Кубок канады 84

LiveInternetLiveInternet

дедушка_Потап все записи автора

В своей «Автобиографии» Уэйн Гретцки назвал Кубок Канады 1987 года «Холодной войной». Столь громкое название для одной из глав своей книги он выбрал не случайно. Именно этот турнир, по мнению большинства специалистов, положил конец «Великому противостоянию» — то есть практически автономному существованию североамериканской и советской хоккейных школ. Ведь именно после Кубка Канады-87, состоявшегося годом ранее, чем было первоначально запланировано (иначе он совпадал бы по срокам с сеульской Олимпиадой), началось активное слияние двух когда-то диаметрально противоположных хоккейных стилей. Кубок Канады-87 заслуживает отдельного рассказа и потому, что по накалу борьбы этот турнир не знал и до сих пор не знает равных в истории хоккея.
ГРЕТЦКИ ХОТЕЛ СТАТЬ «ОТКАЗНИКОМ»
Согласно регламенту Кубка Канады, в официальной заявке каждой команды должно было значиться 23 игрока. И наиболее серьезные трудности с комплектованием состава, что удивительно, испытали те же сборные, которые столкнулись с проблемой «отказников» сегодня. Так, у шведов турнир проигнорировали сразу пять НХЛовцев — Томас Сандстрем, Ян Эрикссон, Патрик Сундстрем, Томас Стин и Пелле Эклунд. Наставнику «Тре Крунур» Томми Сандлунду не оставалось ничего, кроме как сыпать обвинениями в адрес меркантильных и не понимающих значения слов «национальный престиж» генеральных менеджеров клубов.
Впрочем, в стане хозяев Кубка ситуация была не менее сложной. На первый тренировочный сбор, который начался в середине августа, наставник «Кленовых Листьев» Майк Кинэн (в то время «Железный Майк» муштровал «Филадельфию», дошедшую с ним до финала Кубка Стэнли и уступившую только великому «Эдмонтону» Гретцки) пригласил 35 хоккеистов. Причем едва ли не каждому он умудрился дать твердые гарантии попадания в основной состав. Так что те, кому в итоге был дан от ворот поворот — Эл Макиннис, Брэд Маккримон, Роб Рэмэдж, Дуг Лидстер, Тони Таити, Стив Айзерман, Патрик Руа, Дино Сиссарелли, Кэм Нили, — поливали Кинэна в прессе разве что не отборной бранью. Что же касается канадских «отказников», то их было четверо. Но если знаменитый Лэрри Робинсон попросту заявил, что не собирается излишне утруждать себя в преддверии, возможно, своего последнего сезона в лиге, то Дугу Уилсону, Полу Рейнхарту и Кевину Лоу принять участие в Кубке помешали травмы.
Однако всем этим потерям журналисты не уделяли особого внимания. В то время взор всей Канады был обращен в сторону Эдмонтона, где в семейном кругу Уэйн Гретцки — надежда страны — решал, а стоит ли ему ради Кубка рисковать здоровьем. Да, да — Гретцки действительно поначалу собирался последовать примеру Робинсона и проигнорировать интересы нации. За полтора месяца до сборов он твердо сказал Кинэну, что тот может на него не рассчитывать.
В своей «Автобиографии» Гретцки пишет, что после долгого сезона чувствовал себя смертельно усталым и считал, что форму к началу Кубка Канады набрать не успеет. А краснеть от стыда Гретцки не любил никогда. Убедил его сыграть в турнире отец. «У нас с папой был долгий разговор, и мы посчитали, что я не имею права подводить свою сборную, — рассказывает хоккеист. — В общем, в последний момент я все-таки согласился».
Появление Гретцки в тренинг-кемпе «Кленовых Листьев» было встречено с восторгом. Никто не сказал ему ни слова упрека за минутную слабость.
В итоге состав канадцев, по общему мнению, получился довольно странным, что полностью соответствовало имиджу непонятного Кинэна. Нет, все главные звезды лиги, включая Гретцки, тогда еще молодого Марио Лемье, Бурка и Коффи, в нем, конечно, значились. Однако «Железный Майк» зачем-то призвал под знамена сборной и таких людей, о которых как о звездах ни до, ни после Кубка Канады никто не говорил. Это, например, защитники Норман Рошфор и Дуг Кроссмэн, или нападающий Кевин Дайнин. Сомнительными выглядели и кандидатуры вчерашнего новичка НХЛ Клода Лемье, Брайана Проппа, никому тогда не известного Дуга Гилмора, получившего в тренировочном лагере травму Глена Андерсона. Вопросов к Кинэну было предостаточно, но на все он отвечал примерно так: «В команде будут играть все лучшие на данный момент канадские хоккеисты. Это все, что я могу сказать».
Американцы, тоже обещавшие собрать всех сильнейших, недосчитались по разным причинам ряда лидеров. Очень некстати травмы получили Марк Хоу и Нил Бротен, а Дзйв Кристиан, Эл Айэфрэйти и Крэйг Ладвиг были заняты решением личных проблем. «Они просто-напросто не понимают, что речь идет об интересах страны», — гневно огрызался в их адрес наставник сборной США Боб Джонсон.
У чехов и финнов, которых из-за «дефицита» НХЛовцев заранее записали в аутсайдеры Кубка, трудностей с комплектованием состава было значительно меньше. То же касалось и сборной СССР. Наша команда подошла к Кубку во всеоружии, с двумя великолепными тройками нападающих, о которых в Америке говорили как о звеньях, способных творить чудеса. В большей степени это относилось к давно заслужившей в Америке почет и уважение тройке Кругов — Ларионов — Макаров, чуть в меньшей — ко второму звену. В нем Виктор Тихонов свел вместе опытных Андрея Хомутова и Вячеслава Быкова, а также молодого, но уже успевшего нашуметь во время матчей «Рандеву-87» Валерия Каменского.
В Америку советская сборная отправлялась за победой, имея на то все основания.
НЕУДАЧА В ПЕРВОМ МАТЧЕ — ЕЩЕ НЕ ТРАГЕДИЯ
Кубок начался с небольшой сенсации. Иначе ничью в матче открытия Канада — Чехия трудно назвать. Причем сам Кинэн после матча, завершившегося со счетом 4:4, признал, что очко его команде спас Грант Фюр. Голкипер «Эдмонтона» отразил в той встрече 32 броска, но и он был бессилен, когда Давид Волек в третьем периоде, выбрасывая шайбу из-за ворот, случайно попал ему в ногу. Так победа, которая по игре выглядела бы совсем не логичной, уплыла из рук канадцев. Кроме Фюра, в составе «Кленовых Листьев» выделить, по сути, было некого. Даже Гретцки и Лемье.
Гретцки вообще был чрезвычайно недоволен экспериментами Кинэна, который, по его словам, в атаке использовал в этом матче 18 различных сочетаний, ни разу не попробовав дать ему в партнеры Марио Лемье. В газетах после этого появилась информация, что два лидера канадцев, мол, недолюбливают друг друга и поэтому не хотят играть вместе. «Чушь, — отвечал Гретцки. — Лемье был бы для меня идеальным партнером. Но у нас все решает тренер».
Неудачно стартовала и наша сборная. Помощник Тихонова Игорь Дмитриев объяснил поражение от шведов — 3:5… быстрым первым голом, который уже на третьей минуте забил Каменский. «Ребята расслабились, сочтя дело сделанным, и поплатились за это», — прокомментировал Дмитриев то, что произошло позже.
В первом периоде шведские хоккеисты, завоевавшие за три месяца до этого в Вене титул чемпионов мира, забросили в ворота армейца Евгения Белошейкина три шайбы. Правда, во втором советская сборная, казалось, сумела переломить ход встречи и даже сравняла счет, но увы… Шведы продолжали играть строго от обороны, время от времени проводили контратаки, и эта тактика принесла им успех. Канадские газеты в один голос назвали выступление советской сборной в матче со скандинавами «главным пока разочарованием турнира».
Во втором туре «Кленовые Листья» со скрипом одолели финнов, а наши хоккеисты из Калгари, где их битва со шведами не вызвала особого интереса публики (матчи с участием европейских команд болельщики на Кубке Канады-87 посещали не очень охотно), отправились в маленький городок Реджайна. Там их ожидали самые принципиальные в те годы соперники — чехи.
Сборная Чехословакии, подобно «Тре Крунур», с первых же минут стала придерживаться испытанной тактики, которая неоднократно до этого приносила ей удачу. Доминику Гашеку, в тот год заявившему о себе как о голкипере экстракласса, помогала оберегать ворота вся пятерка полевых игроков.
Держались чехи до 16-й минуты, когда неожиданный кистевой бросок Владимира Крутова застал Гашека врасплох. А незадолго до конца периода динамовец Александр Семак с неудобной руки поднял шайбу над плечом голкипера соперников, и вся хитро продуманная стратегия сборной ЧССР рухнула в одночасье.
В начале второго периода чехи, сломав традицию (а что им оставалось делать — ситуация была критической), пошли вперед. И едва не преуспели. Кто знает, что могло бы произойти в дальнейшем, если бы не Сергей Мыльников, заменивший в воротах советской команды Белошейкина. По крайней мере трижды — после бросков Долежала, Хрдины и Шейбы — он в немыслимых шпагатах доставал шайбу из углов. В итоге чехословацким хоккеистам так ни разу и не удалось переиграть челябинца, а наша команда, в свою очередь, провела еще две атаки, завершившиеся взятием ворот. Результат матча — 4:0 — внушал оптимизм.
В Галифаксе нам предстояло сразиться с фактически потерявшими все шансы на попадание в «четверку» — то есть, в полуфинал Кубка — финнами. И опять, как и в матче со шведами, плохую службу сборной СССР сослужило чересчур уж безоблачное начало. После того как в течение трех первых минут Каменский (к тому моменту его уже называли не иначе как суперзвездой) и Андрей Ломакин поразили ворота Кари Такко, который сегодня, пропустив несколько лет, вернулся в сборную Финляндии, показалось, что финнам разгрома не избежать. Однако, как потом сказал тот же Дмитриев, советские хоккеисты снова сочли дело сделанным и позволили себе превратить встречу в своеобразную тренировку перед более ответственными играми.
За пять минут до первого перерыва Сеппо сравнял счет — 3:3. Так что нашей команде пришлось приложить немало усилий, чтобы изменить ход игры. К счастью, запала у финнов хватило ненадолго, и во второй двадцатиминутке они выкинули белый флаг.
Матч СССР — Финляндия особого интереса в Канаде не вызвал. И это вполне понятно: одновременное ним в Гамильтоне проходила встреча Канада — США. Вот в здешнем дворце зрительский ажиотаж бил через край. Билеты продавались с рук по бешеной цене, но фанов это обстоятельство остановить не могло. Увидели же они хоккейный вариант «Ледового побоища».
«С такой жестокостью я не сталкивался ни разу в жизни», — говорил потом журналистам, сидя в раздевалке и вытирая кровь с воротника своего свитера капитан американцев Род Лэнгуэй. А кто-то из врачей сказал, что на две команды во время игры пришлось в общей сложности 30 наложенных швов! Для Кевина Дайнина, к примеру, этот матч вообще стал последним на турнире.
Нелегкая задача — обуздать вспыхивавшие ежеминутно страсти — выпала на долю финского рефери Кайслы. Он исправно раздавал штрафные минуты направо-налево, но остановить кровопролитие был не в силах. Особенно старались на ниве кулачных поединков Клод Лемье и Крис Нилан — канадский и американский «тафгаи». Лемье-младший, к слову, охранял своего однофамильца Марио, который, собственно, и решил судьбу встречи, сделав хет-трик. При этом две шайбы он забросил после передач Гретцки (Кинэн наконец понял, какая связка — по крайней мере при игре в большинстве — представляет наибольшую угрозу для соперников).
После поражения от канадцев спасти американцев, дав им шанс на выход в четвертьфинал, могла только победа в следующем матче. И Боб Джонсон пообещал болельщикам своей команды, что в Хартфорде они увидят повторение знаменитого «Миража на льду». Речь, конечно же, шла об Олимпиаде 1980 года, когда в финале американская сборная обыграла советских хоккеистов. Однако вместо «Миража» 15 тысяч зрителей, собравшихся на Civic Arena, увидели форменную экзекуцию, которой подвергла хоккеистов из США наша сборная.
Не помогла им и пресловутая «тактика запугивания», квинтэссенцией которой стал страшный удар клюшкой наотмашь в исполнении Гэри Сутера. Десять швов, украсившие лицо Ломакина, стоили защитнику «звездно-полосатых» всего-навсего пяти минут штрафа. Грубостью в тот день грешили все без исключения американцы — от «полицейского» Нилана до вратаря Баррассо, пырнувшего крюком своей клюшки на «пятачке» Андрея Хомутова. На грубость наши хоккеисты, явно превосходившие хозяев в технике, ответили заброшенными шайбами. Пяти за три периода оказалось достаточно, чтобы американцы покинули площадку под оглушительный свист трибун.
Заключительный матч предварительной части (Канада — СССР в Гамильтоне) в турнирном смысле не решал фактически ничего. Все полуфиналисты (выиграв свои последние встречи, шведы и чехи попали в «четверку») определились. Оставалось лишь выяснить, кто займет «символическое» первое место в групповом турнире. Но Гретцки перед матчем сказал, что он и его партнеры будут играть только на победу. «Это вопрос национального престижа», — слова лидера «Кленовых Листьев» не оставляли сомнения в том, что канадцы намерены во что бы то ни было одолеть советскую сборную. Об этом же свидетельствовал и тот факт, что Майк Кинэн не дал ведущим хоккеистам отдохнуть в этой встрече, даже — бессменному голкиперу Гранту Фюру, хотя многие полагали, что до финала (на всякий случаи) ему следует разок испытать и крепость нервов дублера — Рона Хекстолла.
Дебют матча получился для канадцев довольно оптимистичным. Бросок Андерсона с неудобной руки, заставший врасплох Белошейкина (он подменял в воротах Мыльникова), вывел их вперед. Но во втором периоде от воодушевления, охватившего болельщиков в Гамильтоне, не осталось и следа. Наши в течение семи минут провели в ворота Фюра три шайбы (две из них на счету динамовца Сергея Светлова), чем повергли в шок трибуны и подавляющее большинство соперников.
Не опустили руки, наверное, только лидеры канадцев. Рэй Бурк при помощи Гретцки еще во втором периоде сократил разрыв в счете до минимума. А в конце третьего Гретцки в несвойственном ему стиле — добив шайбу на «пятачке» — сделал результат идеальным для поддержания интриги. 3:3. «Я, честно говоря, не помню, как забил этот гол, — признался капитан «Кленовых Листьев» после игры. — В последние семь минут я попросту не понимал, что происходит. Знал лишь, что нужно отыгрываться… Помню только, как Кроссмэн пихнул шайбу по направлению к воротам, а я был рядом».
Что ж, канадцы в первом матче со сборной СССР не проиграли. Но и не победили.
ПОЛУФИНАЛЫ, В КОТОРЫХ ОБОШЛОСЬ БЕЗ СЮРПРИЗОВ
Сенсаций в обоих полуфиналах не произошло. Ждали неожиданностей в основном от первого из них, памятуя о стартовой победе шведов. Но на сей раз «Тре Крунур» ничего советской команде противопоставить не смогла.
Накануне матча, проходившего в Гамильтоне, Томми Сандлин высказал несколько весьма резких замечаний в адрес организаторов Кубка. По словам тренера шведов, они, организаторы, будто намеренно издевались над его сборной, изменив календарь (ссылаясь опять же на недостаток зрительского интереса), заставили ее за десять дней турнира побывать в пяти городах. «Мы совершенно измотаны переездами, — полностью согласился со своим наставником защитник Томас Юнссон. — Каждый день нам приходилось вставать в пять утра, чтобы лететь в другой город, и ложиться поздно ночью. Это было какое-то сумасшествие…»
Эту фразу он произнес в раздевалке через пять минут после того, как прозвучала финальная сирена, — будто оправдываясь за поражение. А сидевший в противоположном углу Нэслунд заметил: «Оправдания — удел неудачников. Мы проиграли, потому что сборная СССР сильнее».
Нэслунд был откровенен: едва ли не сразу после стартового вбрасывания шведы оказались под мощным прессом. 14 раз наши хоккеисты бросали в первой трети матча по воротам Пекки Линдмарка, и чудо, что цели из них достиг лишь один — Крутова. Во втором периоде точные выстрелы центрфорвардов двух сильнейших звеньев советской команды Игоря Ларионова и Вячеслава Быкова, по существу, превратили окончание игры в пустую формальность. Шведы, правда, успели огрызнуться голом с «пятачка» Йонаса Бергквиста, но было слишком поздно пытаться что-то изменить.
Единственной неприятностью для Виктора Тихонова была нелепая травма Светлова. В первой же смене наш нападающий на полной скорости врезался в борт и сломал руку. Хотя, с другой стороны, по ходу турнира потерь не удалось избежать практически никому из участников. Не стали исключением и канадцы, которые лишились помимо упоминавшегося Дайнина еще и Клода Лемье.
Сенсацией попахивало — пусть недолго — во втором полуфинале. На льду монреальского «Форума» чехи изрядно потрепали нервы «Кленовым Листьям», считавшимся явными фаворитами. Достаточно сказать, что после первого периода они вели — 2:0, и было непохоже, что это — итог счастливого для них стечения обстоятельств.
А развивались события следующим образом. В середине первого периода форвард чехов Игор Либа проскочил по своему левому флангу и бросил. Фюр шайбу отбил, но Либа подхватил ее в углу площадки и моментально переадресовал Душану Пашеку. Словак не промахнулся.
Пятью минутами позже Либа опять продемонстрировал отменную технику, «накрутив» у борта сразу нескольких соперников. Потом последовала откидка назад и щелчок подключившегося Ярослава Бенака. Фюр не в первый раз на Кубке ошибся при дальнем броске, и ситуация для канадцев стала поистине удручающей. «Мы даже предположить не могли, что все будет складываться для нас так печально, — говорил после игры нападающий «Кленовых Листьев» Дэйл Хаверчук. — Это было похоже на кошмарный сон, и слава Богу, что мы смогли вовремя проснуться «. Первым очнулся от спячки Марк Мессье. Отработав в начале второго периода удаление Гартнера, он с такой силой врезался в чешского защитника Мирослава Хоржаву, что тот перелетел через борт. А вскоре за Хоржавой последовала, образно выражаясь, вся чешская сборная.
Причем нокаутировали канадцы соперников в течение каких-то трех минут. Сначала Хаверчук сильнейшим броском оставил Гашека сторонним наблюдателем, а затем Марио Лемье выдал мини-шоу, дважды элегантно переиграв голкипера сборной Чехословакии. «Кленовые Листья» забросили и четвертую шайбу, но американский судья Майк Ноэт не заметил, что после щелчка Глена Андерсона она пересекла линию ворот. В третьем периоде Гретцки и Лемье с партнерами спокойно довели дело до логического завершения.
Так произошло то, чего не могло не произойти, — сборные Канады и СССР вышли в финал.
ТРИ РАЗА ПО 6:5. УВЫ, НЕ В ПОЛЬЗУ НАШИХ
Когда Кубок Канады-87 завершился, американские газеты назвали его «апогеем противостояния». Противостояния, которое началось за 15 лет до этого — в Суперсерии-72. Первый матч того канадско-советского сражения игрался в Монреале. Финал Кубка Канады тоже начинался в «Форуме», и различные издания ежедневно напоминали о том ударе, который нанесли в 1972 году канадцам их соперники. В тех заметках сквозила жажда мести. И основания надеяться на нее у них были: «Кленовые Листья», похоже, в конце концов — особенно это было заметно по двум последним периодам полуфинала — обрели лицо.
«Мы тогда, встречаясь с советскими хоккеистами, не испытывали недостатка в мотивации. Более того, порой воспринимали их как молчаливых, хладнокровных и безжалостных убийц, которые хотят отнять у нас Кубок, — Гретцки в «Автобиографии» позволяет себе высказывать самые откровенные мысли. — И мы знали, что ни за что не отдадим им трофей. Пусть даже нам придется умереть за него прямо на льду… К тому же мы чувствовали, что с каждой тренировкой у нас прибавляется уверенность в себе. Тяжело преодолев групповой турнир, мы стали КОМАНДОЙ».
Но первая игра финала превратилась для канадцев в сплошное разочарование. И это — несмотря на то, что начало для них получилось лучше некуда.
Меньше двух минут прошло с того момента, когда арбитр Дон Кохарски произвел вбрасывание в центральном круге, а трибуны «Форума» уже стоя рукоплескали своим любимцам. Рошфор, защитник в принципе неповоротливый и прямолинейный, врезался в Ломакина и, проявив нехарактерные чудеса эквилибристики, устоял на ногах. Затем игрок «Квебека» пересек центральную линию и снабдил шайбой Лемье. Тот, казалось, намеревался идти с ней до ворот, но у синей линии вдруг притормозил, заметив набравшего скорость Гартнера. Сколь расчетлив был пас Лемье, столь точен и бросок канадского правого крайнего.
А дальше произошло невероятное. Советские хоккеисты, выглядевшие после гола Гартнера несколько подавленными, забросили в ворота Фюра четыре шайбы подряд! Причем гол Каменского, забитый после великолепного сольного прохода, вообще был признан едва ли не лучшим на турнире.
Чудеса, однако, на этом не закончились. Вскоре настала очередь канадцев. Бурк, Гилмор и Андерсон выравняли положение, а за три минуты до конца матча Гретцки — великий Гретцки! — снова вывел «Кленовые Листья» вперед. «Форум», создавалось впечатление, не понимал, что же происходит. Знал одно: канадцы, восставшие из пепла, близки к победе.
Но не успели хозяева отпраздновать гол своего капитана, как старенький дворец притих. Зрители молча наблюдали, как Фюр лениво выгребает из сетки шайбу, пущенную туда Хомутовым. А это означало — будет овертайм.
В те годы бытовало мнение: единственное, чего наши хоккеисты так и не смогли перенять у североамериканцев, — это умение играть дополнительное время. Подкреплялось оно статистическими данными: в матчах против канадцев сборной СССР ни разу не удавалось вырвать победу в овертаймах. 11 сентября 1987 года эта печальная традиция была нарушена. А исторический гол записало на свой счет динамовское звено. Александр Семак на шестой минуте добавочного времени получил пас от своего центрфорварда Анатолия Семенова и сильно бросил. Сетка за спиной Фюра победно всколыхнулась!
Канадцы переживали поражение мучительно. Три часа (!) они сидели в своей раздевалке, обсуждая случившееся. «Это не трагедия, — подвел итог долгой дискуссии Рэй Бурк. — В конце концов мы ликвидировали «дефицит» в три шайбы, а следовательно, у нас есть главное — боевой дух. Остается надеяться, что Фортуна будет более благосклонна к нам в следующем матче».
Торжества в стане советской сборной были довольно скромными. Все сознавали, что до Кубка еще ох как далеко. К тому же через день нас ждал хорошо знакомый Copps Coliseum в Гамильтоне.
Накануне второго матча финала у Майка Кинэна прибавилось головной боли. К выбывшим из строя Дайнину и Клоду Лемье добавился получивший травму Токкет, чье дальнейшее участие в Кубке было поставлено под вопрос. Таким образом, в распоряжении тренера «Кленовых Листьев» просто не осталось правых крайних (все трое были игроками как раз этого амплуа). Заботила Кинэна и другая проблема. Непосредственно перед игрой он провел короткое совещание с Мессье, и основной темой этой встречи был вопрос сдерживания первой пятерки советской сборной.
Насколько он был важен для «Железного Майка», стало ясно, едва началась игра. Впервые за время турнира на первое вбрасывание не вышел Гретцки, а с Ларионовым соперничал Мессье. Его партнерами, которым выпала нелегкая миссия противодействовать суперзвену русских, были Андерсон и Хаверчук.
Кинэн, надо отдать ему должное, угадал: на льду дворца в Гамильтоне Маклеров, Кругов и Ларионов были не так заметны, как в предыдущих встречах, а звено Мессье не только успешно выполнило поставленную ему задачу, но и открыло счет. Хаверчук и Мессье вывели на ударную позицию Рошфора, и тот убойной силы броском вогнал шайбу под перекладину. Правда, минуту спустя Каменский изящным финтом выманил Фюра из ворот, а Андрей Хомутов забил ответный гол. Но коренным образом ситуацию это не изменило: канадцы продолжали доминировать на площадке. До конца первого периода последовали перехват Гретцки и точный выстрел Гил мора, а также бросок Пола Коффи над распластавшимся на льду Белошейкиным (Мыльников в этом матче отдыхал). 3:1 — это было солидное преимущество.
Однако во втором периоде борьба разгоралась с новой силой. Сначала были дальний бросок в большинстве Фетисова и чудо-гол в меньшинстве Крутова. Подготовил же третью шайбу нашей сборной Макаров, который, словно на тренировке, обвел и Коффи, и пришедшего ему на помощь Лемье, после чего выдал своевременный пас своему партнеру. Стремительное развитие событий во второй двадцатиминутке продолжилось голом Лемье, которому ассистировал выдержавший казавшуюся вечной паузой у ворот Гретцки.
В середине третьего периода свое слово сказала наша вторая тройка. Быков бросал с неудобной руки из круга вбрасывания, однако Фюр среагировать не успел. Но вскоре громогласный клич канадских болельщиков «Go, Canada, Go!» зазвучал с новой силой — «Кленовые Листья», собрав волю в кулак, ринулись штурмовать ворота Белошейкина. И наша оборона не выдержала. Алексей Гусаров свалил на лед Гилмора, а тем временем Гретцки подобрал шайбу и переадресовал ее Лемье. Канадцы вновь лидировали.
Продержаться им надо было всего-то 64 секунды, но герой финала Каменский, продравшись между Кроссмэном и Рошфором, спас сборную СССР от поражения. Хозяева оказались на краю пропасти. Мы были подавлены, — вспоминает настроение, царившее в раздевалке канадской команды перед овертаймом, Гретцки. — И в этот момент трое — Брент Саттер, Гартнер и Келли Хруди вдруг начали улыбаться и шутить. Теперь я понимаю, что это их улыбки сыграли решающую роль в тот день».
Второй овертайм (в первом соперники обменялись несколькими не очень опасными бросками) начался после полуночи по местному времени. И мог быстро и счастливо для нас закончиться, потому что, казалось, Крутову и Быкову ничто не мешало поставить крест на кубковых надеждах канадцев. Но… каждый раз на пути пущенных ими шайб вставал Фюр. Надо отдать должное публике, она приветствовала овацией и шпагат Белошейкина, которым он остановил Лемье.
И тем не менее центрфорвард «Кленовых Листьев» своего все-таки добился. Первый бросок Гретцки Белошейкин парировал, а затем пришел черед Лемье, который с угла вратарской не промахнулся.
«Это был один из лучших матчей в моей карьере, — признался позже Гретцки. — И неважно, что все решила одна шайба в овертайме. Победа есть победа — она буквально удвоила наши силы».
Решающий матч финала также игрался в Гамильтоне. Переполненный «Колизей» встретил советскую сборную не очень приветливо: дружным свистом и развевающимися на трибунах полотнищами «Нет Советам!» Появление же канадцев сопровождалось таким громом аплодисментов, что, казалось, стены дворца не выдержат шума и вот-вот рухнут.
Канадцы, лейтмотивом игры которых стали слова Кинэна: «У нас осталось только три звена, но за нами — вся страна», во всех предыдущих поединках с советской командой достаточно быстро открывали счет. Но на этот раз события развивались совсем по иному сценарию — гораздо больше устраивавшему Виктора Тихонова. Представьте себе состояние поклонников «Кленовых Листьев», наблюдавших за тем, как советские хоккеисты уже на 26-й секунде встречи, играючи разделавшись с пятеркой соперников, забивают гол (Макаров)!
Оправившись от потрясения, хозяева устроили осаду ворот Мыльникова. Бросали Гретцки, Гилмор, Хаверчук, Пропп, но либо форварды канадцев грешили неточностью, либо наш голкипер демонстрировал реакцию и подвижность. А потом был выпад сборной СССР, чуть было не оставивший от системы Кинэна камня на камне. Играя в большинстве, Гретцки и Лемье с партнерами упустили из виду Гусарова (Быков уже выскочил со скамейки штрафников), который воспользовался старой «болезнью» Фюра — тот не умел ловить дальние броски. А затем хозяев, казалось, добил Вячеслав Фетисов, сделавший счет совсем унизительным для канадцев — 3:0.
Но на этом Кубке случались самые невероятные вещи. Токкет, сказавший перед матчем доктору, что усидеть на скамейке все равно не сможет и поэтому будет играть, невзирая на травму, провел первую ответную шайбу. Пропп свел отрыв к одному голу. И тем не менее маленький Хомутов, проскочив мимо Бурка, сделал свое дело. После первого периода — 4:2 в пользу наших!
Вторую двадцатиминутку канадцы начали сверхагрессивно. Силовые приемы Хартсбурга и Рошфора вызвали восторг зрителей, а затем раздался настоящий рев: Гретцки терпеливо выждал, пока к воротам подкатится Мэрфи, — 3:4. Партнер Мэрфи по канадской обороне Кроссмэн организовал гол Сеттера, который восстановил равновесие, а бросок Проппа (кстати, сборная СССР в этот момент владела инициативой) вывел «Кленовые Листья» вперед.
По всем законам логики, вдохновленные канадцы в третьем периоде должны были развить успех. Но получилось наоборот — Семак сравнял счет, и дело вновь явно шло к овертайму…
Полторы минуты до конца основного времени. Ни у той, ни у другой команды уже нет сил — хоккеисты еле передвигаются по льду. И тут Кинэн почему-то, хотя мог спокойно дождаться овертайма, принимает решение: на площадке на вторую кряду смену остаются Лемье и Гретцки. О том, что произошло дальше, вы наверняка не раз читали. Два супернападающих канадцев и Мэрфи вышли втроем на одинокого Игоря Кравчука, и молодой тогда защитник сборной СССР поделать ничего не смог. Бросок Лемье подвел черту под самым сумасшедшим в хоккейной истории турниром. Канадцы высыпали на лед поздравлять друг друга. Возможности отыграться нашей команде они, увы, уже не дали.
«Холодная война» завершилась…
Алексей ДОСПЕХОВ.
С уважением к сообществу дедушка_Потап

Серия сообщений «Воспоминания дедушки_Потапа»:Рубрика Игоря Фёдоровича, которому, безусловно, есть что вспомнить и рассказать… Часть 1 — Рожденные несвободными или крах советского хоккея.
Часть 2 — «Кудесник».
Часть 3 — Рожденные несвободными или крах советского хоккея.
Часть 4 — Роберт Фридман.Красная мафия.
Часть 5 — Кубок Канады-1987.

«Кинэну в прямом эфире стало стыдно, что судьи так «душили» русских». Ларионов — о Кубке Канады-87

Сегодня исполняется 30 лет со дня первого матча финальной серии Кубка Канады-1987 Канада – СССР (5:6, 6:5, 6:5). Многие – в частности, главный тренер «Кленовых листьев» Майк Кинэн – считают те встречи лучшими в истории хоккея. Обозреватель «СЭ» поговорил о тех играх с центрфорвардом первой пятерки советской команды.

КУБОК КАНАДЫ-1987
Финал (до двух побед)
СССР – Канада – 6:5 ОТ (Касатонов, Крутов, Макаров, Каменский, Хомутов, Семак – Гартнер, Бурк, Гилмор, Андерсон, Гретцки)
Канада – СССР – 6:5 2ОТ (Рошфор, Гилмор, Коффи, Лемье – 3 – Хомутов, Фетисов, Крутов, Быков, Каменский)
Канада – СССР – 6:5 (Токкет, Пропп, Мерфи, Саттер, Хаверчук, Лемье – Макаров, Гусаров, Фетисов, Хомутов, Семак)

СЕГОДНЯ СУДЬИ ОСТАВЛЯЮТ СВИСТОК В РАЗДЕВАЛКЕ. ДЕЛАЙТЕ ЧТО ХОТИТЕ

– Сразу же главный вопрос: считаете ли вы, что арбитр третьего финального матча Дон Кохарски сборную СССР целенаправленно «убивал»? Это было задание?

– Насчет задания начну издалека. Однажды я услышал занимательную историю от Марка Хоу, члена Зала хоккейной славы в Торонто, сына Горди Хоу. В сезоне-1975/76 была печально знаменитая встреча клубной суперсерии между «Филадельфией Флайерз» и ЦСКА, когда с первой минуты «Летчики» начали бить армейцев – и Константин Локтев на какое-то время даже увел их со льда. Так вот, Хоу, позже много лет выступавший за «Филадельфию», не раз слышал от своих партнеров по «Флайерз», игравших в январе 76-го, как перед матчем к ним в раздевалку зашла делегация руководителей НХЛ во главе с Джоном Зиглером, который через год стал президентом лиги, и сказала: «Сегодня судьи оставляют свисток в раздевалке. Делайте что хотите».

Почему и начался беспредел. Все это Марк говорил лично мне. В результате наши «попали» – 1:4. Не знаю, было ли сказано то же самое Кохарски в 87-м. Но президентом лиги тогда был тот же Зиглер. И не стал бы исключать, что могла произойти аналогичная вещь. Хотя ни от кого пока подтверждений тому не слышал. Очень хорошо знаком с Кохарски, во времена моей игры в НХЛ он проводил где-то по 12 из 82 наших матчей. Нам не доводилось откровенно говорить о той встрече в финале, но сейчас вы разожгли во мне интерес к этой теме, и если увижу его – спрошу. Сейчас у него в НХЛ сын судьей работает.

– А с кем-то из североамериканцев подробные беседы на тему того уникального судейства случались?

– Да, причем в прямом телеэфире!

– Это как?

– Пять лет назад, когда в НХЛ был локаут, народ скучал по хоккею, и эфир надо было чем-то заполнять, а в сентябре исполнялось 25 лет с того Кубка Канады. И по каналу TSN шесть часов подряд крутили финальные матчи. В студии находились главный тренер той сборной Канады, один из ее ведущих защитников Ларри Мерфи и я. Говорили до игры, в перерывах и после. Все встречи смотрели вместе, без рекламы – поэтому и удалось три игры ужать до шести часов.

– И как реагировали на видео Кинэн и Мерфи?

– По-моему, только из этой записи они поняли, какие явные удары и толчки клюшкой со стороны канадцев пропускали судьи, причем прекрасно все видя. Им даже стыдно стало, когда они четверть века спустя увидели, как судьи нас «душили».

– Они это вслух сказали в студии?

– Да. Безусловно.

ПОСЛЕ ШЕСТОГО ГОЛА ТИХОНОВ ВЫПУСТИЛ ЗВЕНО ХМЫЛЕВ – НЕМЧИНОВ – ПРЯХИН

– А Кохарски в студии не было?

– Нет. А было бы интересно, что бы он сказал. И ведь такие вещи были не только у Кохарски в третьем матче. Первую игру в Монреале судил Пол Стюарт. И там «прилетел» мощнейший удар в спину Вовке Крутову, за который канадцам вообще ничего не было, хотя это однозначное удаление до конца игры. И судьи все прекрасно видели. Мы все втроем, сидя рядом, хором воскликнули: «Wow!» Вообще-то я к труду судей отношусь с большим уважением, обычно понимаю природу ошибок. Да и мы тогда осознавали, где играем. Но когда возникают такие ситуации с демонстративными толчками в спину, и реакция – нулевая… Это ведь вообще никак не объяснишь. Никакую симуляцию не придумаешь.

– В третьем матче вы вели к 9-й минуте – 3:0…

– …И тут у нас пошли удаления, одно за другим. Какие-то из них канадцы использовали, и это сыграло свою роль в сюжете матча. Тем не менее не хочу сказать, что проиграли мы только из-за этого. У канадцев, как и у нас, играли выдающиеся мастера, с талантом и характером. Отыграться с 0:3 у сборной СССР при любом судействе невероятно сложно.

Если говорить глобально, победил хоккей. Конечно, всем хочется повесить на грудь золотую медаль и поднять над головой Кубок. Но главным в том Кубке Канады и той финальной серии было не имя победителя, а импульс, который они дали развитию всей игры. Люди получили колоссальное удовольствие. Мастерству участников финала не было границ.

– Это, безусловно, так. Но когда на 59-й минуте при счете 5:5 Кохарски игнорирует явный фол Дэйла Хаверчука на Вячеславе Быкове в чужой зоне, идет контратака «три в один», и Марио Лемье с Уэйном Гретцки спокойно раскатывают Сергея Мыльникова – могу представить вашу реакцию.

– Да, на Быкове была явная блокировка. Но ничего уже не вернешь, протесты подавай, не подавай – не поможет. На самом деле там была целая цепочка ошибок, и сводить ее только к нарушению Хаверчука, опять же, нельзя. Мы разбирали эпизод от и до в той студии TSN, о которой я уже рассказывал. Потому и не хочу упрощать ситуацию. Каждая мелкая погрешность в итоге привела к «эффекту домино». Сказалось и то, что было сразу после того гола.

– Что вы имеете в виду?

– Когда Лемье забил решающий гол, до конца основного времени оставалось чуть больше минуты. Не помню, была ли возможность у Виктора Тихонова взять тайм-аут. Но точно помню, что он выпустил тройку Хмылев – Немчинов – Пряхин. В решающий момент, когда нужно было отыгрываться. Вот так.

– Доводилось читать, что якобы Тихонов после игры публично пообещал побить Кохарски.

– Этого я не слышал.

– А еще – что к Тихонову в этом пожелании неожиданно присоединился тогдашний глава Ассоциации игроков НХЛ, скандальный Алан Иглсон, возмущенный судейством.

– (Смеется.) Этот человек возмущался только тогда, когда в его карман не поступали деньги. Коммерция там шла под номером один, а все остальное его не волновало. В связи с чем в какой-то момент у Иглсона и начались проблемы, и его во главе НХЛПА сменил Боб Гуденау, который начал выстраивать все действительно на благо игроков.

БАРБЕКЮ И ПИВО ДОМА У ГРЕТЦКИ

– Это ведь именно на Кубке Канады-87 вы с Фетисовым, Макаровым и Тихоновым побывали дома у Гретцки?

– Да. Это было после того, как в выставочном матче перед турниром мы разгромили канадцев – 9:4. Но разве мы там не все пятеро из нашего звена были?

– Алексей Касатонов сказал мне, что их с Крутовым не было.

– В машину не уместились, что ли? (Смеется.) После матча Гретцки пригласил нас к себе домой на барбекю. За рулем был его отец Уолтер. Он и передал приглашение. Тогда речи о том, чтобы с нами поехал Виктор Васильевич, еще не было. Мы пришли к нему отпрашиваться, но он спросил, сколько километров от нашей гостиницы до дома Гретцки. Услышав, что около пятидесяти, отказал. Сказал: «Есть правило, что советские граждане не имеют права покидать отель в зарубежной стране в радиусе 40 километров».

– Что же вы сделали?

– Пришли к Уолтеру, сообщили об отказе. Расстроены были, конечно. И тут его озарило: «А что, если мы пригласим и Виктора?» Идем повторно: «Вас тоже приглашают». Он про радиус в 40 километров сразу забыл. Но решил подстраховаться и взял с собой еще одного Виктора, в действительности – сотрудника КГБ, который был приставлен к команде. Он поехал в роли переводчика. Вот поэтому-то, вероятно, Касатонову и Крутову не хватило места в машине.

– Как провели время у Гретцки?

– Отлично. Мяса хорошего поели. Там помимо Гретца были его жена, а тогда невеста Джанет, родители, а также друг, хоккеист Дэйв Пулин. Мы первый раз попробовали кукурузу, жареную на барбекю. Мы пили кока-колу, канадцы – пиво. Советские хоккеисты-то не выпивают (смеется).

Но наши глаза говорили сами за себя, и Уолтер нашел выход. Он сказал, что у них в подвале – комната трофеев, и он приглашает каждого по очереди ее посетить. А там нас ждала баночка «Молсона» или какого-то другого канадского пива. Мы выпивали и с облегчением шли продолжать трапезу.

– Виктор Васильевич ничего не унюхал?

– Нет. А если и унюхал, то ничего не сказал.

– Как он себя вел?

– Как обычно – скованно. Его коронная фраза, когда общались с североамериканцами: «Не говорю по-английски, потому что в школе изучал немецкий».

– По-английски из всех наших там только вы говорили?

– Думал, что говорю. Пытался. А в роли переводчика выступал тот самый Виктор. Пару часов посидели и уехали.

– Раз все было под контролем человека из органов, никаких взысканий за визит к представителям буржуазного мира потом не последовало?

– Отчет был подан. Со словами: «Наши советские люди вели себя достойно». И он про пиво в подвале не проведал!

БОУМЭН НЕ ЗАХОТЕЛ ВСПОМИНАТЬ, КАК ЕГО КАНАДА ПРОИГРАЛА НАМ 1:8

– Сейчас уже никто не помнит, что Кубок Канады-87 сборная СССР начала с сенсационного поражения от шведов.

– А как мы проиграли?

– 3:5.

– (Смеется.) Я, как Скотти Боумэн, проигрышей не помню. Как-то спрашиваю его: «Помните, как мы обыграли вас в финале Кубка Канады в 81-м году, а вы там были тренером?» Он поднимает брови: «А кто там играл?» – «Ну как же! СССР – Канада – 8:1». Нет, говорит, не помню. И уже меня спрашивает: «А помнишь 75-й год, «Монреаль» – ЦСКА?» Отвечаю: «Сам еще не играл, но знаю – 3:3. Классный матч». Он дает бумагу: «Нет-нет. При чем тут 3:3. 38 бросков против 12 в пользу «Монреаля»!» Вот так и я только сейчас припомнил, что шведам проиграли. Зато в полуфинале потом с ними же без проблем разобрались.

– Отдельной историей на Кубках Канады всегда был матч предварительного этапа с Канадой. В 81-м проиграли 3:7, зато в финале разгромили «Кленовых листьев» – 8:1. В 84-м все, наоборот, – в группе выиграли, в полуфинале проиграли. А в 87-м разошлись миром – 3:3.

– В 81-м Тихонов изменения в составе сделал. В ворота на матч группового турнира Мышкина вместо Третьяка поставил, в защиту – Володю Зубкова вместо пропускавшего игру капитана Валеры Васильева. Два ведущих игрока отдохнули, и в финале это помогло. А в 87-м силы были абсолютно равны – и в группе, и в финальной серии.

Но тут есть очень важная деталь – о системе подготовки. Мы перед Кубком Канады пару месяцев пахали как проклятые, а энхаэловские ребята по правилам Ассоциации игроков собрались за две недели до начала турнира. Две совершенно разные системы подготовки.

– По идее с такой заложенной базой вы должны были их гонять.

– В том-то и дело. Но наше мастерство, уровень таланта и сыгранности нивелировались тем, что мы играли под нагрузкой. Нужна ли она была? Большущий вопрос. Одно дело, когда у тебя нет мастеров, и ты должен компенсировать это беготней и строгой системой игры. А здесь был важен правильный подход, чтобы мы были посвежее. Но…

– Уточню еще один момент из предыдущего Кубка. В 84-м вы обыграли канадцев в последнем матче группового турнира. При том что если бы не выиграли, то не встретились бы с ними до финала.

– Было дело.

– А зачем?

– В том матче я не играл, у меня было растяжение связки колена. Был такой разговор, что все хотели видеть финал СССР – Канада. Но тогда было такое модное слово – «максимализм». Марксистско-ленинское. При том что можно было стратегически подойти к вопросу, дать паре ребят отдохнуть, как в 81-м. Не то чтобы специально проиграть, ни в коем случае. Но немного передернуть состав, а там уж как получится.

В результате же игра получилась сверхбоевой. Мы потеряли Вову Ковина, которому серьезную травму нанес Марк Мессье. По сегодняшним правилам Месс был бы дисквалифицирован на 20 – 30 игр. Наши ребята завелись, выиграли и попали на Канаду в полуфинале, где проиграли в овертайме.

В ТОРОНТО НЕ ИГРАЛИ ИЗ-ЗА ВЛАДЕЛЬЦА-АНТИСОВЕТЧИКА

– После 1981 года регламент Кубков Канады изменили – стали играть финал до двух побед, а не до одной. Чтобы такой конфуз, как те 8:1, не повторился?

– Считаю, это правильно. Мы тогда слова «плей-офф» не знали, у нас такого не было. Но чтобы никто не счел победу случайностью, надо выигрывать два матча из трех.

– На вторую и третью игры финала пришлось ехать в Гамильтон, где и клуба НХЛ-то нет. Зачем было Кубок Канады туда загонять?

– Гамильтон – примерно в часе езды от Торонто. Там как раз построили новую арену тысяч на 16. Интерес был колоссальный. Все то же самое, что в энхаэловских городах, только нет клуба. Канадцы вообще народ интересный. Чемпионаты мира им «по барабану». Если не доходят до финала – никто о них и не вспоминает, не пишет и не думает о будущем канадского хоккея. Зато если доходят, да еще и с Россией, а раньше Советским Союзом, играют… Тогда ажиотаж возникает мгновенно, и в него вовлекается вся страна.

– А правда, что в Гамильтоне, а не в Торонто играли еще и потому, что тогдашний владелец «Торонто» был ярым антисоветчиком и сказал: «Ноги советского хоккеиста на моей арене не будет»?

– Истинная правда. Его звали Хэролд Баллард. У него были какие-то свои мотивы, но мы, молодые, в эти дела не вникали. Факт, что в Торонто мы не играли ни в клубных суперсериях, ни за сборную.

Политика вообще периодически всплывала. Помню, в конце суперсерии-82/83 обыграли «Филадельфию» – 5:1, и меня признали лучшим игроком матча у сборной СССР. Сижу на интервью вместе с Бобби Кларком, а между нами – агент Сергей Левин, который переводит. И вдруг Кларк говорит: «Никак не могу поверить, что советские солдаты сейчас шагают по улицам Афганистана». Меня попросили прокомментировать, я сказал: «Не знаю, о чем речь. Мы сегодня играли в хоккей, победили, и я рад, что на хорошей ноте закончили серию». Сейчас мы с Бобби вместе заседаем в совете Зала хоккейной славы. Надо бы ему как-нибудь напомнить ту историю…

– Об Украине он ничего не говорил?

– Нет. А человек он очень интересный.

ОБЪЕДИНИВ ГРЕТЦКИ И ЛЕМЬЕ В ОДНОМ ЗВЕНЕ, КИНЭН ПОСТУПИЛ ГИБКО

– Если бы Владислав Третьяк доиграл до 1987 года, он не пропустил бы столько голов?

– Трудно загадывать. Хотя Владик, конечно, закончил рано. Со своим профессионализмом он мог бы спокойно играть еще четыре-пять лет точно. А когда ты имеешь за спиной человека, который выручит, когда нужно, – это большой плюс. Это меняет твою игру, стиль, мировоззрение – какой процент своих мыслей ты должен переключить на оборону. Но и без Третьяка мы думали в первую очередь об атаке.

– В первом финале Гретцки на 58-й минуте вывел Канаду вперед – 5:4, и казалось, что это все. Однако Андрей Хомутов тут же сравнял счет. Как у вас руки не опустились?

– Потому что все было заточено на атаку. Ни у нас, ни у них не было такого – играть по счету. Когда две команды собраны из мастеров, они хотят забивать и получать удовольствие от игры. И даже при счете 4:1 никто не собирался закрываться и выбрасывать шайбу из зоны. У тех сборных СССР и Канады были другие приоритеты. Отыгрываться в невозможных ситуациях удавалось и нам, и им. А не удалось, когда мы выставили четвертую пятерку при счете 5:6 в третьей игре, когда шанс еще был.

– Первый матч финала в овертайме выиграла сборная СССР, второй – Канада. Когда Валерий Каменский сравнял счет на 59-й минуте второго финала и двойной овертайм продолжался полчаса, моменты закончить Кубок Канады у вас были?

– Да, и очень хорошие. Но Грант Фюр в воротах канадцев творил что-то невероятное. Один шанс был с моим участием. Я выводил на бросок Крутова, и Фюр совершил немыслимый сейв. Гол отправил бы канадцев по домам. У нас было больше шансов на победу, но Марио Лемье воспользовался своим.

– Именно на финальную серию Кинэн придумал объединить Лемье и Гретцки в одном звене. Железный Майк рассказывал мне, что эта мысль посетила его на летнем ранчо в Онтарио, и он до последнего не открывал идею даже своим помощникам. И реализовал ее только в финале: в «предвариловке» такого не было.

– Это был хороший ход Майка. Иметь двух таких великих мастеров в одной команде – большая привилегия для любого тренера. Не хочу сравнивать Кинэна со Скотти Боумэном – но, объединив их, Майк поступил очень гибко. Когда есть два центрфороварда такого уровня, супернестандартные личности, им не нужны ни день, ни два на то, чтобы сыграться. Они могут это сделать с листа, как два выдающихся джазовых музыканта. Один начнет, другой подыграет – и это сразу же захватит аудиторию.

Кинэн тогда отцепил от команды многих звездных игроков и будущих членов Зала славы, включая Стива Айзермана. Многие бы сделали по-другому. Тем не менее и его выбор игроков, и решение объединить Гретцки и Лемье дали результат. Канада выиграла – а значит, он был прав.

– Ваше звено с сочетанием Гретцки – Лемье часто сталкивалось?

– Помню, что в первой же смене третьего матча, когда Сережа Макаров забил гол, нам противостояла тройка Гретцки – Лемье – Мессье.

ПО ЗРЕЛИЩНОСТИ И ЭСТЕТИКЕ ТА ФИНАЛЬНАЯ СЕРИЯ БЫЛА ФАНТАСТИЧЕСКОЙ

– Многие, включая Кинэна, считают финальную серию Кубка Канады-87 лучшим хоккеем в мировой истории. Вы – тоже?

– Одним из. Не хочется отделять 87-й год от суперсерии-1972, принижать последний и тем самым обижать предыдущее поколение. Для меня, 11-летнего пацана, 72-й год был чем-то необыкновенным. Мы с отцом смотрели все матчи дома в Воскресенске по черно-белому телевизору, и тех эмоций мне не забыть никогда.

Но финальная серия Кубка Канады-87 по эстетике была фантастической. Просматривая эти матчи, ты понимаешь, насколько в том хоккее отсутствовал схематизм. Это был натуральный хоккей больших мастеров! Непрекращающаяся игра на встречных курсах, зрелище для болельщиков в чистом виде. То, что люди хотели видеть.

В этом смысле нынешний Кубок мира – конечно, хороший турнир, но в плане зрелищности он потерял. Раньше были разные и великие школы. В финале-87 схлестнулись советская и североамериканская, а сегодня все лучшие игроки выступают в одной лиге – НХЛ. И ожидать той жесткой борьбы, которая была тогда, той спортивной ненависти друг к другу не приходится. Борьба есть, но не такого накала, что раньше. Перед сезоном никто не хочет никого травмировать. Плюс различные системы, модели, которые выхолащивают импровизацию и красоту. Поэтому такого зрелища, как тридцать лет назад, думаю, мы на уровне сборных уже никогда не увидим.

Вторую часть интервью с Игорем Ларионовым читайте в сентябре в одном из номеров «СЭ» и на сайте www.sport-express.ru. В ней легендарный советский и российский нападающий ответит на вопросы:
– Почему Ларионов живет в США и есть ли у него амбиции работать в серьезных хоккейных проектах?
– Почему в середине 80-х Ларионов на год стал в СССР невыездным и какими были последствия его знаменитого открытого письма Виктору Тихонову в «Огоньке»?
– Вернется ли НХЛ на Олимпиаду в 2022 году?
– Почему Наиль Якупов выбрал «Колорадо», а не КХЛ, и чего первому номеру драфта НХЛ не хватает, чтобы раскрыть свой талант?
– Считает ли он Павла Дацюка своим учеником и есть ли у Дацюка в России наследники по пониманию игры?
– Зачем Ларионов открыл в Москве собственный 24-часовой ресторан и тренажерный зал?

СБОРНАЯ СССР НА КУБКЕ КАНАДЫ-1987

Игрок

Клуб

Возраст

И

КН

%ОБ

ВРАТАРИ

Сергей МЫЛЬНИКОВ

Трактор

2,96

89,4

Евгений БЕЛОШЕЙКИН

ЦСКА

4,00

8,80

Виталий САМОЙЛОВ

Динамо Р

Игрок

Клуб

Возраст

И

О (Г+П)

+/-

ЗАЩИТНИКИ

Вячеслав ФЕТИСОВ

ЦСКА

7 (2+5)

Игорь СТЕЛЬНОВ

ЦСКА

5 (1+4)

+1

Алексей КАСАТОНОВ

ЦСКА

5 (1+4)

Игорь КРАВЧУК

Салават Юлаев

4 (0+4)

+5

Алексей ГУСАРОВ

ЦСКА

2 (1+1)

Василий ПЕРВУХИН

Динамо М

2 (0+2)

+5

Анатолий ФЕДОТОВ

Динамо М

1 (0+1)

+5

НАПАДАЮЩИЕ

Сергей МАКАРОВ

ЦСКА

15 (7+8)

+1

Владимир КРУТОВ

ЦСКА

14 (7+7)

Вячеслав БЫКОВ

ЦСКА

9 (2+7)

+2

Валерий КАМЕНСКИЙ

ЦСКА

7 (6+1)

+2

Андрей ХОМУТОВ

ЦСКА

7 (4+3)

+1

Анатолий СЕМЕНОВ

Динамо М

7 (2+5)

+7

Андрей ЛОМАКИН

Динамо М

6 (2+4)

+4

Сергей СВЕТЛОВ

Динамо М

5 (3+2)

+6

Александр СЕМАК

Динамо М

3 (3+0)

+2

Игорь ЛАРИОНОВ

ЦСКА

3 (1+2)

Сергей ПРЯХИН

Крылья Советов

2 (0+2)

+1

Юрий ХМЫЛЕВ

Крылья Советов

1 (0+1)

Сергей НЕМЧИНОВ

Крылья Советов

КУБОК КАНАДЫ-1987

Групповой этап

И

В

Н

П

Ш

О

1. КАНАДА

5

3

2

0

19-13

8

2. СССР

5

3

1

1

22-13

7

3. ШВЕЦИЯ

5

3

0

2

17-14

6

4. ЧССР

5

2

1

2

12-15

5

5. США

5

2

0

3

13-14

4

6. ФИНЛЯНДИЯ

5

0

0

5

9-23

0

1/2 финала
СССР – Швеция – 4:2 (Крутов, Быков, Ларионов, Макаров – Бергквист, Андерссон)
Канада – ЧССР – 5:3 (Лемье – 2, Хаверчук, Гуле, Пропп – Пашек, Бенак, Волек)

Бомбардиры: Гретцки – 21 (3+18), Лемье (оба – Канада) – 18 (11+7), МАКАРОВ – 15 (7+8), КРУТОВ – 14 (7+7), БЫКОВ (все – СССР) – 9 (2+7), Бурк (Канада) – 8 (2+6), КАМЕНСКИЙ (СССР) – 7 (6+1)…
Снайперы: Лемье – 11, МАКАРОВ, КРУТОВ – 7, КАМЕНСКИЙ – 6…
Ассистенты: Гретцки – 18, МАКАРОВ – 8, БЫКОВ, КРУТОВ – 7…
MVP – Гретцки.
Символическая сборная: Фюр – Бурк (оба – Канада), ФЕТИСОВ (СССР) – Гретцки, Лемье, КРУТОВ.

Предыстория

Согласно регламенту Кубка Канады, в официальной заявке каждой команды должно было значиться 23 игрока. Большинство этих игроков могли быть из НХЛ. Однако, отдельные сборные столкнулись с проблемой «отказников».

У шведов турнир проигнорировали сразу пять НХЛовцев — Томас Сандстрем, Ян Эрикссон, Патрик Сундстрем, Томас Стин, Пелле Эклунд.

В сборную Канады вызваны были 35 хоккеистов. После тренировочного сбора Майк Кинэн отказался от услуг Эла Макинниса, Брэда Маккриммона, Роба Рэмэджа, Дуга Лидстера, Тони Танти, Стива Айзермана, Патрика Руа, Дино Сиссарелли, Кэма Нили. «Отказником» у канадцев стал Лэрри Робинсон, а травмированными оказались Дуг Уилсон, Пол Рейнхарт и Кевин Лоу.

Первоначально планировал отказаться от участия и Уэйн Гретцки, который после долгого сезона чувствовал себя смертельно усталым и считал, что форму к началу Кубка Канады набрать не успеет. За месяц до первого сбора он так и заявлял Кинэну. Однако, в итоге, Гретцки убедил сыграть на турнире отец.

В сборной США отказались из-за личных вопросов Дзйв Кристиан, Эл Айэфрэйти и Крэйг Ладвиг. Из-за травмы пропускал турнир Марк Хоу.

Результаты «выставочных» матчей

  • 7 августа, Стокгольм: Швеция 2 СССР 5
  • 9 августа, Эребру: Швеция 3 СССР 7
  • 11 августа, Гётеборг: Швеция 2 Чехословакия 5
  • 13 августа, Стокгольм: Швеция 2 Чехословакия 5
  • 15 августа, Коувола: Финляндия 1 Чехословакия 1
  • 16 августа, Хельсинки: Финляндия 7 Чехословакия 3
  • 18 августа, Турку: Финляндия 3 Швеция 6
  • 19 августа, Тампере: Финляндия 0 Швеция 2
  • 22 августа, Гамильтон: Канада 4 СССР 9
  • 23 августа, Гамильтон: Канада 4 Чехословакия 2
  • 24 августа, Калгари: Канада 5 Швеция 5
  • 25 августа, Калгари: Канада 5 СССР 2
  • 26 августа, Медисин Хэт (Альберта): Канада 4 Швеция 5
  • 26 августа, Летбридж (Альберта): Чехословакия 6 Финляндия 1

Предварительный этап

Фавориты турнира стартовали неудачно: канадцы сыграли вничью с чехословаками, а сборная СССР проиграла шведам. Помощник Тихонова Игорь Дмитриев объяснил поражение от шведов быстрым первым голом, который уже на третьей минуте забил Каменский: «ребята расслабились, сочтя дело сделанным, и поплатились за это».

На следующие матчи команды собрались и уверенно обыгрывали всех своих соперников.

В матче Канада—США соперники устроили настоящее побоище. На две команды во время игры пришлось в общей сложности 30 наложенных швов, а для канадца Кевина Динина этот матч стал последним на турнире.

В матче СССР—США американцы планировали достичь нужного для выхода в плей-офф результата, применяя «тактику запугивания». Ряд советских игроков постоянно подвергались тычкам и ударам, а Андрею Ломакину Гэри Сутер нанес такой удар по лицу, что советскому хоккеисту пришлось наносить 10 швов.

Результаты матчей

  • 28 августа, Калгари: Канада — Чехословакия — 4:4 (2:2, 1:1, 1:1)
  • 28 августа, Хартфорд: США — Финляндия — 4:1 (0:0, 1:0, 3:1)
  • 29 августа, Калгари: Швеция — СССР — 5:3 (3:1, 1:2, 1:0)
  • 30 августа, Гамильтон: Канада — Финляндия — 4:1 (2:0, 2:1, 0:0)
  • 31 августа, Реджайна: СССР — Чехословакия — 4:0 (2:0, 1:0, 1:0)
  • 31 августа, Гамильтон: США — Швеция — 5:2 (1:0, 3:1, 1:1)
  • 2 сентября, Галифакс: СССР — Финляндия — 7:4 (3:3, 3:0, 1:0)
  • 2 сентября, Гамильтон: Канада — США — 3:2 (0:1, 2:0, 1:1)
  • 2 сентября, Реджайна: Швеция — Чехословакия — 4:0 (1:0, 1:0, 2:0)
  • 4 сентября, Хартфорд: СССР — США — 5:1 (2:0, 1:1, 2:0)
  • 4 сентября, Сидни: Чехословакия — Финляндия — 5:2 (2:0, 2:0, 1:2)
  • 4 сентября, Монреаль: Канада — Швеция — 5:3 (2:2, 1:0, 2:1)
  • 6 сентября, Сидни: Швеция — Финляндия — 3:1 (1:0, 1:0, 1:1)
  • 6 сентября, Сидни: Чехословакия — США — 3:1 (1:0, 1:1, 1:0)
  • 6 сентября, Гамильтон: Канада — СССР — 3:3 (1:0, 1:3, 1:0)

Турнирное положение

  И В Н П ЗШ ПШ Очк
Канада 5 3 2 0 19 13 8
СССР 5 3 1 1 22 13 7
Швеция 5 3 0 2 17 14 6
Чехословакия 5 2 1 2 12 15 5
США 5 2 0 3 13 14 4
Финляндия 5 0 0 5 9 23 0

Полуфиналы

Накануне матча СССР—Швеция, проходившего в Гамильтоне, Томми Сандлин высказал несколько весьма резких замечаний в адрес организаторов Кубка. По словам тренера шведов, они, организаторы, будто намеренно издевались над его сборной, изменив календарь (ссылаясь опять же на недостаток зрительского интереса), заставили её за десять дней турнира побывать в пяти городах. «Мы совершенно измотаны переездами, — полностью согласился со своим наставником защитник Томас Юнссон. — Каждый день нам приходилось вставать в пять утра, чтобы лететь в другой город, и ложиться поздно ночью. Это было какое-то сумасшествие…» Другой шведский хоккеист, Матс Нэслунд, отметил: «Оправдания — удел неудачников. Мы проиграли, потому что сборная СССР сильнее».

Сборная СССР в полуфинальной игре выступала уверенно и не дала сопернику ни единого шанса на победу.

В сборной СССР во время матча довольно нелепую травму получил Сергей Светлов: в 1-й же смене нападающий на полной скорости врезался в борт и сломал руку.

Сборная Канады поначалу проигрывала 0:2 чехословакам, однако в течение нескольких минут собралась и легко довела матч до победы.

8 сентября, 1987
СССР 4:2 Швеция
Крутов, Быков, Ларионов, Макаров Голы Бергквист, П.Андерссон
Гамильтон
9 сентября, 1987
Канада 5:3 Чехословакия
М.Лемьё (2), Хаверчук, Гуле, Пропп Голы Пашек, Бенак, Волек
Монреаль

Финал (до двух побед)

Каждая финальная игра проходила в упорной борьбе, и исход первых двух матчей решался в овертайме.

В 1-й игре, которая проходила в монреальском «Форуме», довольно быстро вперед вышли канадцы. Однако к концу 1-го периода вела уже сборная СССР (3:1), счет увеличился на одну шайбу и в начале 2-го периода. Канадцы выглядели потрясенными и подавленными, но в определенной мере перелом внес гол Бурка в конце 2-го периода. К концу 3-го периода канадцы уже вели 5:4, но сохранить счет им не удалось. Итоговый результат остался за сборной СССР. Победу принес сильный бросок Александра Семака на 6-й минуте овертайма.

Во 2-й игре, в Copps Coliseum в Гамильтоне, команды, обмениваясь голами, вновь подошли к овертайму со счетом 5:5. При этом шайба, заброшенная Валерием Каменским после индивидуального прохода, и позволившая перевести игру в овертайм, признается одной из лучших на турнире. Было сыграно 2 овертайма, и в середине последнего канадцам удалось забить усилиями Марио Лемьё.

В 3-й игре, которая опять проходила в Гамильтоне, счет менялся также попеременно в пользу каждой из команд. Сначала вела сборная СССР (3:0), затем к концу 2-го периода вели канадцы (5:4). В 3-м периоде, за полторы минуты до его конца, при счете 5:5, когда обе команды уже настраивались на овертайм, канадцы забили решающую шайбу. Выиграв вбрасывание в своей зоне, канадцы выскочили втроём (Мерфи, Гретцки и М.Лемьё) на одного (Игорь Кравчук) и легко забили решающую шайбу.

11 сентября, 1987
СССР 6:5 (OT)(3:1,1:1,1:3,1:0) Канада
Касатонов,10, Крутов,14, Макаров,18, Каменский,23, Хомутов,58, Семак,66 Голы Гартнер,2, Бурк,40, Гилмор,42, Андерсон,55, Гретцки,58
Монреаль

13 сентября, 1987
Канада 6:5 (2OT)(3:1,1:2,1:2,0:0,1:0) СССР
Рошфор,1, Гилмор,4, Коффи,13, М.Лемьё,37,51,91 Голы Хомутов,2, Фетисов,33, Крутов,35, Быков,45, Каменский,59
Гамильтон
15 сентября, 1987
Канада 6:5 (2:4,3:0,1:1) СССР
Токкет,10, Пропп,16, Мёрфи,30, Саттер,32, Хаверчук,36, М.Лемьё,59 Голы Макаров,1, Гусаров,8, Фетисов,8, Хомутов,20, Семак,53
Гамильтон

Обладатель Кубка Канады 1987


Канада
Третий титул

Составы команд

Канада (тренер — Майк Кинэн): вратарь — Грант Фюр; защитники — Дуг Кроссмэн, Крэйг Хартсбург, Норман Рошфор, Джеймс Патрик, Рэй Бурк, Лэрри Мёрфи, Пол Коффи; нападающие — Гленн Андерсон, Дэйл Хаверчук, Марк Мессье, Майк Гартнер, Кевин Динин, Мишель Гуле, Брент Саттер, Рик Токкет, Брайан Пропп, Дуг Гилмор, Клод Лемьё, Марио Лемьё, Уэйн Гретцки.

СССР (тренер — Виктор Тихонов): вратари — Сергей Мыльников, Евгений Белошейкин; защитники — Вячеслав Фетисов, Алексей Гусаров, Игорь Стельнов, Василий Первухин, Алексей Касатонов, Анатолий Федотов, Игорь Кравчук; нападающие — Юрий Хмылёв, Владимир Крутов, Игорь Ларионов, Сергей Немчинов, Валерий Каменский, Андрей Хомутов, Сергей Светлов, Александр Семак, Сергей Пряхин, Андрей Ломакин, Сергей Макаров, Вячеслав Быков, Анатолий Семёнов.

Швеция (тренер — Томми Сандлин): вратарь — Петер Линдмарк; защитники — Андерс Эльдебринк, Томми Албелин, Ларс Карлссон, Томми Самуэльссон, Томас Юнссон, Петер Андерссон, Микаэль Тельвен; нападающие — Том Эклунд, Томас Рундквист, Микаэль Андерссон, Кент Нильссон, Бенгт-Оке Густафссон, Петер Сундстрём, Юнас Бергквист, Андерс Карлссон, Ларс-Гуннар Петтерссон, Хокан Сёдергрен, Петер Эрикссон, Магнус Роупе, Матс Нэслунд.

Чехословакия (тренер — Ян Старши): вратарь — Доминик Гашек; защитники — Милослав Горжава, Драгомир Кадлец, Лудек Чайка, Бедржих Щербан, Ярослав Бенак, Антонин Ставьяна, Моймир Божик; нападающие — Петр Росол, Игор Либа, Ян Яшко, Иржи Кучера, Иржи Долежал, Владимир Ружичка, Ладислав Лубина, Давид Волек, Петр Влк, Душан Пашек, Иржи Шейба, Иржи Грдина, Ростислав Влах.

США (тренер — Боб Джонсон): вратари — Джон Ванбизбрук, Том Баррассо; защитники — Майк Рэмзи, Кевин Хэтчер, Род Лэнгуэй, Фил Хаусли, Гэри Сутер, Крис Челиос; нападающие — Джо Маллен, Курт Фрейзер, Кори Миллен, Аарон Бротен, Келли Миллер, Марк Джонсон, Боб Брук, Уэйн Пресли, Пэт Лафонтен, Бобби Карпентер, Эд Олчик, Джоэль Отто, Крис Нилан.

Финляндия (тренер — Рауно Корпи): вратари — Кари Такко, Ярмо Мюллюс; защитники — Теппо Нумминен, Тимо Бломквист, Йоуко Нарванмаа, Яри Грёнстранд, Тимо Ютила, Вилле Сирен, Ханну Вирта, Рейо Руотсалайнен; нападающие — Эса Тикканен, Маркку Кюллёнен, Юкка Сеппо, Йиро Ярви, Яри Курри, Раймо Хелминен, Матти Хагман, Кристиан Руутту, Янне Оянен, Микко Мякеля, Раймо Сумманен, Петри Скрико.

«Последняя битва добра со злом». Взгляд из Канады на суперфинал-1987 с СССР

В честь 30-летнего юбилея финальной серии Кубка Канады 1987 года между сборными Канады и СССР журнал Sportsnet попросил непосредственных участников событий вспомнить подробности того противостояния.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Трехматчевая серия в финале Кубка Канады 1987 года многими считается лучшим хоккейным противостоянием в истории.

В состав сборной Канады входили 12 будущих членов Зала славы, в том числе и Уэйн Гретцки с Марио Лемье, находящиеся, можно сказать, на пике своих возможностей. Советская сборная также была невероятно сильна: Вячеслав Фетисов вместе с Алексеем Касатоновым в обороне и легендарная тройка Владимир Крутов, Игорь Ларионов и Сергей Макаров в атаке.

Это было последнее противостояние двух хоккейных сверхдержав перед распадом СССР. «Последняя битва добра со злом» (такой заголовок использовали и авторы материала на Sportsnet. – Прим. «СЭ»), – как окрестил эти матчи защитник Лэрри Мерфи. В той серии команды действительно питали ненависть друг к другу. А закончилось противостояние культовым для канадского хоккея голом – броском Лемье над ловушкой Сергея Мыльникова с передачи Гретцки.

В этом году серия празднует свой 30-летний юбилей, и представители обеих сборных делятся воспоминания о легендарном турнире. И все сходятся в едином мнении: это был образцовый хоккей.

Канада и СССР пробились в финал, переиграв в полуфинал сборные Чехословакии и Швеции соответственно. Очная встреча соперников на групповом этапе закончилась со счетом 3:3. Учитывая недавние битвы на турнирах в 1981 и 1984 годах, сборные успели отлично изучить друг друга.

Пол Коффи (защитник сборной Канады): Помню, как по ходу Кубка мира-84 я разговаривал с Чарли Худди, защитником-ветераном из «Эдмонтона». Он был в составе команды, и мы пошли посмотреть на утреннюю раскатку русских. Через несколько минут мы переглянулись: «Нас просто уничтожат».

Валерий Каменский (нападающий сборной СССР): В 87-м мы собрали лучших игроков. Канадцы не стали изменять своему стилю. Если вы посмотрите на составы, то это были лучшие хоккеисты своего времени.

Уэйн Гретцки (нападающий сборной Канады): Я много раз играл против этого соперника. И считаю, что это был лучший состав, против которого мне приходилось выходить. Звено КЛМ находилось на пике своих возможностей.

Грант Фюр (голкипер сборной Канады): Их стиль отличался от нашего. Казалось, они разыгрывали шайбы до верного. И если у игрока был момент для броска, не стоило думать, что он обязательно его нанесет. Нужно была научиться терпению.

Юрий Хмылев (нападающий сборной СССР): Они идеально понимали игру. И прекрасно дополняли друг друга. Каждый наизусть знал движение своего партнера и всегда знал, где он будет находиться в следующее мгновение. Макаров, Крутов, Ларионов – невероятно умные игроки. Если ты обладаешь таким талантом, то, наверное, тебе играть не так сложно, согласны?

Коффи: Они были просто невероятны – такие таланты. Но не стоит сбрасывать со счетов и нас. Мы тоже играли в комбинационный хоккей, но более жесткий.

ПЕРВЫЙ МАТЧ

В первой игре сборная СССР победила со счетом 6:5. Все решил гол Александра Семака в овертайме.

Гретцки: В первой игре мы потерпели очень эмоциональное поражение. Уступили в одну шайбу на льду в Монреале. Они прижали нас к стене перед второй встречей.

Хмылев: Мы были уверены в своих силах, но знали, что еще ничего не решено. Понимали, что Канада не сдастся и постарается выиграть оставшиеся матчи. Не было никакой лишней самоуверенности.

ВТОРОЙ МАТЧ

Серия переехала в Гамильтон. Канаде была необходима победа во втором матче.

Гретцки: Мы были немного расстроены, что матчи не проводились в Торонто. Для нас это было культовое место. Но, как оказалось, атмосфера и поддержка в Гамильтоне была лучшей из всех, которые я видел на международном уровне в Канаде.

Канадцы здорово начали матч и повели к первому перерыву со счетом 3:1. Одну из шайб забросил молодой Даг Гилмор.

Даг Гилмор (нападающий сборной Канады): Во-первых, вначале я заработал удаление и сидел на скамейке. Наверное, если бы они реализовали то большинство, то на льду я бы больше не появился. (Смеется.) Я выскочил со скамейки, на льду как раз был Уэйн Гретцки. Он отдал мне пас, и я забил.

Коффи: У нас сразу образовалась настоящая команда. Все прекрасно ладили. Каждый понимал свою роль. Токкет был чеккером. Гилмор был чеккером. В своих командах они выполняли иные функции, но в сборной приняли эти роли. Дэйл Хаверчак также выполняли схожие функции, потому что очень надежно действовал в центре.

Гилмор: Я даже не был уверен, что попаду в окончательный состав. Выбор стоял между мной и Дэйвом Пулиным. Дэйв тогда был капитаном «Филадельфии». Помните, кто их тренировал? (Главным тренером «Летчиков» был Майк Кинэн, который являлся и главным тренером сборной Канады.) Но по какой-то причине выбор был сделан в мою пользу. Тогда мне было только 24 года, и я был потрясен, какие таланты были собраны в команде.

Игра подходила к концу третьего периода, канадцы вели с минимальным счетом, но за 1:04 до финальной сирены индивидуальное мастерство Каменского перевело выяснение победителя в овертайм. Для нападающего это был шестой гол на турнире.

Каменский: Я был молод. Наверное, первый дл меня турнир такого уровня и статуса. Воочию увидел всех этих легенд. Пожалуй, это был лучший хоккей в моей жизни. Я хотел играть против лучших. Но все же немного нервничал.

Гретцки и Лемье стали партнерами по звену. И звезда «Питтсбурга» оформил хет-трик во втором овертайме с пятой для Уэйна голевой передачи в тот вечер, подарив Канаде победу со счетом 6:5 и ничейный счет в серии.

Фюр: В «Эдмонтоне» мы часто играли со схожим счетом. Так что для меня это было, в какой-то степени, привычно. Нужно принять, что в таких матчах ты будешь пропускать. Но также ты должен понимать, что и твоя команда сумеет отличиться. Я к этому привык.

Гретцки: Наверное, второй матч – одна из самых запоминающихся игр в моей карьере. Но нам пришлось очень тяжело. Я, Марио, Марк Мессье, Коффи, Рэй Бурк – все провели очень много времени на льду. В те времена матчи, обычно, не начинались раньше 20:15. По-моему, второй матч закончился где-то в 1:30. (На самом деле – в 23:32). На время нашего выступления в Гамильтоне я остановился у приятелей в Брэнтфорде. После игры мы с отцом заказали пиццу. Наверное, я не могу заснуть до 4:30. Мягко говоря, все были измотаны. Как физически, так и эмоционально. Не все сумели восстановиться.

ТРЕТИЙ МАТЧ

Это стало наглядно видно на старте третьего матча.

Коффи: Мы уступали со счетом 0:3 еще прежде, чем болельщики успели занять свои места. Русские нас просто смели.

Фюр: Когда ты проигрываешь с таким счетом, то понимаешь, что больше не имеешь права допускать ошибки. Это главное. Но ты все еще чувствуешь, что у тебя есть шанс. Наверное, если бы нам забили четвертый, то все было бы кончено.

Коффи: Здесь стоит отдать должное Кинэну и его тренерскому мастерству. Ведь он стал проворачивать свой любимый трюк – менять голкипера. Он оставил Гранта Фюра. Гранта тяжело выбить из колеи. Именно это качество позволило ему попасть в Зал славы. Многие голкиперы после такого начала были бы просто раздавлены и не понимали бы, что делать дальше. Но Майку хватило терпения.

Фюр: То, что Майк продолжал верить в меня, очень приятно ощущение.

Лэрри Мерфи (защитник сборной Канады): Хорошо, что самое страшное случилось в самом начале. Но тренер видел, что у нас есть силы и средства, чтобы исправить ход ситуации. Конечно, были некоторые сомнения и тревоги, но мы продолжали верить. И нужен был человек, который повел бы нас за собой.

Хмылев: Мы понимали, что канадцы не бросят играть до последнего свистка, до последней секунды.

В попытке переломить ход встречи Кинэн дал передохнуть ведущим нападающим и стал больше доверять «ролевикам». Токкет забил практически через две минуты после третьей шайбы россиян, а еще через пару минут отличился Брайан Пропп.

Гилмор: Токк сыграл очень важную роль. Как и Брент Саттер. Как и Хаверчак. Мы все считались игроками третьего-четвертого звена. Но старались сделать все, что только было в наших силах. Никто не паниковал.

Гретцки: Если бы эти парни не взяли ответственность на себя в третьем матче и не вернули бы нас в игру, но этот матч никогда бы не вошел в историю. Они сыграли ключевую роль.

Дэйл Хаверчак (нападающий сборной Канады): На старте турнира мы с Дагом Гилмором даже играли нечасто. Но в конце Кинэн не убирал нас со льда. Так сложилась ситуация. Думаю, в каждой смене у нас было определенное задание.

Гилмор: Я бы описал это так, уже простите за грубость: «Постарайтесь не обо*** и что-то сделать на льду».

Гретцки: И вот мы уже снова в деле. Можно сказать, что ребята вроде меня, Пола, Марка и Марио обрели второе дыхание во второй половине. А с учетом атмосферы, что царила на трибунах, можно было забыть об усталости.

Гилмор: Все думали: «Парни, мы все исправим». Конечно, талант этой команды, ее лидеров, сыграл важную роль. Мы ничего не боялись и не допускали мысли, что не сможем отыграться. Ты просто чувствуешь это.

Канадцы забросили три шайбы во втором периоде и вышли вперед – 5:4. Но Семак, герой первой встречи, сравнял счет за 7:39 до конца третьего периода.

Коффи: Каждый оказывался в подобной ситуации. Ты уступаешь 0:3. Отыгрываешься. Выходишь вперед. Они сравнивают. Ничего страшного. Вперед.

Мерфи: Никто и не думал, что будет просто. Серия проходила как на качелях. Нужно было просто стиснуть зубы и закончить дело.

Гретцки: Мы верили, что у нас преимущество в воротах. Были уверены, что Грант переиграет их вратаря, когда наступит самый ответственный момент. Даже если бы счет был 9:9, то Грант не пропустил бы десятую шайбу. Игра была равная – 5:5, – но мы верили в себя. И мы верили в нашего вратаря. Для нас в этот момент он был лучшим в мире.

Менее чем за две минуту до конца в зоне канадцев было назначено вбрасывание.

Коффи: Вбрасывание в нашей зоне. Кинэн выпускает на лед меня, Лэрри Мерфи, Дэйла Хаверчака, Уэйна Гретцки и Марио Лемье. Мало кто из тренеров решился бы на подобное.

Гретцки: Не знаю ни одно тренера, в том числе и Глена Сатера, который поступил бы также.

Хаверчак: Кинэн вытолкнул меня на лед на вбрасывание, потому что Мессье подустал. (Смеется.)

Гретцки: Брент Саттер и Марк Мессье были лучшими центрами команды, лучшие форварды оборонительного плана в мире. Но Майк выпустил атакующее сочетание: меня, Хаверчака и Марио. Когда мы перелезли через борт, то с улыбкой посмотрели друг на друга: «Кто пойдет на точку?» Думаю, никто не хотел исполнять эту роль.

Хаверчак: Они переглянулись, а потом повернулись ко мне: «Неа. На вбрасывании сыграешь ты». (Смеется.)

Гретцки: Майк знал Дэйла со времен юниоров, так что он верил в него. По-моему, последнее, что успел сказать мне Дэйл, это было: «Сразу рви вперед». Наверное, я сжульничал в тот раз. Уже убежал из круга еще прежде, чем вбросили шайбу.

Хаверчак: Я хотел просто повязать соперника, не дать ему отбросить шайбу.

Гретцки: Мы приложили огромные усилия. И мы совершенно не хотели быть теми тремя парнями, которые привезли решающий гол.

Как и хотел Хаверчак, никто не смог чисто выиграть вбрасывание. Лемье удалось протолкнуть шайбу, а нападающий сборной СССР Вячеслав Быков столкнулся со своим партнером, Валерием Каменским.

Хаверчак: Советский защитник Игорь Кравчук попытался вмешаться, но он недооценил длину рук Лемье. Марио протолкнул шайбу мимо него и умчался вперед.

Мерфи: У нас был хороший шанс. В таких случаях защитник должен подключаться в атаку.

Коффи: Мерфи всегда был очень умным игроком. Не самым быстрым, но умным и умеющим предвидеть развитие ситуации. Я знал не так много защитников, которые могли переиграть меня на льду, но Мерф точно из этого редкого числа.

Мерфи: Если шайба пересекла синюю линию, то защитник обязан продолжать давление. Ведь если партнер и потеряет шайбу, то нужно еще вывести ее из зоны. Именно в такие моменты нужно прессинговать особенно жестко.

ПОБЕДНЫЙ ГОЛ

Лемье отдал пас на ход Гретцки, который убегал вместе с Мерфи. Этот момент сопровождался спорной ситуацией.

Хаверчак: Конечно, многие считают, что один советский игрок должен был успеть вернуться. По-моему, это был Быков. Утверждают, что я задерживал его или что-то там еще. Я же скажу, что он симулировал. (Смеется.)

Коффи: Стоит отдать должное Дэйлу Хаверчаку. Он просто вцепился в соперники и позволил нам выйти два в одного.

Каменский: Быков пытался нагнать Марио, но Хаверчак… по-моему, там было нарушение. Но судья не обратил на это внимания. В хоккее такое случается.

Хаверчак: Я не считаю, что нарушал правила. Подобные инциденты случались постоянно. Бывало и похуже.

Гретцки: В те времена это считалось обычной частью игры. Правильно это или нет, но происходило именно так.

Хмылев: Когда счет равный (5:5), и обе команды стремятся играть, то арбитры позволяют играть. И такие нарушения не фиксируют, особенно на последних минутах.

Хаверчак: Это было неписанное правило. Можно было прихватить соперника, а потом отпустить. Зачастую в таких случаях, если игрок падал, то судьи считали, что это симуляция. Они не покупались на это. Нужно было понимать, что можно делать, а что – нет.

Гилмор: Просмотрели ли арбитры этот момент? Я не знаю. Но все было честно. (Смеется.) Ведь мы забили.

Лемье, освобожденный от опеки Быкова и находящийся на шаг впереди Кравчука, подключился к контратаке.

Гретцки: По-моему, Майк решил объединить нас с Марио в одном звене в игре с Чехословакией. До этого мы не играли вместе. Где-то в середине второго периода у нас случился выход два в одного. Я отдал шайбу Марио, а он сделал ответную передачу. Помню, как сказал ему на скамейке: «Марио, ты умеешь забивать гораздо лучше меня. Если у меня будет момент, то я отдам шайбу тебе. А ты не вздумай ее возвращать». Когда я получил шайбу, то уже знал, что буду с ней делать.

Коффи: Я всегда говорю о Уэйне Гретцки, как об одном из самых нежадных игроков в истории. Он всегда был готов отдать пас. И не имело значения, кто является его партнером. Если ты открыт, то получишь от него шайбу. Так было всегда, не только в том случае.

Гретцки: Как-то я должен был отдать ему пас. Существует очень мало игроков – Яри Курри, Бретт Халл, Майк Босси, – которые не промахиваются из выгодной позиции. Можно просто сразу катить на центр. И Марио, конечно, из их числа.

Коффи: Само собой разумеющееся.

Гретцки: Мерфи сыграл важную роль, приехав к воротам. Он сбил с толку защитников. Я видел Марио. Но, кажется, я бросил взгляда в его сторону. Я продолжал смотреть на Мерфи, будто собираюсь отдать шайбу ему. Люди иногда спрашивают меня: «У Мерфи был шанс получить шайбу?» Я отвечу то же, что говорил самому Лэрри: «Ты бы этого не увидел».

Мерфи: Да, мое имя не вписано в протокол, но я горжусь тем, что сыграл определенную роль в решающем голе. Я принял верное решение, поддержав атаку.

Гретцки отдал передачу назад на Лемье как раз в тот момент, когда советский защитник Игорь Стельнов пытался перекрыть траекторию паса.

Хмылев: А затем, как это бывало столько раз, – бросок под перекладину, над ловушкой. Ощущение было не из приятных. Но это уже история.

Мерфи: Я был открыт. Был готов. Думал, Марио отдаст шайбу мне. Уверен, если бы он посчитал угол слишком острым, если бы вратарь выкатился бы подальше, то он нашел бы меня передачей. И я был уверен, что получу шайбу. Был на изготовке.

Каменский: Он нанес идеальный бросок. Наверное, он забивал так сотню раз. Думаю, это величайший игрок в истории.

Хаверчак: Наверное, вратарь подумал: «Он обязательно отдаст шайбу дальше». Казалось, что голкипер готовился к перемещению, так что даже не успел поднять руку. Марио не оставил ему шансов.

Мерфи: Конечно, было бы здорово стать автором победной шайбы. Я думал об этом. Но если оценивать всю ситуацию в целом, то я просто рад, что смог оказаться на льду. И я не переживаю из-за этого, ведь это и есть хоккей. Что бы случилось, если бы шайба дошла до меня? Знаете, я не собираюсь терять сон из-за этого вопроса.

Коффи: Уверен, что Мерфи бы разобрался, но тогда это бы не стало такой легендарной историей. 99-й на 66-го – это было здорово.

ПОСЛЕ ГОЛА

Гол Лемье случился за 1:26 до конца третьего периода. Он заключил Гретцки в объятия за воротами. Тут же примчались Хаверчак и Мерфи.

Мерфи: Думаю, мои эмоции разделяли все болельщики на трибунах. Мы были в шаге от победы на турнире. Так близко. Одной ногой уже стояли на пьедестале.

Хаверчак: Фанаты неистово поддерживали нас. Мы совершенно не хотели играть еще один овертайм. Хотели поскорее закончить с этим. Две причины: во-первых, в овертайме может случиться все что угодно. Во-вторых, уже накопилась усталость. Это была изматывающая серия. Турнир растянулся на месяц, для нас это было начало сезона. Мы не находились на пике своих возможностей. И, конечно, не хотели продлевать матч.

Гретцки: Думаю, физически мы были на последнем издыхании.

Мерфи: Три игры невероятного давления и напряжения.

Канада смогла удержать преимущество. Команда выиграла третий Кубок Канады из четырех.

Хаверчак: Невероятно приятное ощущение выполненной задачи, достигнутой цели. Приятная усталость. Но мало кто собирался веселиться. Нужно понимать, что, когда ты добиваешься такой победы, то сил на что-то еще не остается. Большинство ограничились лишь пивом.

Гретцки: Если бы их ворота защищал Владислав Третьяк в своей лучшей форме, то серия могла бы сложиться совершенно иначе. Но наш вратарь переиграл своего оппонента, без сомнения.

Каменский: Любой хочет, чтобы их вратарь был сильнее. Но нужно довольствоваться тем, что имеешь. Если бы у нас был Третьяк, то мы могли, возможно, победить. Но, может, тогда у нас не было бы Макарова, Ларионова или Крутова, кто знает? В этот раз у нас были такие вратари. (Смеется.) Это правда: если твой вратарь сильнее, то и шансов на победу у тебя больше.

Гретцки: Не уверен, что лучшая команда выиграла турнир.

Каменский: Это уже история. Ее уже нее изменить.

Гретцки: Майк Кинэн переиграл Виктора Тихонова. Это показало уязвимость их системы, а они оказались слишком уперты, чтобы пойти на изменения. Мы знали, что они не будут ничего менять. Они будут играть в четыре тройки нападение и три пары защитников и менять их по очереди. Майк же пытался разменять звенья, игроков. Безусловно, он проявил себя ярче как тренер.

Каменский: Это был великолепный хоккей, вот и все. Может, спустя 30 лет, мы вновь встретимся на льду, хоть кто-то из парней? Это было бы интересно.

Хаверчак: Лучшая команда, в которой мне когда-либо приходилось выступать, без сомнения. Более того, лучший турнир, в котором я принимал участие.

Фюр: У «Эдмонтона» был прекрасный состав, но если посмотреть на тот состав сборной Канады, то это лучший подбор игроков, который только можно представить. Было здорово оказаться частью этого состава.

Каменский: По-моему, каждый участник той серии говорит, что это был лучший хоккей в их жизни, верно? Если вы вспомните любого игрока, то он был суперзвездой.

Гретцки: Это одно из самых ярких воспоминаний в моей карьере.

Гилмор: Из всех игр, в которых мне довелось принять участие, это были самые напряженные. Кубок Канады, игра против русских – это особое событие.

Кубок Канады никогда не был лучше, чем в 1987 году. Турнир был проведен еще раз в 1991 году, но тогда советская сборная выступала в ослабленном составе. С 1996 года этот турнир заменил Кубок мира.

Гретцки: Помню, как после решающего матча вернулся в отель в Гамильтоне. Уже тогда начались разговоры о следующем Кубке Канады. Я же умолял всех устроить новую Суперсерию. Честно говоря, я преследовал и личные цели – хотел провести четыре матча в России. Я никогда там не играл. В 81-м, 84-м и 87-м мы выступали в Канаде. Чувствовал, что с меня Кубков Канады уже хватит, хотелось сделать нечто иное и уникальное. Я хотел быть частью команды, которая выступила бы в Суперсерии, как в 1972-м. Но этому не суждено было случиться.

Хаверчак: В 91-м ощущения были уже иными. В 87-м мы последний раз соперничали до падения «Железного занавеса».

Мерфи: Теперь все иначе. В Советском Союзе была очень сильная хоккейная программа. Все спорили, кто же лучше. Но теперь все изменилось. Лучшие российские игроки приезжают в НХЛ. Ныне Олимпиады и Кубок мира – выступление игроков НХЛ, собранных в разные команды. Тогда все ощущалось иначе.

Гретцки: Я не могу сравнить это с Суперсерией, но было близко к этому.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *