату было 5 лет, их отец сумел договориться об обучении в JTCC, минуя обычный отбор. В возрасте 8 лет Миша Кузнецов начал тренировать Фрэнсиса в центре, проявляя к нему как к игроку большой интерес, увидев в нём трудовую этику и влечение к спорту. Кузнецов помог и со спонсором для Тиафо. Он продолжал тренировать Фрэнсис в течение девяти лет, пока Тиафо не переехал в Национальный Учебный центр в штат Флорида, чтобы тренироваться с более опытными тренерами.

Брат Франклин играл в теннис в католической средней школе Демата и в настоящее время играет в теннис в колледже в университете Солсбери в Мэриленде.

Стиль игры

Как и многие из его известных американских теннисных современников, таких как Джек Сок и Сэм Куэрри, Тиафо играет в агрессивную наступательную игру, которая опирается на мощной подачи и мощный удар от руки. Его рост 188 см. позволяет ему подавать подачу со скоростью 170-180 км/ч. После встречи с ним на Открытом чемпионате США по теннису в 2016 году Джон Иснер заметил, что первая подача Тиафо одна из лучших в мире, может только уступает Новаку Джоковичу. Самый уникальный удар для него — его удар справа, который очень тяжёл для приёма и управляется необычным движением руки. Его удар слева также является солидным, особенно при приёме с подачи.

Спортивная карьера

Этот раздел должен быть полностью переписан. На странице обсуждения могут быть пояснения.

Тиафо дебютировал в основном розыгрыше ATP в возрасте 16 лет после того, как получил уайлд-кард на домашний турнир в Вашингтоне. Он уступил Евгению Донскому в своем первом матче. На Открытом чемпионате США 2014 года, в парном турнире, Тиафо получил Уайлд-кард в основную сетку турнира и сыграл вместе с Майклом Ммо. Два подростка одержали свою первую победу в карьере на уровне ATP, в первом раунде, победив ветеранов Виктора Эстрелья Бургоса и Теймураза Габашвили. В марте 2015 года, Тиафо оформил свой первый профессиональный титул, победив во фьючерсе на турнире ITF в Бейкерсфилде.

В Уинстон-Сейлеме в августе 2015 года, Тиафо вошел в основную сетку из квалификации и выиграл первый матч уровня АТР-тура, обыграв Джеймса Дакворта в тай-брейке третьего сета. Затем Тиафо дебютировал на Открытом чемпионате США. В первом круге проиграл Виктору Троицкому из Сербии, 22-му сеянному на турнире. После Открытого чемпионата США, Тиафо продолжил свой успех на турнирах Challenger и достиг второй финал в Ноксвилл, проиграв Дэну Эвансу. Движимый своим успехом на уровне турниров Челленджер, Тиафо поднялся на конец года в рейтинге на 176 позицию.

Тиафо был представлен Уайлд-кард на Открытый чемпионат США 2016, где он в первом круге столкнулся с американским ветераном Джоном Изнером, и выиграл первые два сета, но в конечном итоге проиграл матч в пятом сете на тай-брейке.

На Открытом чемпионате Австралии 2017 года, Фрэнсис начал год, достигнув главной сетки турнира через квалификацию в первый раз, а затем побеждает в первом круге Михаила Кукушкина из Казахстана.

Начало 2017 года для американского теннисиста было очень впечатляющим, он смог подняться в рейтинге до 65 места в мире.

Тиафо приобрел большую известность после того, как сыграл с Роджером Федерером пять сетов в его первом матче на стадионе Артура Эша на Открытом чемпионате США по теннису 2017 года.

Сезон 2018 года

На турнире в Делрей-Бич, в конце февраля, Фрэнсис сумел выиграть первый свой титул на турнирах ATP-тура. В финале он переиграл немецкого теннисиста Петр Гоёвчика. По ходу турнира выбил из борьбы за титул австралийца Мэттью Эбдена, аргентинца Хуана Мартина Дель Потро, корейское дарование Чона Хёна и канадца Дениса Шаповалова.

В марте на турнире в Майами дошёл о 1/8 финала, где уступил Кевину Андерсону.

В мае дошёл до финала турнира в Эшторил (Португалия), в котором уступил хозяину турнира Жуану Соузе.

На Уимблдоне 2018 в третьем круге проиграл россиянину Карену Хачанову.

На US Open во втором круге был выбит из турнира Алексом Де Минауром.

Сезон 2019 года

На Открытом чемпионате Австралии по теннису Фрэнсис совершил прорыв дойдя до четвертьфинала турнира, в котором уступил второй ракетке мира Рафаэлю Надалю в трёх сетах. По ходу состязаний на кортах Мельбурна Тиафо выбил из борьбы Кевина Андерсона, Андреаса Сеппи, Григора Димитрова. После этого было несколько поражений в первых же раундах на разных турнирах и только в марте на турнире в Майами (США) он дошёл до четвертьфинала, но проиграл канадцу Денису Шаповалову.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *