Лю хуншен записаться на прием

Кто вы, доктор Лю?

Вечерняя Москва, 29 сентября 2007 года
Количество просмотров: 7716

«Спартак» посадили на иглу.

Об этом человеке мало что известно широкой общественности. А между тем в стане красно-белых таинственный и всемогущий целитель Лю Хуншен (впрочем, в команде к нему обращаются просто Лю) уже три с лишним года. Среди всех клубов премьер-лиги только московский «Спартак» имеет в своем медицинском штабе такого необычного доктора – специалиста по китайской медицине. Без китайца Лю нынешний «Спартак» представить сложно. Да и сам доктор уже, кажется, не мыслит себя вне коллектива представителей дзучо – что в переводе с китайского означает «футбол».

От Пекина до Медведкова

Доктор Лю Хуншен уже несколько лет имеет российское гражданство. При встрече даже продемонстрировал корреспонденту «Вечерки» свой российский паспорт. Правда, по этой причине Лю лишился китайского паспорта, так как в Китае двойное гражданство запрещено.

Родился Лю в 1960 году в китайском городе Линьи (два часа на самолете от Пекина). Окончил медицинский университет, где пять лет изучал китайскую медицину. А это главным образом иглотерапия и точечный массаж. Служил в сухопутных войсках китайской армии. Там долгое время работал в госпитале.

Впервые приехал в столицу России в 93-м году: – Я тогда направился работать по контракту в городскую больницу № 15 близ станции метро «Выхино», рассказывает Лю. – Контракт действовал два года. После этого вернулся в Китай. Но через некоторое время снова приехал в Москву. Работал и в больнице, и в поликлинике. И… остался.

Сейчас наш герой вместе с семьей живет в районе станции метро «Медведково». У выхода из метро китайский доктор и встречал вашего корреспондента. За годы проживания в России на языке Лермонтова и Пушкина наш герой научился говорить вполне сносно. Только, бывает, путается в окончаниях или суффиксах.

Моцарта исцелил без операци

– Кто из спартаковцев обращался к вам в последнее время с серьезными проблемами? – поинтересовалась я у доктора.

– Позавчера – тренер вратарей Гинтарас. (Гинтарас Стауче. – Н. Г.) Простудился сильно. Ставил ему иголки и банки. Сейчас уже все нормально. Вообще же Гинтарас часто жалуется на проблемы с ахиллами, которые у него появились во время игровой карьеры. Это сложная травма. Порой оказываю ему помощь. А еще был не так давно случай с личным водителем Черчесова: у него рыбная кость поперек горла встала. Кому-то другому на моем месте понадобились бы зеркало и фонарь, чтобы вытащить. Я же иглой в нужном месте нажал и кость сама вышла. Большая.

– На что чаще всего жалуются футболисты?

– Ребята часто мучаются с паховыми кольцами. Порой по этой причине им приходится идти на операции. Были такие проблемы, например, у Моцарта. Думали, что потребуется хирургическое вмешательство. Однако Моцарт не захотел делать операцию. Решил обратиться ко мне. Я ему постоянно ставил иголки. И все прошло. Сейчас подобные проблемы возникли и у Ромы Шишкина. Каждый день ему ставлю иголки. Помогает.

– Неужели и перелом кисти у Романа Павлюченко можно было вылечить с помощью игл?

– Травму Павлюченко можно лечить иглами. Но мы не стали этого делать, так как в данном случае это не очень удобно: приходилось бы каждый день снимать повязку, снова перевязывать… А вот на травмированное колено иголки ему доводилось ставить. Делал, кстати, Роме массаж шеи, которая у него очень болела.

Метровой иглы у меня нет – ее боятся

– Раскроете какие-нибудь секреты своего целительства? Подозреваю, что результат зависит, допустим, от того, какого размера иглы используете.

– Да, иглы в медицине бывают разной длины. Но главное в другом: каждое заболевание имеет на теле свои «точки», где во время лечения надо располагать иголки. Для лучшей циркуляции крови иголки можно подогревать на травах. Правда, на свежие травмы подогретые иголки ставить не рекомендуется. Процедуру с теплыми иглами можно делать только через несколько дней после того, как человек получил травму. К слову, по-китайски «иглотерапия» звучит как «дженьдзю». «Джень» – иголка, «дзю» – сигара с травами. А если говорить о длине игл: самая длинная достигает одного метра, самая маленькая – полтора сантиметра. Я же в своей работе чаще использую иглы по 15 сантиметров. И полуторасантиметровые тоже. Метровую иглу люди боятся, поэтому у меня такой нет. Но, допустим, по длине ноги было бы удобно воспользоваться именно метровой: одной этой иглы хватит, а так приходится штук шесть ставить.

– А сколько игл, скажем, может понадобиться для лечения весьма частой у футболистов травмы голеностопа?

– Причиной травм голеностопов часто становятся вязкие, размякшие газоны. Для лечения такой травмы понадобится шесть иголок, при лечении связок колена – десять.

– Кого легче лечить – спортсменов или обычных клиентов?

– Я бы сформулировал этот вопрос по-другому: китайцев или русских? Китайцев лечить удобнее. Почему? У нас народ в этом отношении терпеливый: если лечиться необходимо, все можно стерпеть. Удобна ли, приятна тебе эта процедура или нет – все равно: главное, чтобы помогала. В России же смотрят прежде всего на другое: больно или не больно.

А что касается спортсменов… Например, когда я только пришел работать в «Спартак», многие игроки, например Павлюченко, Павленко, Ковалевски, Йиранек, Видич, боялись иголок. Сначала им действительно было немного больно, а потом – нормально. И все они увидели, что иголки помогают. Вообще с помощью иглотерапии можно вылечить желудок, воспаление легких, восстановиться после инсульта. С помощью точечного массажа – снять давление. Впрочем, любые заболевания поддаются мануальной терапии. Правда, иглотерапия не очень удобна. Она занимает время, а у кого-то его очень мало. В итоге человек идет в ближайший аптечный ларек, покупает лекарство и думает, что вылечится…

Есть здоровье, будет и религия

Вторая половина Лю – россиянка.

– В свою жену влюбился с первого взгляда, – с ностальгией вспоминает доктор. – В то время Елена была студенткой филологического факультета Московского государственного педагогического университета, который окончила в 2003 году. Знаю, что филологический факультет этого вуза окончил и известный спортивный комментатор Василий Уткин.

В браке у Лю Хуншена родились двое детей: мальчик и девочка. Четырехлетнего сына доктора зовут Яном.

– Ян – это аналог русского «Иван», – говорит Лю. – А в китайском языке «ян» означает «океан» или «иностранный».

Полуторагодовалая дочь Лю носит имя Мария. Как говорит доктор: «Мария – хорошее имя. Имя Богоматери».

Что касается вероисповедания самого целителя, то с этим вопросом он, по его словам, пока не определился:

– Больше всего в Китае, как известно, буддистов. Есть и христиане, и мусульмане. Я жил в Китае во времена коммунистического строя, когда власти запретили религию. И, наверное, поэтому пока ни к какой религии не отношусь. Мой принцип в жизни таков: самое главное – здоровье. Если оно есть – все остальное приложится. Руками, ногами шевелите, и все у вас получится. Но еще, конечно, люди должны много работать.

Насчет Видича дал гарантии

Клиентами Лю были люди из самых разных сфер. Среди них, например, такие известные личности, как актер Армен Джигарханян и певица Лайма Вайкуле. Обращались к Лю и наши теннисные звезды Мария Шарапова, Анна Ча кветадзе, Михаил Южный. Лечил Лю и отца Чакветадзе Джемала, с которым очень дружен бывший генеральный директор «Спартака» Юрий Первак.

Кстати, знакомство с Перваком стало для Лю судьбоносным. Первак привел на прием к Лю свою дочь Ксюшу, которая играет в теннис.

Позже гендиректор красно-белых обратился к Лю Хуншену по поводу Неманьи Видича, которого планировали приобрести красно-белые. Перед руководством клуба стоял вопрос: стоит ли покупать игрока с межпозвоночной грыжей? Ведь эта травма отпугнула многие европейские клубы, которые желали заполучить серба в свои ряды.

– Помню Первак пришел ко мне и сказал: «У тебя есть гарантии, что его можно вылечить и не понадобится операция?» Я ему отвечаю: «Операция не нужна». Посмотрел я Видича. Провел курс лечения, и – игрок здоров.

После этого китаец был зачислен в штат «Спартака», а Неманью через полтора года за нехилую сумму в 10 миллионов евро приобрел великий «Манчестер Юнайтед». И теперь пациентов Лю Хуншена можно встретить во многих точках земного шара: «Они звонят из Германии, Америки, Израиля, стран СНГ, чтобы поблагодарить», – скромно признается Лю.

Дисциплина по-китайски

Как-то в китайской армии доктору довелось на собственном опыте испытать, что такое футбол.

– Мы решили сыграть между собой. Бегаем. И вдруг меня… подкосила травма: неожиданно в поясницу камень попал. Как же она у меня потом болела! С тех пор я больше в футбол никогда не играл. Но за «Спартак» Лю, по его признанию, болеет всей душой:

– Я очень переживаю за результат. И очень хочу, чтобы «Спартак» был на первом месте. А в тонкости игры не вникаю.

А еще Лю говорит, что с приходом Станислава Черчесова на должность главного тренера дисциплина в команде стала строже, и это ему по душе.

– На мой взгляд, на сборах все должно быть строго как в армии. Режим обязателен: потренировался, покушал, и спать. Потому что если тренер с игроками будет слишком мягок, они и на тренировку могут опоздать. А со строгой дисциплиной команда всегда будет в порядке.

ЛЮ НА СПОР СЪЕЛ ЖУКА

Рассказывает полузащитник «Спартака» Денис БОЯРИНЦЕВ:

– Был случай, Лю поспорил с ребятами на деньги, что сумеет съесть жука. Никто ему не верил. Но наш доктор действительно съел это насекомое и выиграл спор. Все не то слово как удивились. А Лю хитро улыбнулся и сказал: «Я еще не такое умею: мог бы съесть и сырую мышь». Вообще с чувством юмора у Лю всегда все было в порядке.

В прошлом году у меня были проблемы с паховыми кольцами и тогда мне пришлось сделать операцию. Меня и без операции мог за месяц вылечить Лю Хуншен. Я в этом нисколько не сомневался. Но мне просто не хотелось ждать: я думал покончить с этой проблемой как можно быстрее, потому что в первенстве страны тогда из-за чемпионата мира возникла пауза, во время которой «Спартак» уезжал на зарубежный сбор. А я всей душой рвался в бой, хотелось мне этот сбор пройти полноценно и восстановиться как можно быстрее. Поэтому сразу решился на хирургическое вмешательство.

А что касается его иголок, лично я их вообще не боялся. Когда Лю начинает их ставить, чувствуешь небольшое покалывание, а потом кажется, что на твоем теле иголок вообще нет.

Надежда ГУЩИНА

Секреты спортивной медицины «Спартака»: горсть камней и немного детской мочи. Никаких допингов      

55‑летний врач «Спартака» Лю Хуншен живет в России с начала 90‑х, работает в клубе с начала 2000‑х. Лечил Неманью Видича и большую группу нефутбольных знаменитостей. Женат на однокурснице Василия Уткина. Чтобы разузнать о Лю Хуншене что-то еще, «Совспорт-Футбол» применил нестандартный подход: поговорил с китайским доктором, не поверите, о китайской медицине.

Лю Хуншен точно знает, какая доза лекарства необходима для выздоровления

ЛЕКАРСТВЕННЫЙ ТИГР

В его гостиничном номере на сборах «Спартака» в ухо лезет китайская речь. Доносится из устройства, которое принято называть фаблетом. По экранчику бегают люди в военных одеждах, стреляют друг в друга, а иногда и в себя. Нервничают, голосят, вращают глазами.

– Что смотрите, Лю?

– Сериал. Китайское кино про войну с японцами. 70 лет назад она была. А теперь сняли 60 серий. Очень интересно.

– Вы в России 22 года. Научились разбираться в футболе за это время?

– Играть как не умел, так и не умею. Но про футбол теперь знаю много. Мы хоть и медицинский штаб, но с ушами, с глазами. Получаем информацию, видим, кто как играет, кто как тренирует. Сравниваем. Кое-что понимаем. Особенно теперь, когда тренеры говорят по-русски.

– Вы лечили Лайму Вайкуле, Армена Джигарханяна, Марию Шарапову, Анну Чакветадзе, Юрия Антонова, Михаила Южного…

– Да-да, Южный еще этой весной ко мне приходил. Ставил ему иголки, помогал восстановиться после бронхита.

– Понимаю, что многие ждут рассказа про пациентку Шарапову. Но врачебная тайна – она и в Китае врачебная тайна. Давайте лучше не про чужие, а про ваши секреты. Вот, говорят, есть на теле точки. Надавишь – и усталости как не бывало.

– Правильно говорят. Играли мы с «Лучом-Энергией». А своей энергии после перелета во Владивосток у футболистов мало. Сонные, без эмоций. И я нажимал нужные точки. Люди просыпались, взбадривались.

– Выходит, команду и в перерыве можно пальцами подзарядить?

– В перерыве снимаю боль. Если ушиб или несильное повреждение, надавишь куда надо – и игроку легче.

– И где эти точки?

– На голове. На руках. На шее. Против усталости как раз шею нужно давить, кровяное давление поднимать. Это как кофе выпить. Или энергетик из банки. Через время упадок сил все равно вернется, но на каком-то отрезке организм взбодрится.

– Вы взбадриваете «Спартак» во Владивостоке и обезболиваете в перерыве. Страшно подумать, что же творится в китайском спорте. Из людей пальцами лепят Бэтменов?

– В футболе из китайцев пока невозможно вылепить Бэтменов. А в настольном теннисе, наоборот, лепить не надо – Китай и так лучший в мире. Но с китайской медициной спорт связан тесно, да. У нее есть большой плюс: не возникает проблем с допингом. Добавьте сюда полезную китайскую еду и растущую экономику. Это тоже сильно помогает спорту.

– В китайской медицине все натуральное?

– Все. И самое главное – травы.

– А животные?

– Конечно! Раньше звери были основой очень многих китайских лекарств. Сейчас меньше, но это все равно есть.

– Какой зверь самый лекарственный?

– Тигр. Так было, пока их не осталось мало и не запретили охоту. А теперь – змея, олень, медведь, черепаха, скорпион.

Тренерский штаб «Спартака» — новый, доктор — старый

…А ОЛЕНИ ЛУЧШЕ!

– То есть самые важные китайские рецепты начинаются с фразы: «Отрезаете кусок тигра…».

– Главное в тигре – кости.

– А в олене – рога?

– Нет, пупок. Оттуда добывают мускус, который дороже золота. Это тоже лекарство и очень сильное. Используется в парфюмерии. Если беременная женщина понюхает, может случиться выкидыш. Поэтому беременным не рекомендованы духи. В них тоже добавляют мускус.

– О как! А я слышал, это вещество добывают из сибирского оленя – кабарги. И бывает еще мускусная крыса. Ее тоже толкут в таблетки?

– Крысу используют в других целях. Но тоже в лекарственных.

– Вернемся, однако, к тигровым костям. Вряд ли их принимают внутрь целиком.

– Тигр стал очень редким. Вместо него подойдет медведь.

– Совсем другое дело! Прямо полегчало. Итак, ловим медведя и…

– …вырезаем жир. Очень хорошо помогает при ожогах, если намазаться. Потом желчный пузырь. Прекрасно излечивает дыхательные пути. Бронхит, трахеит, кашель. Отрубаем лапу – это в медведе самая вкуснятина. В Китае замечательно готовят медвежью лапу. Она еще и полезная, дает много энергии. Жалко, что охоту на медведя тоже стали запрещать.

– Бывает вообще зверье, которое в Китае не расчленяют и не волокут сушеным в аптеку?

– В Китае людей лечат не только травами или животными. Даже камнями.

– Мамочки. Ударотерапия?

– Нет, камни принимают внутрь.

– Через какое отверстие организма? И не плашмя ли?

– В толченом виде, через рот. Обычный гипс, скажем, хорош не только при переломах. Если добавить его в настой из трав, уйдут и кашель, и температура.

– А если гипс застынет в кишках?

– Нужно насыпать граммов двадцать в мешочек или марлю и прокипятить вместе с травами. Можно даже в простой воде. Потом выпить. Или вот песок… Да всем можно человека лечить! Детский кал знаете?

– Кто ж его не знает.

– Надо есть.

– Точно?

– Если проблемы с пищеварением – точно. И детская моча – лекарство. И моча беременных. В ней много гормонов, сердце вылечивает.

– А песком, про который вы говорили, можно разбавлять? Все ж немного поприятнее.

– Нужен не тот песок, который на пляжах. Бывают дома, построенные из глины вперемешку с землей и травой.

– У нас их называют саманными.

– Во-о-от. Когда стены старые, они от дождей и ветра начинают немножко сыпаться. Собираете этот пыльный песочек, разводите водичкой и даете маленьким детям, которые плохо спят. Дети успокаиваются и засыпают.

– Страшно спрашивать, надолго ли. А воробьями у вас на родине лечат? С ними в Китае разговор короткий.

– Воробьев кушают. Маленькая птичка, а вкуснее, чем курица и свинья.

– Это ж какие шампура нужны на такие тушки?

– Воробьев продают в банках, как тушенку. Очень приятные на вкус. А на юге ценятся жуки с кузнечиками.

Неужели там целый чемодан иголок?

КРОВЬ, ЖЕЛЧЬ, ВОДКА

– Самое время поговорить о змеях. Какие вкусные, какие нет?

– Все одинаковые. Главное, чтобы не ядовитые.

– Неужели змеиный яд есть и в мясе?

– Просто нужно аккуратнее их разделывать. Пусть сначала яд уйдет, чтобы с кровью не смешался. А вот желчный пузырь у змей – лекарство. Змееловы сливают в стакан свежую кровь, потом желчь, добавляют немного водки и сразу пьют. Очищает легкие.

– Что скажете про рыбу?

– Рыбой у нас не лечатся – кушают. Но не сырую. В Китае вообще не любят сырые продукты.

– Вы родом из какого района страны?

– С северо-востока. Город Циндао.

– Там острая кухня?

– Острая на юго-западе, в провинции Сычуань. А у нас – обычная.

– Почему в китайской кухне совсем нет молочных продуктов?

– Исторически так сложилось. Мало кто в Китае держал коров, если только уйгуры и тибетцы. Буддизм такому не способствует. А нет коров – нет и молочной кухни. Другое дело – соя. Вот из нее делают и молоко, и сушеное соевое мясо, и сыр тофу.

– Верите в Будду?

– Честно говоря, не слишком. Я ведь был коммунистом. А коммунисты всегда учили: бога нет, есть только народ. Народ и есть бог.

– Вы больше не коммунист?

– Когда приехал в Россию, долго платил взносы в китайском посольстве. А потом сменил район, добираться до посольства стало далеко. И меня там, кажется, не очень ждали. Все-таки сейчас немного другие коммунисты, не такие, как раньше.

– Почему в Китае нет пенсий?

– Уже лет пять, как есть. И до этого были, но только в городах, у госслужащих, на заводах, фабриках. А в деревне людей кормило хозяйство. К тому же сельских жителей гораздо больше, чем городских, три четверти населения. Очень много денег нужно было, поэтому в провинции пенсии не платили. Теперь платят, экономика позволяет.

– Вы рассказывали как-то, что китайцы подолгу лежат в больницах. Почему?

– Сейчас уже не так. Раньше больниц было мало, денег тоже. И китайцы терпели, накапливали болезни. Попадали к врачам, когда больше нельзя терпеть, и лечили сразу все. Но в острой и хронической форме. В последние годы ситуация меняется к лучшему.

В России всегда чувствовал зависть коллег. Зарплата моя кому-то не нравилась

«МЮ» ПРЕДЛАГАЛ 10 ТЫСЯЧ ФУНТОВ»

– Вас действительно приглашали работать в «Манчестер Юнайтед»?

– Приглашали. Узнали обо мне скорее всего от Видича, которому я лечил спину. Предлагали зарплату 10 тысяч фунтов в месяц. Отказался.

– Почему?

– Ненадежная работа. Уйдет тренер или менеджер, поменяют врачей – и что мне делать в Англии?

– А «Спартак» – надежно?

– В «Спартаке» я много лет. К тому же в России у меня есть нефутбольные клиенты. Вот это – надежно.

– Вы и впрямь офицер китайской армии?

– Старший лейтенант запаса. После того как закончил институт военной и китайской медицины, служил в госпитале 11 лет дежурным врачом. Оказывал первую помощь больным с любыми диагнозами.

– И при этом стреляли из автомата?

– Все военные стреляли – это обязательная часть подготовки. Но про армию много рассказывать не могу – были там и секреты.

– Про травы и олений пупок вам в институте поведали?

– Больше всего перенял от бабушки. Ходили с ней за травами, потом она их готовила, сушила, варила. Иголки умела ставить, массаж делать. Я многое запомнил, ни в одном учебнике такого нет. Конечно, есть и в книжках ценные методики. Но такие тонкости я узнавал только от бабушки.

– Часто бываете в Китае?

– Давно не был. Раньше родителей навещал, но они уже умерли.

– А братья, сестры?

– Нас было восемь в семье. Два брата погибли еще в 1957 году. Одному было 12 лет, другому 7. Тетин дом, где ночевали братья, разрушил ураган. Остался у меня один брат и четыре сестры. Хочется повидаться, но не получается.

«СУНУЛ ЖУКА В РОТ. ПЕРЕЖЕВАЛ»

– Когда-нибудь чувствовали в России зависть или ревность коллег?

– Всегда. И не только профессиональную. Зарплата моя кому-то не нравилась. Или то, что тренеры меня иногда про команду спрашивали. Я излагал свое мнение, а другие мне говорили: «Не лезь в тренерскую работу».

– Болеете за какой-нибудь китайский клуб?

– Не болею, но слежу за «Шаньдун Лунэн». Это клуб, в который из ЦСКА перешел Вагнер Лав. «Лунэн», кстати, по-китайски означает «энергия».

– Сколько в китайском языке иероглифов?

– Около 15 тысяч.

– И сколько знаете вы?

– Тысячи полторы. Все знать нельзя. И забывать потихоньку начинаю.

– Во время Олимпиады в Пекине Китаю пришлось придумать специальный иероглиф для кока-колы.

– Его знаю. Переводится примерно так: «Вкусно и приятно».

– Ваша жена – учитель русского языка?

– Да, когда приехал на практику в Россию, познакомился с ней в больнице. Теперь у нас двое детей. Кстати, они с женой учат китайский в международной школе. Хотят знать язык.

– Зачем вы съели жука на глазах у команды?

– Это было при Владимире Федотове. Летели на сбор в Чехию, долго сидели в аэропорту. Решил развеселить людей. Ну и поспорил немножко. Смотрю, ползет какой-то маленький. Сунул в рот, пережевал. Настроение у всех поднялось.

– Денежка вам перепала?

– Обещали 1000 евро, дали 300. Я на них тем же вечером пригласил весь «Спартак» в чешскую пивную. Второй раз поднял команде настроение.

– У вас есть футбольные медали?

– И бронза, и серебро. Все храню дома. Только при Карпине персонал команды почему-то не награждали.

САМ СЕБЕ ВРАЧ: Cоветы доктора Лю

Лю Хуншен

Материал из Спартакопедии

Перейти к: навигация, поиск

Лю Хуншен (рождён 27 мая 1960 года) – знаменитый китайский шаман-целитель, вот уже более десяти лет работающий в Тарасовке.

– Вы в «Спартаке» с 2004 года. Кто вас пригласил?

– Тогдашний гендиректор Юрий Первак. Я помог поправиться теннисистке Ане Чакветадзе, а её отец был знаком с Перваком. Потом помог и ему самому – у него были проблемы с межпозвоночной грыжей. Ну а дальше сложилась ситуация, когда «Спартак» покупал защитника Видича. У него тоже были проблемы со спиной. Первак спросил: «Лю, возьмёшься помочь?» Я взялся. Первак предупредил: «Покупка игрока – это большой риск, большие деньги». Я сказал: «Даю гарантию, он поправится». И вылечил. После чего оказался в «Спартаке».

/ Лю Хуншен

Являясь приверженцем народной китайской кухни, доктор Лю прославился также своей поразительной всеядностью, позволяющей ему легко находить в Народной Команде стабильные источники дохода:

Был случай, Лю поспорил с ребятами на деньги, что сумеет съесть жука. Никто ему не верил. Но наш доктор действительно съел это насекомое и выиграл спор. Все не то слово как удивились. А Лю хитро улыбнулся и сказал: «Я ещё не такое умею: мог бы съесть и сырую мышь». Вообще с чувством юмора у Лю всегда всё было в порядке.

/ Бояринцев Денис

Помимо жукопоедания, иглоукалывания, мануальной терапии и точечного массажа юморной китаец практикует и довольно экзотические, нетрадиционные способы врачевания:

– Да всем можно человека лечить! Детский кал знаете?

– Кто ж его не знает.

– Надо есть.

– Точно?

– Если проблемы с пищеварением – точно. И детская моча – лекарство. И моча беременных. В ней много гормонов, сердце вылечивает.

/ Лю Хуншен

Неудивительно, что многие Спартаковцы, прослышав о подобных лекарственных препаратах, стараются лишний раз не болеть.

Канонические персонажи Спартаковской Секты

Отцы-основатели и наставники

Аленичев • Бесков • Карпин • Романцев • Скала • Старков • Старостин • Федотов • Чернышов

Ветераны-духоносцы

Бубнов • Зуев • Ковтун • Ловчев • Нетто • Павлюченко • Рейнгольд • Самедов • Титов • Тихонов • Филимонов • Юран

Посвящённые легионеры

Веллитон • Видич • Кариока • Маркао • Робсон • Тчуйсе

Манагеры, лекари и летописцы

Лю • Рабинер • Федун • Червиченко • Шавло

Лучшее в 2017-м. «За 13 лет в «Спартаке» так и не полюбил футбол». Интервью с китайским доктором Лю Хуншэном

Лучшее в 2017-м. «За 13 лет в «Спартаке» так и не полюбил футбол». Интервью с китайским доктором Лю Хуншэном

Доктор Лю Хуншэн покинул «Спартак» и рассказал в эксклюзивном интервью Леониду Волотко и Евгению Дзичковскому о том, как ставил иголки Якину и Каррере, сколько денег выиграл, взобравшись на пальму, и как снова вылечил Видича год назад.

– Вы отработали в «Спартаке» 13 лет. Когда узнали, что контракт не будет продлен?

– За неделю до его окончания. Мне сказали, что это решение главного тренера. Попросили приехать и забрать документы.

– Карреру что-то не устраивало?

– Я знаю, что произошло. И в команде знают. Но говорить не буду. Зачем? Контракт закончился, я уже ушел. С качеством моей работы это никак не связано. Мне и в клубе говорили: Лю, претензий нет, все отлично, просто тренер не хочет продлевать контракт. С Каррерой я не общался. Недавно просил узнать у переводчика, всем ли доволен тренер. Мне передали: «Массимо про тебя вообще ничего не говорил. Все о’кей».

– Иголки ему не ставили?

– Каррере? Ставил! Он приходил ко мне с коленом – я иголками все вылечил.

– И кто же теперь будет этим заниматься?

– Уверен, они и без меня продолжат делать то, что нужно. Ну, не будет теперь иголок – ничего страшного! В других командах тоже их нет. Будет ли этого не хватать игрокам? Думаю, да. Они меня очень любили, на все процедуры ходили с удовольствием. Когда узнали, что ухожу, Глушаков, Ребров – все позвонили. Спрашивали: «Лю, почему уходишь? Что случилось?» Я отвечал то же, что и вам: тренер так решил.

– Если не хотите называть причину, спросим по-другому: зарплата в «Спартаке» вас устраивала?

– Честно? Нет.

– Финальный свисток матча с «Тереком», болельщики выбежали на поле. Где вы были в этот момент?

– На стадионе. Хотя должен был смотреть игру дома, как обычно. В клубе меня никто не предупредил, что будут праздновать. Только в день игры Ребров с Глушаковым позвонили: «Лю, ты обязательно должен быть!» Я собрался и поехал в Тушино. В обычной одежде, не в клубной. Но после финального свистка на меня надели чемпионскую футболку – и порадовался с ребятами!

– 8 июля «Спартаку» будут вручать золотые медали. Пойдете?

– Наверное, нет. Да и кто меня позовет? Я ведь уже не работаю в команде. Но в руководстве сказали, что медаль я получу. Наверное, администраторы передадут.

***

– За 13 лет вы стали спартаковцем?

– Нет. Потому что я не люблю футбол.

– Разве можно работать в футбольном клубе и не любить футбол?

– Медицина – моя работа. А работа – моя жизнь. Если позовут в другую команду, значит, буду лечить футболистов там. Медицина не знает границ: если кому-то плохо, я всегда помогу. Но футбол мне никогда не нравился, даже в детстве. Я вырос в большом городе (Линьи. – «Матч ТВ»), но даже там не было ни футбольной команды, ни стадиона. Когда работал в «Спартаке», конечно, переживал за команду и не пропускал ни одной игры. Все гостевые матчи смотрел по телевизору – потому что нужно быть в курсе, кто какую травму получил. Но сейчас смотреть футбол не буду – надоел.

– Какой-то вид спорта вам все-таки нравится?

– В Китае играл в волейбол и баскетбол. А еще в бадминтон. Но детей в профессиональный спорт не отдам – здоровья не будет.

– Самый сложный медицинский случай в «Спартаке»?

– Кроме Видича, пожалуй, ничего такого не было. Но и там вся сложность заключалась в том, что решалось будущее Немаьи. Мне Первак звонил по телефону, предупреждал: «Лю, это не шутки, в твоих руках большие деньги. Ты должен гарантировать, что вылечишь – тогда мы его купим». Было сложно брать ответственность, но я уже давно работал и знал, что нужно делать. Поэтому перезвонил и ответил: «Вылечу, покупайте».

– Когда в последний раз общались с Видичем?

– В прошлом году. В «Интере» он опять травмировал спину и позвонил Тошичу. Сказал, что давно не видел меня во время матчей. Раньше я всегда находился на стадионе, а 7-8 лет назад – еще при Карпине – перестал бывать даже на выездах. Тогда случился кризис, зарплаты сократили – вот мне и сказали: Лю, лучше работай на базе – на выезды не надо. Я был согласен – это не нужно. Так вот Видич подумал, что я уже не работаю в «Спартаке». Но когда нашел мой телефон, я сказал: прилетай в Абу-Даби, у нас тут сборы. Неманье к тому моменту сделали операцию, которая не помогла: поясница болела, нога онемела. В итоге он прилетел в ОАЭ и заселился к нам в отель. Уехал полностью здоровым.

– Леонида Федуна не лечили?

– Лечил, но давно. Кстати, у него тоже со спиной были проблемы. А еще с коленом – после тенниса. Из теннисистов Михаил Южный ко мне обращался – у него кашель никак не вылечивался, но после иголок все прошло. Шарапову лечил два года подряд, Чакветадзе. Ксению Первак, которая теперь ваша коллега, журналистка.

– Самая тяжелая травма за 13 лет в «Спартаке»?

– Сразу вспоминаю, как Погатец в матче с «Шинником» сфолил. Хрустнуло так, что я на другом конце поля услышал и все понял! Или Сабитов на сборе в Испании: там даже смотреть не нужно – по звуку было понятно, что перелом. Как и у Дринчича в Турции. С Сабитовым мы сразу поехали в госпиталь, сделали снимок. Доктор посмотрел: «Перелома нет». Я сказал: «Не может быть, делайте рентген еще раз». Сделали – снова ничего! «Делайте третий раз», – говорю. И только после этого врачи увидели: действительно, перелом. Еще один случай – когда в Черкизово болельщик упал с решетки в ров. Подбегаем – не дышит, без сознания, из уха кровь идет. Я сразу иголку ему поставил в специальную точку – «жен чун» называется (между верхней губой и носом – «Матч ТВ»). Если в России или Европе сознание теряешь – дают нашатырь. А в Китае – нажимают на «жен чун». Я нажал – и после этого парень задышал. Сделали укол и передали его скорой помощи. Выжил.

– Правда, что Промес больше всех боится уколов?

– Уколов – да, но на иголки ко мне всегда ходил с удовольствием. Он хороший парень! Больше всех в команде иголок боялся Плетикоса.

***

– Россия – ваша страна?

– Вторая родина! Я здесь проработал дольше, чем в Китае. Там в 15 лет устроился в деревенскую поликлинику. Оттуда – на юг страны, где 11 лет служил в армии, дослужился до майора. (Лю был дежурным врачом в госпитале – «Матч ТВ»). Вернулся, когда заболела мама. Сахарный диабет, реанимация – написал заявление, что больше не хочу служить, и меня срочно отправили домой. В 33 приехал в Россию и работаю здесь уже 24 года. А там – 11 лет в армии, 5 лет в своем городе и год в деревне.

– В китайском футболе теперь много денег. Если позовут – вернетесь?

– Нет. Работа в футбольном клубе такая, что сегодня есть, а завтра ее может не быть. Настоящая работа – это мои клиенты. Для меня это самое главное. А команды – штука временная. Меня же в «Манчестер Юнайтед» звали, когда там Видич играл, а тренировал Фергюсон. Предлагали 15 тысяч фунтов в месяц. Я отказался, хотя в «Спартаке» в то время зарабатывал 240 тысяч рублей. Почему? Потому что этому тренеру я нужен, а завтра придет другой. Вернусь в Россию – клиентов уже нет. А они для меня все: я им помогаю, они меня рекомендуют знакомым. Сарафанное радио – так это по-русски?

– При вас в «Спартаке» сменилось 12 тренеров. С кем было лучше всего работать?

– Комфортнее всего было, когда чувствовал, что меня уважают, – при Старкове и Федотове. А еще при Эмери. С Унаи были трудности перевода: я по-английски почти не говорю, он – лучше, но тоже не очень. А испанский совсем не знаю. Но Эмери относился ко мне очень хорошо. Я сразу понял: отличный человек и тренер.

– Кого из тренеров чаще всего лечили?

– Старкова много раз, Федотова, Черчесова. Якин приходил – болела шея. А у его помощника Вальтера Грютера были проблемы с кишечником. Он отдыхал в Таиланде – там занесли инфекцию. Ничего не помогало, Грютер пришел ко мне. Поставил ему иголки – и все отлично. Вальтер сказал: «Чудо! В Швейцарии никто не смог вылечить, а у тебя сразу все прошло!»

– Одна иголка сколько живет?

– Они все одноразовые. Я их много покупаю, но почти сразу выбрасываю. Самая большая иголка – 1,5 метра. Такие раньше использовали, лет 20 назад. Теперь перестали, потому что очень опасно – можно инфекцию занести, если не обработать. Ее вставляют под кожу, например, у кисти и ведут к самому плечу. Ну, как метро: от «Свиблово» до ВДНХ. Понимаете?

– Понимаем. Пиявками до сих пор лечите?

– Да, их в «Спартаке» давно используют. Помню, как еще при Старкове ставили пиявки Павлюченко – от гематомы. На базе у меня всегда большая банка с ними стояла. Пиявки долго живут – можно год не кормить, ничего с ними не будет. Зато полезные! Кровь очищают, от давления – тоже хорошо.

– Иголки, пиявки – что еще применяли из китайской медицины?

– Молоток, который состоит из 7 маленьких иголок. Его используют при проблемах со связками и сухожилиями.

– А змеи сушеные, тигриные потроха?

– Нельзя – из-за антидопинговых правил. Так же с пиявками: их можно поставить, но если экстракт пиявки входит в состав лекарств или препаратов, – спортсменам такое давать нельзя.

– Допинг-тест не пройдут?

– Да! Пиявки, оленьи панты, женьшень – после всего этого не пройдут.

– Вы ведь в Тарасовке еще и готовили.

– Это раньше, когда время было. Почти каждую неделю шел на кухню и подавал ребятам блюда азиатской кухни: пельмени, рыбу, курицу по-китайски. Сейчас не готовлю. Последний раз накрывал на стол, когда Титов и Аленичев еще играли.

– Утку по-пекински умеете?

– Если технику дадите, смогу. Но это очень-очень сложный процесс. Нужно много-много специальных трав. Тушка замачивается в соевом соусе и травах на 24 часа. Потом все высушивается и кладется в специальную печку. Важно правильно подобрать температуру – огонь должен быть мягким! Тогда шкурка получается поджаренной, а мясо – сочным. Дома это приготовить не получится.

***

– Легендарная история, как вы на спор съели жука при всей команде. Знали, что это за насекомое? Или первого попавшегося поймали?

– Да никого я не ел! Уже много времени прошло – можно рассказать. Это было при Федотове. Мы вылетали на сбор в Чехию, долго ждали самолет. Ребята вареные сидят, настроения нет ни у кого. Решил их развеселить. Смотрю, жук ползет какой-то. Ребята кричат: «Лю, проглотишь его за 500 долларов?» Я ответил: «Давай!» Поймал жука, поднес его ко рту и стряхнул в рукав. Никто не заметил! Потом я на эти деньги всю команду пивом в Чехии угостил.

– 500 долларов – самый большой выигрыш?

– На сборе в Испании поспорил, что залезу на пальму. Команда 3 тысячи евро собрала! Руки, ноги, живот – весь исцарапался, но до верхушки так и не добрался. Чуть-чуть не хватило! Когда спускался, очень скользко было – Дзюба меня страховал. В итоге вместо трех тысяч заработал триста.

– Бывший врач «Спартака» Владислав Корницкий нам рассказывал, что после сложного перелета в Комсомольск-на-Амуре вы моментально привели игроков в чувство. Как?

– Обычная история после долгих перелетов. Всегда, когда играли во Владивостоке, Находке или Комсомольске-на-Амуре, перед выходом на поле подходил к игрокам и нажимал на специальные точки. Кровь после этого быстрее доходит до головы – человек тонизируется и просыпается.

– Когда вас последний раз узнавали на улице?

– Каждый день! На улице или в метро – болельщики подходят, просят сфотографироваться. Болельщиков «Спартака» очень люблю. Бывает, идешь куда-то с плохим настроением, подходит мужик: «Доктор Лю! Это же ты наших игроков лечишь. Спасибо!» Так приятно сразу становится, вы не представляете. Большое им спасибо!

– Болельщики ЦСКА не подходили?

– Нет-нет, неприятностей ни разу не было. Они же знают, что я доктор. Думаете, я никогда не лечил болельщиков ЦСКА? Лечил еще как! И «Локомотива», и «Динамо».

– В России вы часто сталкивались с проблемами из-за того, что вы китаец?

– Лет 15 или 20 назад у многих иностранцев были проблемы – не только у китайцев. Но сейчас все отлично. Россия дружит с Китаем, и люди друг друга уважают. Полиция, конечно, проверяет документы иногда, но не так часто. Вот раньше – постоянно.

Текст: Леонид Волотко, Евгений Дзичковский

Фото: Getty Images, ФК «Спартак», РИА Новости/Владимир Федоренко

Больше «Спартака» на «Матч ТВ»:

«Когда Широков уходил из «Спартака», он бегал кроссы наравне с Промесом». Врач, которого уволил Аленичев

Леонид Федун: «Интерес к Зобнину? А что, «Рома» или «Шальке» круче «Спартака»?»

«Сидим за столом, звонок от Черчесова: «Посерьезнее, скоро Кубок Конфедераций». Интервью Дмитрия Комбарова

Журналист опробовал методы врачевания спартаковского доктора Лю Хуншэна

Китайский целитель Лю Хуншэн, который работает в «Спартаке» уже почти десять лет, уверяет: иголки вылечат от всех болезней. Корреспондент решил на собственной шкуре (то есть коже) испытать, в чем прелесть и эффект иглоукалывания.

САМЕДОВ И ГАЙМОРИТ

Достучаться до Лю – задача не из простых. В его номере почти всегда людно и шумно.

– То никого-никого, а то один за другим ходят, – бурчит китаец, открывая мне дверь. Из угла его комнатушки настороженно выглядывают Ананидзе и Паршивлюк. – Приходи лучше через 20 минут.
Возвращаюсь к оговоренному времени.

– Паршивлюку колол колено, Жано – спину, – рассказывает Лю. – После обеда никто не ходил, а сейчас целая очередь. Игроки, Клейменов, администраторы. Приглашать никого не надо, сами идут.

– Карпин к вам тоже ходит?

– Нет, ни разу его не колол. Зачем ему, если он здоровый. Рассказывай, что болит?

– Ну, пусть будет поясница. Главное, чтобы фото эффектные получились – иглы, торчащие из спины…

– Э, да у тебя температура, – перебивает Лю, прикладывая запястье к моему лбу. – Куртка надо надевать, куртка (здесь и далее орфография Лю сохранена. – Прим. ред.).

Ремарка. Спартаковская гостиница – откровенно летний вариант. Место это продувается насквозь со всех сторон, а полы в номерах выложены плиткой. Летом это, быть может, спасает от теплового удара, но февральскими вечерами, если ходить босиком, не утепляться и позабыть включить обогреватель, можно продрогнуть насмерть. («Мы с Нецидом называем это место отелем вечных ветров», – улыбается Марек Сухи).

– Ложись на кушетку, – командует Лю.

– Раздеваться?

– Не надо. На спину ложись. Будем тебе колоть лицо.

– Что?! Мы так не договаривались.

– От простуды и кашля нужно колоть лицо, – настаивает док.

– Игроки когда-нибудь орут, когда вы им в лицо иголки втыкаете?

– Зачем? Никто не орет. Если орут, значит, ничего у них не болит. Кто понимает, что это ему нужно, шуметь не будет. Вчера встретил после матча Самедова. «Спасибо, Лю, – говорит. – Я уже от тебя ушел сколько лет, и ни разу не было проблем с носом».

– А что у него было?

– Гайморит. А после инсульта так вообще иголки в глаз ставят, – продолжает успокаивать китаец.
Лю смачивает ватку бальзамом и протирает мне виски и кожу у основания большого пальца.

– А пальцы зачем?

– Там тоже есть свои точки, которые укалывают при простуде.

ВОСЕМЬ СМ В ЯГОДИЦУ

Раздается могучий стук. Лю семенит в своих шлепках в сторону двери.

– Давай после ужина, – посылает гостя прочь, возвращается. – Это Ребров был. И что они после обеда не ходят ко мне?

Наконец в руках доктора появляются иголки. Извлекает он их из картонной коробки с иероглифами, которая скорее напоминает упаковку дешевых бенгальских огней.

– Ну вот, док. А я уж думал, у вас специальный стальной кейс, напичканный всеми видами иголок.

– Так удобнее хранить. Кстати, одна коробка стоит порядка 450 рублей, купить можно только в Китае. У нас всё лечат иголками, потому что лекарства дороже. Три дня проставил – простуды как не бывало.

– Какой у вас самый большой размер иглы?

– Восемь сантиметров.

– Надеюсь, такие не для лица?

– Не-не, – смеется доктор. – Восьмисантиметровые – для ягодиц. Или для седалищного нерва. Тебе воткнем самые коротенькие – 2,5 см.

Наступает момент истины – Лю приступает к иглоукалыванию. На всякий случай закрываю глаза. По иголке у основания больших пальцев, одна вонзается в левый висок, другая в правый. И еще раз в лоб.

Не больнее, чем укус комара. Я даже немного разочарован.

– Так, всего пять штук. Теперь лежи 20 минут. Руками не маши!

ГОЛАЯ ШАРАПОВА И СКИНХЕДЫ

Пока лежу, есть время поболтать с Лю. Человек, между прочим, работает в «Спартаке» аж с 2004 года! И когда-то китайца взяли в команду за то, что он исцелил Видича – у серба болела спина.

– Исцеление Видича – самый большой ваш подвиг?

– Еще помог теннисистке Шараповой, она тогда уже была первой ракеткой мира. Проблемы со спиной (хроническое воспаление) и со стопой – вроде бы вылечил.

– Признайтесь, док, видели Марию голой?

– Все женщины одинаковые, когда голые. Что я там не видел?

– Вы ведь не только спортсменов лечите.

– Еще до «Спартака» колол Армена Джигарханяна. Лайме Вайкуле помогал, Юрию Антонову – у него проблемы с суставами были.

– Да вы с такими клиентами давно уже миллионер, наверное.

– Не скажу, что скопил миллионы. Бывает, что вообще людей бесплатно лечу. Я работаю честно, а вот мне, бывало, обещали золотые горы, а потом исчезали.

– Зачем вам «Спартак», если на вас такой большой спрос? Вы так любите футбол?

– Это работа. Кроме игр «Спартака» не смотрел ни одного футбольного матча.

Руки тем временем слегка затекают.

– Так должно быть, – уверяет Лю.

– Вы сами-то когда-нибудь болеете?

– Я же человек. Когда болею, сам себе втыкаю иголки. Но бывают случаи, когда приходится обращаться к врачу. Еще до «Спартака» меня побили скинхеды.

– Да ну?

– 2002 год, кажется. Стоим с женой на «Охотном Ряду», ждем поезда. Только что из магазина, сумки полные: продукты, одежда. Подъезжает поезд, в вагоне с десяток бритых молодчиков. Говорю жене: «Будет проблема». Она говорит: пойдем. Сумки-то тяжелые. Ну и набросились на меня, били. Упал, ударился обо что-то головой. Жена кричит, а никто на помощь не идет. Хотя людей много вокруг. Пришел в милицию, мне говорят: «Пиши заявление, что упал сам». Так никого и не нашли.

– Как вас правильно называть: целитель, кольщик?

– Я чжень джю. Это по-китайски значит иглотерапия. Все, пора вынимать иглы.

Из лба чуть кровит. Лю заботливо протирает ранку.

– Все, мне надо бежать на ужин, – торопится мой доктор. – У нас каждая минута опоздания штрафуется.

Говорят, минута опоздания на любой прием пищи стоит 20 долларов штрафа. В том числе и Карпину.

После завершения сеанса прошу Лю сделать соответствующую запись в истории болезни. На китайском.

– Тебя Сергей зовут? – уточняет Лю. – Это имя можно тремя иероглифами записать – Се-Ре-Га. Серега чжень джю, то есть Серега на иголках. И справа – примечание, что ты прошел лечение иглоукалыванием.

Кузовенко С.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *