Немова засудили на олимпиаде

Алексей Немов. Поражение, ставшее победой

«Сердце Рима бьётся не в мраморе Сената
Оно на арене Колизея…»

Завоюй толпу, и ты завоюешь свободу

Афины, Греция. ХХI век. Переполненные трибуны спортивной арены неистовствуют. Каждый из присутствующих на состязании болельщиков готов разорвать горстку бледных, испуганных судей, вокруг которых бегают растерянные организаторы. Прислужники Фемиды, всего 10 минут назад чувствовавшие себя всемогущими, но мгновенно превратившиеся в кучку жалких, презираемых толпой людишек, жмутся друг к другу, с опаской взирая на трибуны арены. Им страшно.

На арену выходит человек. Он кланяется трибунам. Человек совершенно спокоен, он понимает: в его силах прямо сейчас забрать себе победу, которую у него только что нагло украли те самые прислужники Фемиды. Одно слово, пара жестов, и толпа заставит вернуть ему звание лучшего из лучших. Вместо этого человек просит трибуны успокоиться, и они подчиняются ему. Он завоевал сердца всех, находящихся на арене, и лишь в «Сенате» его ненавидят. Там заранее решили, кому побеждать, а кому проигрывать, но теперь это решение может быть изменено в одну секунду. Человеку это не нужно. Он завоевал толпу. Он свободен…

Золотая программа

Алексей Немов ехал на Игры-2004 в Афины, чтобы красиво завершить карьеру. Четырёхкратный олимпийский чемпион и семикратный призёр, побеждавший в Атланте-1998, когда большинство его потенциальных соперников делали в гимнастике первые неуклюжие шаги, хотел завоевать пятую золотую медаль и попрощаться с большим спортом. Он давно всем и всё доказал, а вот себе – не успел. И хотел исправить это недоразумение именно на родине Олимпийских игр.

Алексей Немов Фото: Reuters

Выступление Немова на перекладине было безупречно. Почти безупречно. Небольшая ошибка на соскоке после блистательно исполненной сложнейшей программы – это потенциальная потеря одной десятой балла. Российских болельщиков на битком забитых трибунах было совсем мало, зато там находились тысячи истинных любителей гимнастики. Их оценка была единогласной: затянувшаяся на пару десятков секунд овация красноречиво говорила сама за себя. Оставалось дождаться оценок судей, хотя всем было ясно – минимум 9,830 и главная заявка на победу, потому что два серьёзных соперника россиянина уже показали одинаковый результат 9,787.

Судейская подачка

Зал охнул и загудел, увидев на экранах оценку – 9, 725. Это было невероятно. Алексей и его тренер смущённо улыбались, пытаясь осознать происходящее. И не могли в него поверить. Зато зал поверил сразу. Крики «Позор» на десятке разных языков сменились непрекращающимся свистом и проклятьями в адрес судей. О продолжении соревнований не могло быть и речи: арбитры совещались 10 минут, после чего объявили о пересмотре оценок. Впервые в истории гимнастики. Пауза, во время которой народ затаил дыхание в ожидании торжества справедливости, завершилась гневным воплем – 9,762. Это была отвратительная подачка: судьи признали, что в первый раз занизили оценки Немову, но и «пересчёт» оставил его позади конкурентов.

Фото: Reuters

…Человек на арене понимает, что сейчас он – главный. Он может казнить, может миловать, может решать судьбы тех, кто несколько минут назад решал его судьбу. Он может восстановить справедливость и будет прав. Достаточно лишь указать толпе цель и забрать трофей себе. И человек поднимает обе руки вверх…

И у справедливости есть своя цена

Преодолел ли Немов желание добиться справедливости любой ценой? Да. Легко ли было это сделать? Неизвестно, а сам он никогда об этом не говорил. Выпади Алексею шанс ещё раз оказаться в то же время и в том же месте – он уверен, что всё повторил бы. Говорит, что действовал по велению души, не задумывался о собственной выгоде, хотя понимал, что ситуация совершенно неординарная. Успел даже пожалеть американца, который никак не мог начать своё выступление, психологически ломаясь с каждой минутой, проведённой у перекладины, а не на ней. Момент, когда судьи повысили оценку, любого бы лишь разозлил, но только не Немова. Как раз в ту секунд Алексей понял, что если он не вмешается, то скандал может превратиться в катастрофу.

А всё потому, что болельщики, увидевшие издевательское изменение оценки, действительно разозлились ещё сильнее. Самые горячие головы выказывали намерение поддержать гимнаста не только словом, но и делом. Немову даже с места вставать было не нужно: минут через пять оценки наверняка были бы приведены в соответствие, ведь срыв олимпийского турнира повлёк бы за собой серьёзное разбирательство с печальными последствиями для всех, кто его устроил. А если бы Алексей лишь одним движением намекнул болельщикам, что они всё делают правильно…

Сердце спорта

…Человек на арене плавным движением поднимает руки вверх и опускает их, ясно показывая: успокойтесь, всё хорошо. Я понял, я оценил, я с вами, но больше не надо. И толпа стихает, подчиняясь воле того, кто завоевал её. Воле свободного человека.

Алексей Немов Фото: Reuters

Кто-то может вспомнить имя олимпийского чемпиона Афин по гимнастике в упражнениях на перекладине? Может, серебряный призёр покрыл себя неувядающей славой? А имя Алексея Немова, занявшего лишь пятое место, хорошенько запомнил весь мир. Сердце спорта бьётся не в кабинетах чиновников. Оно – на трибунах арены.

Читать другие истории

История первая – Илья Ковальчук
История вторая – Владимир Сальников
История третья — Екатерина Гордеева
История пятая — Елена Мухина
История шестая — Владимир Алекно
История седьмая — Юлия Липницкая
История восьмая — Николай Тищенко
История девятая — Ольга Корбут
История десятая — Леонид Тараненко
История одиннадцатая — Белоусова и Протопопов
История двенадцатая — Альберт Демченко

Бунт в Афинах-2004.

10 коротких минут в олимпийском зале Афин-2004. Пожалуй, самая честная и душевная история, которая случалась в гимнастике. День, когда судейские баллы и итоговые места не значили ничего – трибуны устроили революцию и выбирали чемпиона самостоятельно.

Эту сцену невозможно забыть: внезапный бунт 12-тысячного зала из-за судейской несправедливости в единой надежде исправить гимнастику того времени.

Телепортируемся в 2004-й: Немову 28, и ему уже тяжело. Старая травма позвоночника, отказ от коронных дисциплин – вольных и опорного прыжка, всего две медали ЧМ за 4 года после гениальных Игр-2000 в Сиднее с золотом в многоборье и на перекладине, 6 подиумами.

В Афины Немов привез всего три снаряда – коня для командного многоборья и брусья с перекладиной для себя. До финала на брусьях не хватило 0,025 балла, а в перекладине Алексей отобрался на самом флажке, получив одинаковые баллы еще с пятью гимнастами. По такому случаю финал даже расширили с 8 до 10 участников.

Комбинация Немова на перекладине выглядела номером из цирка (только он исполнял 6 зрелищных перелетов), но не считалась сложнее других – незадолго до Игр Международная федерация гимнастики изменила стоимость элементов, приравняв перелеты к обычным перехватам.

Поэтому 7 из 10 гимнастов пришли к финалу с одинаковой базой – 10-балльный потолок. Все решала оценка за исполнение – субъективный взгляд судей на качество элементов.

В тот день в бригаде работали шестеро – Жан Франсуа Бланкино (Франция), Кин Кин Тен (Малайзия), Мирча Аползан (Румыния), Бьорн Магнус Томассон (Исландия), Крис Грабовецки (Канада) и Жозе Менендес Эчезаретта (Куба).

Экзотичные специалисты – в гимнастике существовало правило, что судить вид могут только нейтральные судьи, без представителей стран, чьи участники вышли в финал: американцев, русских, японцев, итальянцев, немцев…

Немов выступал седьмым и сделал почти идеально все кроме соскока – шаг вперед левой ногой на приземлении, стандартные минус 0,1 к оценке. Но табло высветило 9,725, третье место и причудливый разброс в баллах – 9,6 от малазийца рядом с 9,8 от француза и исландца. К слову, больше ни у кого в финале разница в оценках не превысила 0,1 балла. Странная ситуация.

С этого и началось восстание зрителей – его лучше пересмотреть лишний раз.

Немов после выступления долго сверлил взглядом пол, пока не осознал, что в зале началось что-то необычное.

«Оценку показали и все – пошли мысли. Блин, как же я домой-то приеду, я же никогда без медалей не возвращался. Минуты 2-3 все это гонял и параллельно слышу – вууух, народ не успокаивается», – вспоминал Немов в эфире программы «Тает лед».

Выступавший следом американец Пол Хэмм втирал в руки третий слой магнезии, не понимая, что опять происходит. Несколько дней назад судьи подарили ему победу в многоборье, на 0,1 балла перепутав сложность в элементе корейца, гнавшегося за Хэммом. В протоколе их разделили всего 0,012 – на следующий день Международная федерация признала ошибку, но отказалась изменять результат из-за нарушенной процедуры протеста.

И вот опять история с судьями и Хэммом – американец несколько минут бродил возле снаряда, утопая в возмущенном реве зала, хоть в этот раз и был ни при чем.

На трибунах зажигали люди с русскими флагами, но бушевали не только они. Вот в трансляции мелькнул сектор греческий сектор, вот в кадре негодующие итальянцы, бразильцы, китайцы. Ни одного равнодушного лица на трибуне – глядя на происходящее, Немов с тренером Евгением Николко повеселели.

Тем временем у судейского столика оказался человек в строгом костюме, что-то настойчиво объяснивший арбитрам. Не все сразу опознали в нем технического директора Международной федерации Адриана Стойку – румын, почувствовав скандал, прибежал гасить его на ранней стадии.

Через несколько минут табло выстрелило новой оценкой Немова – 9.762, плюс 0,037 к предыдущей. Баллы изменили два арбитра: малазиец Тен (+0,15) и канадец Грабовецки (+0,1), который позже зло оправдывался:

«У Немова была яркая программа, но в выступлении имелись совершенно очевидные ошибки. Я поставил правильную оценку. Она, кстати, не была самой низкой. Ни по каким правилам гимнастики не следовало ее менять. Наше судейство не должно быть основано на реакции публики. То, что произошло – неправильно, но, если бы я не согласился, меня могли убрать из судейской бригады.

Трибуны шумели, время шло, Адриан Стойка совещался с судьями. Тут я заметил, что он пальцем подзывает меня к себе. Я подошел. Он недовольно глянул на меня и попросил изменить оценку. Я вернулся на свое место и изменил. У меня не было выбора. Спросите у Федерации, почему нужно ставить более высокую оценку из-за того, что на трибунах устроили бурю недовольства? Разве этого достаточно для улучшения результата?»

По сути новая сумма ничего не меняла – Немов сохранял текущее третье место почти без медальных надежд. Но каменную гимнастику в эти минуты разрывало в клочья – еще никогда в истории здесь так трусливо не меняли оценку по решению трибун.

Но косметические изменения зрителей не упокоили – они продолжили акцию несогласия. Теперь зал осознанно не пускал Хэмма к снаряду, несмотря на официальное разрешение техбригады.

Усмирить трибуны в тот вечер мог только человек – тот, которого они так защищали.

«Пол подошел ко мне: «Алекс, прошу тебя, выйди к ним, скажи что-нибудь». Мы с Хэммом хорошие приятели: много ездили по США, выступали на коммерческих турнирах. Фактически это был выход на аплодисменты, как у актеров. Все понимали, что никто другой просто не справится с залом», – поднявшийся на помост Немов жестами рассаживал зрителей по местам, благодарил их за 10 минут любви надежды, даря американцу возможность взять серебро в тишине. Золото в итоге отдали итальянцу Игору Кассине, но это уже почти никого не интересовало.

«Судейство в гимнастике вызывает очень большую озабоченность. Хочу сказать, что на результат Немова на перекладине мы подали протест. Также уже от имени всей делегации готовим апелляцию в МОК по поводу судейства», – глава российской делегации Анатолий Колесов сразу забил тревогу, но протест даже не стали рассматривать. Не нашлось формального повода – только через два года Международная федерация изменит судейскую систему, введя надбавки за сложность, при которой выиграл бы Немов.

«Я никогда не пересматривал эти моменты – они всегда в моей голове, я их чувствую. Это было настолько честно и естественно, что каждый раз, вспоминая это, у меня мурашки по коже и благодарность людям», – в Афинах Немов так и не выиграл медалей, но получил нечто большее.

Уйти из гимнастики на руках 12 тысяч зрителей, которые запомнят тебя чемпионом на всю жизнь – финал карьеры, которому позавидовали бы даже сценаристы последнего сезона «Игры престолов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *