Мария комиссарова травма

«ДУМАЛА, ЧТО МЕНЯ БЫСТРО ВЫЛЕЧАТ»

Для спортсменов Олимпиада – это не только победы, поражения, но и слезы. Петербурженка Мария Комиссарова ехала в Сочи за медалями. И многие россияне верили в ее успех. Ведь спортсменка была лидером сборной России по фристайлу. Девушка занималась ски-кроссом – одним из самых опасных видов спорта.

Мария Комиссарова во время тренировки.Фото: REUTERS

На соревнованиях несколько человек летят на лыжах с горы наперегонки и прыгают на трамплинах. Завораживающее зрелище, но никакой страховки у участников нет. Поэтому полагаться стоит только на удачу и свое мастерство.

Удача Машу и подвела. Во время тренировки на Олимпиаде в Сочи Комиссарова упала и сломала позвоночник. Спортсменку сразу же доставили в больницу на вертолете. Красавицу навещал даже президент России Владимир Путин. Но, несмотря на все усилия врачей, помочь девушке было невозможно. Медики поставили неутешительный диагноз – паралич ног.

В больнице Марию навещал даже президент России Владимир Путин.Фото: РИА Новости

Бойкая спортсменка не отчаивалась. На лечение она отправилась в Германию. Но и там медики лишь развели руками – медицина бессильна. В это время последним лучиком надежды для Марии и стала испанская клиника российского доктора Евгения Блюма.

— После падения в Сочи мне казалось, что это просто очередная травма, и меня быстро вылечат, — рассказала «Комсомолке» в Петербурге» Мария. — Но даже две операции в Германии не помогли. У меня был «поперечный паралич». Врачи сказали, что я больше никогда не буду ходить. Поэтому мне посоветовали перестраиваться и адаптироваться к новой жизни — на коляске. Весной 2014 года меня познакомили с человеком, который лечился в клинике доктора Блюма. Он сказал, что мне нужно самой посмотреть, как там все выглядит. Я прилетела на два дня на консультацию. И доктор сказал, что сможет вылечить меня. Поэтому мы закончили лечение в Германии и полетели в Испанию.

«ПРОДАВАЙТЕ ВСЕ, ЧТО У ВАС ЕСТЬ»

Доктор Блюм, по словам Марии, пообещал поднять ее на ноги за один год.

— Я верила в это, — признается спортсменка. — Я не хотела думать, что восстановление нереально. Мы заключали договор. Лечение стоило полторы тысячи евро в день. Курс был по его авторской методике. В клинике тренажеры сделаны из железных балок. Я занималась каждый день без выходных с девяти утра до шести вечера. Меня тренировали инструктора, сам Блюм только иногда появлялся.

Тренировки давались Марии непросто. Но спортсменка терпела, мечтая снова начать ходить.

— Дорогостоящее лечение врач объяснял тем, что подобным никто не занимается, — негодует Мария. – Он говорил, что работает на стыке наук: биомеханика, физиология. А со стороны посмотришь, такое ощущение, что тебя мучают. Это как пытки, там люди кричат. Было больно. Но врач говорил, что все нормально.

Мария проходила курс в Испании целых два года.

Через полгода никакого прогресса в лечении Комиссаровой не было. Врачи говорили, что нужно продолжать занятия.

— Лечение обходилось очень дорого. У нас не было таких денег. Тогда Блюм предложил нам продать все, что у нас есть. Но у нас ничего и не было. Поэтому мы открыли сбор денег. Мы собирали через фонд пожертвований. Помогали обычные люди, бизнесмены, спонсоры. Собирали всем миром и надеялись, что это поможет, — вспоминает спортсменка.

Прошло еще полгода. Результата все равно не было. По словам Марии, врачи оправдывали это тем, что пациентка, якобы плохо занимается.

— Но как профессиональный спортсмен может плохо заниматься? – негодует фристайлистка. — Вспоминал, что я пропускала занятия. В это время мы делали документы — вид на жительство в Испании. В Москве мне нельзя было заниматься, нужно было рядом с доктором Блюмом находиться все время. Благодаря мне к нему приезжали другие колясочники. Всем говорили, продавайте свои квартиры, здоровье дорого стоит. Но я не увидела никакого прогресса.

Тренировки и восстановление были очень непростыми. Но Мария терпела, потому что мечтала встать на ноги.

Мария проходила курс в Испании целых два года, но так и не встала на ноги. Поэтому сейчас она и решила подать в суд на доктора Блюма. Спортсменка требует вернуть 51 миллион рублей, потраченный на лечение, и еще пять миллионов в качестве компенсации морального вреда.

— Я заплатила 627 тысяч евро за лечение, — говорит спортсменка. — Сейчас я сама занимаюсь. У меня есть тренажер дома, хожу на физиотерапию со знакомой. Пока результатов нет. Но у меня ребенок родился. Поэтому я не посвящаю весь день реабилитации. Хочу вернуть деньги обратно, ведь их собирали другие люди.

А В ЭТО ВРЕМЯ

«Все договоренности были выполнены»

В Петербурге уже прошло первое заседание по иску Комиссаровой к испанской клинике. Суд попросил предоставить оригиналы платежных документов от благотворительного фонда. А представитель клиники в свою очередь заявил, что «все договоренности перед спортсменкой были выполнены».

«Комсомолка» попыталась связаться с самим Евгением Блюмом. Его помощники обещали предоставить ответы на вопросы корреспондента «в ближайшее время», но спустя сутки так и не сделали этого.

Поделиться видео </> xHTML-код

Спортсменка-горнолыжница Мария Комиссарова сломала позвоночник.Комиссарова упала на тренировке, сломала 12 грудной позвоно

СПРАВКА «КП»

Мария Комиссарова родилась 5 сентября 1990 года в Санкт-Петербурге. В 2011 году увлеклась фристайлом в дисциплине ски-кросс. В том же году вошла в состав сборной России. Уже через год стала серебряным призером этапа Кубка мира в Швейцарии и бронзовым призером Кубка России.

Фристайлистке Марии Комиссаровой вживили металлический имплант в позвоночник Вопрос о транспортировке россиянки из краснополянской больницы №8 в другое лечебное учреждение по-прежнему стоит на повестке дня. Дело в том, что через некоторое время Маше, которой в субботу вживили металлический имплант в позвоночник, предстоит еще одна операция. (подробности)

Спортсменка Мария Комиссарова, сломавшая позвоночник на тренировке в Сочи, вышла замуж

Девушка, прикованная к инвалидному креслу, связала жизнь с коллегой по цеху Алексеем Чаадаевым (подробности).

Мария Комиссарова, сломавшая позвоночник во время Олимпиады в Сочи, родила сына

Мальчика назвали Матвеем (подробности)

В ТЕМУ

Мария Комиссарова еще до Зимних игр назвала трассу в Сочи самой опасной в мире

Маша с пяти лет занималась горными лыжами, в десять легко попала в юниорскую сборную, потом — в молодежную по фристайлу. Добилась результата – второго места на этапе Кубка мира. Тогда же и задумалась о том, насколько травмоопасный спорт. Погиб канадец Ника Зоричич. Перед финишом он выскочил с трассы и ударился о сеточное заграждение. От полученных травм молодой спортсмен скончался на месте. (подробности)

Мария Комиссарова. Жизнь после трагедии

Получив перелом позвоночника во время тренировки в олимпийском Сочи, фристайлистка Мария Комиссарова уже второй свой Новый год встречает на коляске. К Деду Морозу у нее всего одна просьба, проходящая хэштегом сквозь всю ее нынешнюю жизнь, – #МашаХоди.

НАСТОЯЩИЙ МУЖСКОЙ ПОСТУПОК

– Мария, уже второй год вы проходите реабилитацию в испанской клинике доктора Евгения Блюма. Как сейчас дела?

– Есть видимые изменения, но самое главное, что есть перемены внутренние, и я их чувствую. Ноги выглядят как у здорового человека, и когда работаю на тренажерах, видно, как напрягаются мышцы. Мой врач говорит, что все идет хорошо и надо только продолжать верить и заниматься.

Мария КОМИССАРОВА
25 лет
Родилась в Ленинграде.
С пяти лет серьезно занималась горнолыжным спортом, входила в юниорские сборные страны, а затем – в национальную команду. Однако больших успехов в этом виде в классических горных лыжах не добилась.
В 2011 перешла во фристайл, выбрав дисциплину ски-кросс. В первый же сезон завоевала серебряную медаль на этапе Кубка мира, которая стала для нашей страны первой в ски-кроссе. За три сезона приняла участие более чем в 20 кубковых этапах.
15 февраля 2014 года на Олимпиаде в Сочи во время тренировки в результате падения на трассе получила компрессионный перелом 12-го грудного позвонка со смещением.

– Кто вас поддерживает в этой тяжелой реабилитации?

– Прежде всего, конечно, мой молодой человек Леша (экс-член сборной России по горным лыжам и фристайлу Алексей Чаадаев. – Прим. «СЭ»). Иногда приезжают родители.

– А бывшие партнеры по сборной?

– У них сейчас сезон, своих забот полно. Но мы виделись в Германии, куда я недавно приезжала по делам.

– Алексей Чаадаев завершил выступления практически сразу после вашей травмы?

– Да, Леша завершил карьеру. Мы с ним тут целый день вместе. Помимо быта во многих упражнениях нужна его помощь, да и по вечерам домашнее задание мы тоже выполняем вдвоем.

– Ваши отношения прошли теперь настоящую проверку на прочность?

– Да, наверное, у нас все стало только лучше. Леша абсолютно во всем меня поддерживает. И я считаю, это настоящий мужской поступок.

– Обратила внимание, что вы общаетесь с бывшей бобслеисткой Ириной Скворцовой, которая также восстановилась после тяжелейшей травмы?

– Да, мы с Ирой познакомились в Германии. Она меня навестила там в больнице после операции. С тех пор переписываемся, и она меня очень поддерживает. Еще постоянно общаюсь со сноубордисткой Аленой Алехиной. Это мой близкий человек, который может поддержать как никто.

– Вы были знакомы еще до того, как получили травмы?

– Ну, чисто зрительно, на уровне «привет-привет», особо не общались. Когда со мной это все случилось, я ей написала. Знала, что у нее была такая же травма. С тех пор мы делимся друг с другом успехами и вообще всем на свете. Некоторые мои ощущения может понять только она.

САМЫЙ ЗАПОМИНАЮЩИЙСЯ ПОДАРОК – ЭТО ТОМАГОЧИ

– Наверное, глупо даже спрашивать, какие у вас на Новый год будут пожелания к Деду Морозу?

– Сейчас все мои силы направлены на то, чтобы восстановиться. Ни о чем другом думать и мечтать не могу. Ну, конечно, еще хочу, чтобы близкие были здоровы и у них все было хорошо.

– Встречать Новый год в этот раз вы будете в Испании?

– Да. Никаких особых праздников мы не планируем, так как и 31 декабря, и 1 января у меня будут тренировки в обычном режиме. Нет времени что-то придумывать. Выходных у меня не бывает.

– Даже в профессиональном спорте столь жесткого режима не встречается…

– Получается, что так. В спорте все равно какое-то свободное время выпадает. Такого графика, как сейчас, у меня раньше не было никогда в жизни.

– Приближение праздника в Испании чувствуется?

– Елку на площади установили, но новогодней атмосферы особо не ощущается. Море, пальмы, на улице 15-20 градусов тепла… Сложно в такой обстановке думать о Деде Морозе и Снегурочке.

– Ваш самый запоминающийся новогодний подарок?

– Помню, как в семь лет мне подарили игрушку томагочи. Я так его хотела, мечтала и вот получила на Новый год. В остальном, наверное, для меня атрибуты праздника стандартны – мандарины, шампанское, салат оливье.

СТАРАЮСЬ О ПЛОХОМ НЕ ДУМАТЬ

Мария КОМИССАРОВА занимается в испанской клинике. Фото из архива Марии Комиссаровой

– Вы уже решили, чем будете заниматься в своей новой жизни?

– Меня все об этом спрашивают: где я хочу жить, что делать? Но, честно, ответа на эти вопросы пока нет. Есть ощущение, что живу в какой-то параллельной реальности, где каждый день одно и то же. А все люди вокруг ведь ходят на работу, как-то живут…

– Вы уже знаете, сколько пробудете в Испании на реабилитации?

– Нет, не знаю. Я буду здесь столько, сколько нужно, чтобы достигнуть моей цели.

– Ваше пребывание там полностью оплачивают люди, которые помогают через сайт maria-komissarova.com?

– Выходит, что да.

– А есть страх, что в какой-то момент деньги кончатся?

– Нет, я стараюсь об этом не думать. Если вдруг что-то случится, мне пойдут навстречу в клинике, чтобы не прерывать программу. Но если честно, в средствах на лечение мы по-прежнему нуждаемся, и я очень благодарна всем, кто нам помогает.

– Будете зимой смотреть трансляции соревнований по фристайлу?

– У меня нет времени, чтобы смотреть телевизор. Но за результатами по мере сил буду следить.

– Ваша подруга Алена Алехина как-то сказала, что совершенно не в обиде на сноуборд за случившееся с ней и аналогичную травму можно получить, просто идя по улице. Вы подпишетесь под этими словами?

– Да, я тоже так думаю. Конечно, во фристайле необходимо быть хорошо подготовленной и много тренироваться, чтобы чувствовать себя на трассе уверенно. Но остальное – дело случая. Значит, так должно было со мной произойти.

– Вы часто вспоминаете тот день?

– Есть фото и мелочи, которые напоминают. Но стараюсь о плохом не думать.

Мария Комиссарова: «Узнав об инвалидности, я рыдала — тогда же Леша сделал мне предложение»

C Марией и Алексеем мы встречаемся рано утром в лобби отеля, оборудованного для людей в инвалидных колясках. Судя по инстаграму, героиня ведет активный образ жизни: посещает матчи хоккейного клуба «СКА», много путешествует в перерывах между реабилитационными тренировками, а в прошлом году стала крестной. Она открыта, доброжелательна и настроена на беседу.

Мама Маши была профессиональной саночницей, отец катался на лыжах, поэтому уже в пять лет ее отправили в горнолыжную секцию, а в шесть уже без родителей она поехала на соревнования в Кировск. Победы давались легко, в пятнадцать лет спорт для Марии официально стал работой: Комиссарова вошла в сборную страны. В Москве на собрании национальной команды Федерации горнолыжного спорта она познакомилась с Алексеем Чаадаевым.

«Леша на четыре года меня старше, — с улыбкой говорит Маша. — Я давно знала, что он хорошо выступал, всех обыгрывал. И как только увидела, сразу в него влюбилась, всю юность по нему страдала, плакала в подушку. При первом общении меня поразило его безупречное воспитание: он всегда был вежлив, открывал двери перед девушками, а другие парни прикалывались над нами — переходный возраст все-таки. Лешин папа был тренером в нашей женской сборной. И он тоже всем нравился: никогда на нас не кричал, был и добрым, и в меру строгим. Все девочки Лешиного папу называли „мачо“ и думали: „Вот бы нам мужа такого. Интересно, а у него жена есть?“ А теперь его жена — моя свекровь (Смеется.)».

Чтобы молодые спортсмены не отвлекались друг на друга, тренеры разделили мужскую и женскую команды — и Алексей с Марией оказались разлучены, подобно Ромео и Джульетте. «Спорт для нас был в приоритете, — вспоминает Чаадаев. — Но влечение друг к другу мы ощущали с первой встречи. Я о Маше думал постоянно. Параллельно с тренировками я учился в Военном институте физической культуры и между сборами возвращался в свое закрытое общежитие, а Маша не понимала, почему мы снова не можем увидеться».

В 2011 году Чаадаев сменил дисциплину на ски-кросс. Высоких результатов в горных лыжах Комиссарова уже не показывала, а победы ей нужны были как воздух. И тогда она вслед за Чаадаевым подалась во фристайл.

«Мыслей о конкуренции между нами не было никогда, — признается Алексей. — Только поддержка. А вообще, спорт дисциплинирует, закаливает, готовит к большим нагрузкам. Вырабатывает организованность и самостоятельность. Из-за однотипного образа жизни „тренировки — соревнования“ может казаться, что мы существуем в изоляции. Но за свою спортивную карьеру мы увидели, как живут люди в разных странах, как относятся друг к другу. Мне кажется, из-за возможности постоянно путешествовать у спортсменов порой шире взгляд на мир, чем у остальных людей».

Травмы — очень частое событие в жизни спортсменов, особенно таких травмоопасных видов спорта, как гимнастика, акробатика, фигурное катание, лыжи, бобслей. Но травма травме рознь. Растяжения и разрывы связок и сухожилий, переломы конечностей — это, конечно, неприятные вещи, но ничто не сравнится с травмами позвоночника. И вдвойне обидно, если такая трагедия происходит у совсем молодых юношей и девушек, которые еще долго могли бы радовать нас своими спортивными победами. Речь идет о 24-летней лыжнице-фристайлистке Марии Комиссаровой и ее травме.

Травма Марии Комиссаровой: жизнь до и после

Мы уже рассказывали вам о травме и сложной операции на позвоночнике у фигуриста Евгения Плющенко. Но Женя оказался «везунчиком»: выпавший из его позвонка металлический винт «пощадил» нервы и спинной мозг, пройдя в миллиметре от них. Марии же повезло значительно меньше:

Во время тренировки на Олимпиаде в Сочи она упала, в результате чего произошел компрессионный перелом грудного позвонка Т12 со смещением и повреждением проводниковых путей спинного мозга. Мария перестала ощущать свою нижнюю часть тела и потеряла возможность ходить.

Спортивная биография Марии Комиссаровой

Мария Комиссарова родилась в 1990 г в Санкт-Петербурге. С детства она выбрала для себя экстремальный горнолыжный спорт, который видимо соответствовал ее упрямому, бесстрашному характеру и желанию доказать, что она может все. При этом, Мария — очень красивая девушка, которая вполне могла бы попробовать себя, скажем, в модельном бизнесе.

Спортивная биография Марии короткая, но впечатляющая:

  • В 10 лет она уже член юниорской сборной
  • В 2011 году переходит во фристайл, а именно в ски-кросс, и вскоре становится мастером спорта
  • В 2012 г на чемпионате мира по фристайлу в Швейцарии Комиссарова впервые в истории российского спорта завоевала серебряную медаль в ски-кроссе

Радость достижения такой высокой цели была омрачена смертью канадского спортсмена (хорвата по национальности) Ника Зорчича, трагически погибшего из-за схождения с трассы и удара о заграждение. Это заставило девушку задуматься об огромном риске ее вида спорта и о роковых поворотах в жизни.

Неоправдавшиеся надежды…

Мария ехала в Сочи с твердым желанием оказаться среди призером, ей прочили вхождение в шестерку лучших. И вот нелепая случайность оборвала и все эти планы, и одномоментно превратила молодую красивую девушку в инвалида.

Как рассказывала сама Мария, лыжная трасса в Сочи показалась ей слишком опасной и напомнила экстремальные игры X-games. Так случилось, что Маша упала на одном из не самых тяжелых волнообразных участков, видимо ожидая более сложный и расслабившись в неподходящий момент.

Это была уже не первая травма в ее жизни:

  • В 2010 г также на тренировке она получила травму на Олимпиаде в Ванкувере — тройной перелом голени
  • В 2013 — повреждение крестообразной связки колена

Обе травмы потребовали большого периода реабилитации.

И вот теперь новое несчастье, но на этот раз куда более серьезное.

Операция в клинике Красной Поляны

Перевозить Марию никуда было нельзя, поэтому ей делают операцию на месте — в 8-й больнице Красной Поляны:

  • Клиника оборудована по последним техническим требованиям
  • Персонал высококвалифицированный, прошедший отбор и специально подготовленный к Олимпиаде

Операция длится шесть с половиной часов, врачи делают все, что в их силах:

  • Восстановили поврежденные сегменты позвоночника
  • Вставили в позвонки искусственный имплантат

Предполагается через две недели провести еще одну реабилитационную операцию, после которой тут же, в Красной Поляне, Марии предстояло пройти восстановительный период.

Друзья, родные, вся страна переживали за Марию и желали ей скорейшего выздоровления. Все знают, сколь сложны компрессионные переломы позвоночника и какими могут быть последствия. Даже президент России Владимир Путин посещает Комиссарову в палате, лично интересуется у врачей о прошедшей операции и состоянии ее здоровья, звонит родителям с заверениями, что дочь обязательно выздоровеет.

Тогда все казалось именно так, и прогнозы, несмотря на стабильно тяжелое состояние больной, оставались осторожно оптимистичными.

Страшный диагноз Марии

Но вскоре близких стало пугать поведение врачей: они уходили от прямых ответов и отвечали молчанием на вопросы. Вскоре спортсменку отправляют на реабилитацию в Мюнхен, где худшие опасения подтвердились:

  • У Марии — поперечный паралич
  • Чувствительность ниже 12-го грудного позвонка так и не восстановилась
  • Она никогда не будет ходить и ее удел — передвигаться только на инвалидной коляске

Такое могло сломить кого угодно, но только не эту девушку с сильным характером.

Мария отказалась быть жертвой и не смирилась с этой безвыходной, казалось, ситуацией.

Ей, привыкшей бороться за «место под солнцем, за победу — и отступить, когда есть хотя бы один слабый, но шанс? Нет, она была не из таких, и верила, что способна восстановиться и будет ходить.

Сверхдорогая клиника доктора Блюм

А шанс, сказали есть, но только помочь Марии мог один единственный в мире доктор Блюм, живущий и практикующий в Испании. Но цены в клинике были не просто большими, они были запредельными, астрономическими.

К примеру:

  1. Первичное тестирование биомеханики (судя по всему, определение двигательной способности ниже места травмы по специальным таблицам) — 100 000 р
  2. Разработка программы реабилитации — 500 000 р (за один только план!)
  3. Подготовка собственных разработанных модулей под программу (видимо, подгонка механических тренажеров под анатомию больного — 5 000 000 р (за что???)
  4. Динамическое тестирование (опробование на тренажерах) — 300 000 р
  5. Осмотр врачом, лично г-ном Блюмом каждую неделю в течение года — 2 400 000 р
    Подсчитаем, сколько это будет за один осмотр: Всего за неделю — четыре осмотра. За год — 48 осмотров. 2 400 000 / 48 = 50 000 р — это примерно за час осмотра
  6. Ежедневные 5−8 часовые занятия с инструктором по реабилитации на протяжение года — 18 720 000 р
    • Аналогичный расчет стоимости работы инструктора в день:
      18 720 000 / 360 = 52 000

В итоге: год реабилитации в клинике Блюма оказывается ни много ни мало — около 27 000 000 р.

Возникает впечатление, что врачи во всем мире просто наживаются на человеческих несчастьях…

Мир не без добрых людей

Конечно, таких денег ни у самой Марии, ни у ее родных и близких не было. Но ее не бросили в беде. На трагедию откликнулось много людей — и именитых, и простых.

Бо́льшую часть денег для Марии Комиссаровой уже собрали, и реабилитация продолжается.

И хотя такие травмы в медицине считаются безнадежными, упорство Марии и ежедневные занятия уже привели к увеличению чувствительности парализованной части тела, и, самое главное — на Машином лице впервые появилась улыбка. Она надеется и верит, что станет ходить.

Видео: Ежедневные тренировки Марии

Было бы обидно, если из-за недостающих 5 000 000 жизненно необходимая реабилитация прервется, как это случилось однажды с Инной Бондарь, которой требовалась гораздо меньшая сумма…

Поэтому люди, переживающие о судьбе Комиссаровой Марии, продолжают акцию ее поддержки, о которой можно узнать на сайте:

Вопросы по поводу отечественной ортопедии

Когда смотришь видео с тренировками Маши, оцениваешь качество тренажеров: они действительно неплохие. Но возникает вопросы:

  1. Неужели такие же не в силах сделать в нашей отечественной ортопедии, в России, славящейся своими изобретателями? Что в них такого особо сложного?
  2. Хорошо, что девушке, которую знает вся страна, помогают чуткие и добрые люди. А как быть тем тысячам, которым и помочь некому? Они должны остаться инвалидами?
  3. Почему Марии порекомендовали доктора Блюма как единственного специалиста в мире по спинномозговым травмам, когда у нас есть:
    • Свой отечественный специалист по такого рода травмам Валентин Иванович Дикуль
    • Созданный им реабилитационный центр Дикуля
    • Разработанные лично Дикулем тренажеры (наверно не хуже, чем у Блюма)
    • Гораздо более приемлемая по цене реабилитационная программа

К тому же Дикуль сам перенес компрессионный перелом позвоночника с повреждением спинного мозга и сумел самостоятельно восстановить подвижность ног, несмотря на заверения врачей о невозможности этого.

Или все же все иностранное все-таки лучше, и «нет пророка в своем Отечестве»?

Видео: Реабилитация Марии Комиссаровой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *