Обзор ЦСКА анжи

ЦСКА — Анжи смотреть онлайн

ЦСКА Москва

Можно достаточно смело констатировать тот факт, что «армейская» команда не справляется с концовкой сезона. Если убрать все глупости, которые ЦСКА по вытворял за последние матчи, то, их отставание от зенита, сейчас было бы не десять очков, а всего-то очков пять не больше… Но, откровенно невнятный состав ЦСКА текущего сезона начал проваливаться в концовки сезона, полностью качественно дистанцию ЦСКА все же пройти не смог… Но есть еще за что бороться «армейцам» ! Команда находится сейчас в самом пекле борьбы за второе-третье место , которое позволяет играть в лиги чемпионов будущего сезона. И конечное же, мотивация у ЦСКА еще остается ! И данный матч против Анжи, хорошая возможность почувствовать уверенность в себе ! Видь Анжи как под копирку, проиграл два предыдущих гостевых матча с счетом 0-5, краснодару, и зениту. Теперь очередь ЦСКА, расстраивать махачкалинскую команду по-полной !

Анжи

Анжи откровенно странно играл предыдущие два выездных матчах… Что в краснодаре, что в питере, анжи просто стоял на месте, и ждал, когда же в их ворота влетят голы… Эта было вообще очень на договорные матчи похоже ….. Так-как с командами у которых материальное положение значительно хуже, нежели у грандов российского футбола, анжи играет совершенно по другому! Борется, и дает отпор сопернику ! Этого совершенно не было в предыдущих двух гостевых встречах анжи… ЦСКА вроде как на деньге сейчас не очень богат, и наверняка , ничего платить анжи не собирается. Что бы те красиво легли под 5-0 . Но, если же эта все по-настоящему, то у анжи очень странная тактика в матчах против грандов в гостевых матчах на весенним отрезки сезона… И с такой тактикой 0-5, эта еще не худшей счет который мог бы быть….

Смотреть ЦСКА — Анжи онлайн

  • Лайк
  • Твит
  • В мир
  • Нравится
  • Класс!
  • Гугл+

Анжи — ЦСКА (19.10.2018) смотреть онлайн

В 11-м туре российской Премьер Лиги «Анжи» сразится с «ЦСКА». Явными и бесспорными фаворитами предстоящей футбольной баталии, по мнению основной части букмекеров, являются «армейцы». Но почти во всех букмекерских конторах коэффициент на их «викторию» постепенно растет. Вероятно, это обусловлено тем, что многие игроки московского клуба могут пропустить предстоящий матч. В лазарете находится 27-летний либеро Георгий Щенников. Под вопросом также участие Константина Кучаева, Кристиана Бистровича, Виктора Васина, Хетага Хосонова, Александра Макарова и 28-летнего уругвайского форварда Абеля Эрнандеса, который забил 2 гола за «ЦСКА» в текущем сезоне. В прошедшем туре «красно-синие» оказались слабее «Локомотива» (0-1). В Кубке России игра у «армейцев» тоже не заладилась. В 1/16 финала они уступили «Тюмени» в серии послематчевых пенальти и выбыли из кубкового турнира. «Орлы» пришли в себя после длительной череды поражений и поднялись на 12-ю строчку в турнирной таблице. В предыдущем туре РПЛ игроки махачкалинского клуба на выезде скатали вничью с «Ахматом» (0-0). В основном «орлы» отбивались на своей половине поля. Хозяева поляны нанесли 16 ударов по воротам противников, 6 из которых пришлись в створ, но так и не сумели «прострелить» вратаря «Анжи», Юрия Дюпина.

Причины конфликта

Предпосылками для начала противостояния послужили разногласия по поводу прав наследования владений Ирмгард, единственной дочери последнего герцога Лимбурга Вальрама IV, и супруги графа Гелдерна Райнальда (Рено) I, которая после кончины отца принесла мужу герцогство Лимбург. С этим титулом Райнальд получал основания претендовать на звание герцога Нижней Лотарингии. Король Рудольф I подтвердил его права, официально пожаловав ему Лимбург в 1282 году.

Но в следующем году Ирмгард скончалась, не оставив мужу потомков. По смерти Ирмгард претендовать на звание герцога Лимбурга имел право граф Адольф VII фон Берг, приходившийся племянником Вальраму IV.

Наряду с ним предъявлять требования на наследство могли потомки герцога Генриха III Старого — Генрих VI Люксембургский, его брат Вальрам, их кузен Вальрам фон Фалькенбург, Вальрам Юлихский (настоятель обители св. Марии в Ахене), его братья Оттон фон Геймбах и Герхард фон Кастер, Вальрам фон Юлих-Берггейм, Дитрих фон Гайнсберг и его брат Ян фон Гайнсберг-Лёвенберг. 2 февраля 1284 года они собрались на совет с целью определить, кому из них участвовать в борьбе за наследство.

Прелюдия к битве

Расстановка сил

Герцог Брабанта Жан I не располагал возможностью вмешательства в этот конфликт, но прибавление к Брабанту Лимбурга сулило ему титул герцога Нижней Лотарингии.

Адольф фон Берг, понимая невозможность самостоятельной борьбы за права на герцогство, 13 сентября 1283 г. продал их Жану I Брабантскому. Лимбургские вассалы Адольфа отказали Жану I в принесении присяги, вследствие чего тот с войсками вторгся в пределы герцогства.

Зигфрид фон Вестербург, архиепископ Кельна, являясь не только высокопоставленной духовной особой, но и курфюрстом (князем-выборщиком Германской империи) и сеньором Кельна, не смирился с вторжением брабантцев.

Райнальд фон Гельдерн также осознавал неспособность состязаться с Жаном I Брабантским в силовом решении конфликта, и спустя неделю создал военную коалицию, заключив союз с кельнским архиепископом. Тот пожаловал Райнальда Вассенбергом, который раньше принадлежал герцогам Лимбургским.

Графства Берг и Марк должны были поставлять войска архиепископу, являвшемся герцогом Вестфалии. Граф Эбергард фон дер Марк предпочел, воспользоваться притязаниями Адольфа фон Берга, чтобы сбросить свою зависимость от сюзерена. Таким образом он выступил против архиепископа на стороне Адольфа фон Берга.

Рыцарство Лимбурга раскололось: сенешаль Лимбурга, Куно «Снаббе» фон Лонтцен, и его сторонники выступили на стороне Райнальда. Генрих фон Мульрепас из Гейленкирхена раньше занимал пост сенешаля до Куно, но был смещен с должности Райнальдом. Фон Мульрепас и его родственники из Виттема встали на сторону Жана I Брабантского.

Правящий дом Люксембурга выступал за Райнальда и его сторонников, однако в первый год конфликта придерживался нейтралитета.

Начало боевых действий

Период с сентября 1283 и до июня 1288 гг. ознаменовался рядом набегов и стычек.

В мае 1288 г. граф Генрих фон Люксембург выдвинулся в сторону Кельна. На исходе мая Генрих соединился с графом фон Гельдерном и своими сторонниками под Фалькенбургом, где начал обсуждать дальнейшие шаги. В итоге граф фон Гельдерн предпочел получить 40 000 марок в брабантских динарах в обмен на отказ от всех прав и притязаний на герцогство в пользу Генриха и Вальрама фон Люксембург.

25 или 26 мая в Брюле состоялись переговоры между Жаном I Брабантским, графами Эбергардом фон дер Марком, Адольфом фон Бергом и Вальрамом фон Юлихом. Кроме них присутствовали представители горожан Кельна. Было выработано соглашение о создании альянса, одобренное 27 или 28 мая. Первой целью стало уничтожение принадлежавшего архиепископу замка Ворринген.

С 29 мая по 5 июня Ворринген находился в кольце осады, при этом поддержку войскам Брабанта осуществлял отряд жителей Кельна.

Тем временем противники Жана I Брабантского — граф Люксембурга, Зигфрид фон Вестербург и их сторонники — съехались в Нойсе и двинулись к Браувейлеру, где в ночь накануне 5 июня 1288 г. разбили лагерь.

Битва

Рано утром, после церковной службы и исповеди архиепископ Зигфрид фон Вестербург снялся с лагеря под Браувейлером и с войском двинулся в путь к Воррингену, расположенному примерно в 12 км оттуда. Жан I Брабантский, получив данные о неприятеле, покинул стоянку под Воррингеном и перенес командный пункт на возвышенность к югу от Воррингер-Брухс (к северо-западу от сегодняшнего Фюлингена).

Битва при Воррингене

Архиепископ с войсками подступил туда около 11:00, его воины построились к западу от Фюлингена. Войска из Люксембурга заняли позиции в центре прямо перед отрядами из Брабанта. Сам архиепископ с верными ему отрядами из Кельна был на правом крыле — напротив графов Адольфа фон Берга и Эбергарда фон дер Марка с городским кёльнским ополчением и собственными крестьянами. Герцог фон Гельдерн разместился на левом фланге против конницы из Юлиха и всадников графа фон Лооца и брабантской пехоты.

В начале битвы архиепископским войскам удалось обратить в бегство бергскую и кёльнскую пехоту. Но при этом отряды архиепископа сломали строй. По мнению военного историка Ульриха Ленарта, именно тактическая победа архиепископа в начале столкновения возымела решающие последствия, ибо тогда оформились условия, послужившие основой для того, а не иного исхода битвы.

Серьёзный бой кипел в центре между войсками Брабанта и Люксембурга, где не было перевеса ни одной из сторон.

В районе 15:00 в атаку на правый фланг войска архиепископа пошли рыцари и пехота графов фон Берга и фон дер Марка вместе с кельнской знатью и ополчением. Пехота Берга смогла добраться до повозки со знаменем архиепископа. Им удалось заставить архиепископа предложить герцогу Брабантскому свою капитуляцию.

Райнальд фон Гельдерн на левом крыле попытался скрыться с поля боя, но попал в плен к герцогу Брабантскому. Вальраму фон Фалькенбургу удалось последним из вассалов архиепископа покинуть поле боя. Около 17:00 битва была окончена.

Итоги битвы

В соответствии с данным источников, на поле битвы приняли смерть до 1100 воинов архиепископа и 40 солдат герцога Брабанта. В сражении погибли Вальрам фон Люксембург-Линьи, Генрих фон Люксембург, Генрих фон Гуффализ, сводный незаконнорожденный брат Генриха, и его младший брат (вероятно, Бальдуин) — целое поколение Люксембургского дома.

Архиепископ Зигфрид фон Вестербург оказался пленником графа фон Берга в его «Новум Каструм» (Замок Бург на реке Вуппер). Только после подписания 19 мая 1289 года мирного договора в июле, после 13 месяцев заключения, он получил свободу. До тех пор властные функции архиепископа Кёльна осуществлял настоятель Кёльнского собора Конрад фон Берг — брат Адольфа фон Берга.

Архиепископ согласился выплатить 12 000 марок (до трех тонн серебра), он уничтожал Ворринген и несколько других замков. Адольф фон Берг вернул себе право чеканить собственную монету, чего с 1279 года был лишён архиепископом.

Питер Янсен. Битва при Воррингене, 1288 год. Дюссельдорф получил статус города. (1893)

14 августа 1288 года Адольф фон Берг даровал Дюссельдорфу статус города (уже четвертому в его правление после Випперфюрта, Леннепа и Ратингена). Усиливая позиции города, граф основал в нём монастырь. В 1322 году графы фон Берг повысили до городского статуса также и Мюльгейм.

В Вестфалии союзники взяли крепости Изенберг, Фольмарштейн, Лимбург-ан-дер-Ленне, Раффенберг и города Менден, Фюрстенберг и Верль и в значительной части срыли их укрепления. Вальрам фон Юлих привлёк на помощь кёльнских жителей и с ними вместе овладел Цюльпихом. Все происходившие после битвы события влекли за собой расширение земель графов фон Берг и фон дер Марк.

После освобождения Зигфрид обратился к Папе за разрешением от клятв, данных под давлением в период нахождения в плену у светских противников. С точки зрения церкви, архиепископ получал право не признавать заключенного договора и принятых на себя обязательств, но в глазах феодалов ситуация выглядела по-другому. Процесс, затеянный Зигфридом против Кёльна и папский интердикт не помогли, и Кёльн фактически получил статуса имперского города, хотя de jure это состоялось спустя 200 лет. Но архиепископ перенес свою резиденцию в Бонн.

1 сентября 1292 года новоизбранный король Адольф Нассауский официально пожаловал Жану I Брабантскому герцогство Лимбург. Внешним знаком закрепления власти герцога Брабанта над Лимбургом стало добавление лимбургского льва к гербу Брабанта, но уже во время правления Жана II.

Битва при Воррингене
Война за Лимбургское наследство

Жан I Брабантский участвует в битве. Иллюстрация из Манесского кодекса
Дата

5 июня 1288 года

Место

Ворринген

Итог

Победа Брабанта и его сторонников

Стороны
Кёльнское архиепископство
Гельдернское герцогство
Герцогство Люксембург
Графство Нассау
Герцогство Брабант
Графство Марк
Графство Берг
Командующие
Зигфрид фон Вестербург, архиепископ Кельна Жан I Брабантский, герцог Брабанта
Силы сторон
4200 4800

Битва при Воррингене произошла 5 июня 1288 года около города Ворринген. Причиной сражения стал шестилетний конфликт из-за прав на Лимбургское наследство. Главными участниками противостояния выступали Зигфрид фон Вестербург, архиепископ Кельна, и герцог Жан I Брабантский. Исходом сражения стал крупный передел власти на северо-западе Центральной Европы.

Искусство войны

Опубликовано в Воентернете

Ярким примером морского сражения эпохи раннего Средневековья стала битва у острова Свёльд (или Свольдер) в 1000 году. Норвежский ярл Эйрик мастерски заманил в засаду своего соперника и соотечественника конунга Олафа Трюггвасона, чтобы атаковать его превосходящими силами. Заслуживают внимания и действия самого Олафа, который верно определил слабые места противника и в какой-то момент битвы был в шаге от победы. Наконец, сражение уникально тем, что обе стороны потеряли множество людей, но ни одного корабля.

Предыстория битвы тоже оказалась весьма неординарной. Конфликт начался с того, что в 995 году в Норвегии пришёл к власти 30-летний конунг Олаф Трюггвасон. Стоит упомянуть, что еще в юности Олаф, правнук первого короля Норвегии, попал в плен к балтийским пиратам-эстам, которые продали его в качестве раба на Русь. Так и гнуть бы гордому норвежцу спину на «чужих дядей», если бы на невольничьем рынке он случайно не попался на глаза собственному родственнику, служившему у князя Владимира. Олафа выкупили из рабства, и несколько лет он провёл в Киеве при княжеском дворе, где, видимо, приобщился к новой религии — христианству. Вернувшись в Норвегию, Олаф сумел собрать под свои знамёна всех недовольных правлением тогдашнего короля-конунга, Хакона, разбил его и сверг с престола, а сам занял место побеждённого. Став ревностным христианином и насмотревшись на успехи русского «коллеги» Владимира в деле крещения целого народа, конунг Олаф задумал повторить нечто похожее на родине.


Норвежский воин эпохи «поздних викингов» — X-XI веков.
Однако в Норвегии крещение пошло не так гладко. Во многом этому способствовало то, что Олаф, несмотря на обращение в христианство, сохранил суровость души настоящего викинга и жестоко расправлялся со всеми, кто пытался ему перечить. Описывать все перипетии борьбы можно долго, но для нас важно, что в итоге сын свергнутого Хакона, ярл Эйрик, бежал из Норвегии и в свою очередь начал собирать вокруг себя противников Трюггвасона. Хотя в целом Олаф пользовался популярностью среди норвежцев (но, естественно, не у язычников!), Эйрик проявил себя умелым политиком и дипломатом: вскоре его силы почти не уступали силам конунга, вдобавок ярл заручился поддержкой шведского и датского конунгов — Олава Шведского и Свейна Харальдсона. Причём участие союзников в «оппозиции» Эйрику удалось скрыть вплоть до решающего столкновения.

Замечу, что Олаф отчасти сам облегчил ярлу задачу собрать антинорвежский союз. Около 995 года он сватался к овдовевшей шведской королеве Сигрид Гордой, но при личной встрече выдвинул условие: принять христианскую веру. И получил отказ! Взбешённый норвежец (вот он, темперамент!) хлестнул строптивую красотку перчаткой по щеке, чем нанёс оскорбление всему королевскому дому. А вскоре Сигрид вышла замуж за датского конунга Свейна Харальдсона, передав шведский трон своему сыну от первого брака Олаву. Понятно, что после этого эпизода шведы и датчане охотно присоединились к тайной коалиции против Трюггвасона.


Сватовство конунга Олафа Трюгвассона к Сигрид Гордой. Средневековое изображение.
Удобный случай расквитаться с Олафом союзникам представился в начале сентября 1000 года. Норвежский конунг совершил успешный поход в земли славян-вендов (вероятно, речь идет о Польше) и возвращался на родину через пролив Эресунн между Швецией и островом Зеландия. Эйрик внимательно следил за перемещениями флота своего соперника и заблаговременно известил о них остальных членов коалиции. Решено было встретить Олафа именно в узком проливе, заперев его флот превосходящими силами и принудив таким образом к бою. Параллельно союзники отправили к Олафу в качестве якобы посла шведского ярла Сигвальди, который сумел втереться в доверие к норвежцу. Именно Сигвальди своими ненавязчивыми советами направил флот Олафа по роковому для него маршруту. Сам Трюггвасон, впрочем, считал, что бояться в проливах ему некого.

Засада флота коалиции поджидала Олафа у острова Свёльд или, в другом варианте транскрипции, Свольдер. Кстати, если уж говорить о разночтениях, то некоторые исследователи относят битву к 999 году, а её дата варьируется в пределах от 9 до 11 сентября. Войско Олафа, по оценкам современного историка Романа Светлова, насчитывало до 60 кораблей, из них 11-12 крупных драккаров (этот тип судна я уже описывал в посте об осаде викингами итальянского города Луни). Общую численность экипажей Р. Светлов оценивает в 2500-3500 человек. Сюда можно было бы прибавить 11 кораблей лазутчика Сигвальди, но он по понятным причинам не участвовал в битве на стороне Олафа, с самого начала перейдя на сторону его противников. Что касается флота коалиции, то численно он превосходил силы Трюггвасона как минимум вдвое. Однако здесь есть свои нюансы: во-первых, морской бой тех времен, по сути, являлся серией абордажных «дуэлей» между кораблями, а в рукопашных схватках побеждали более крупные суда с лучшими экипажами. Олаф располагал лучшими на тот момент кораблями Скандинавии, среди которых особенно выделялись «Журавль» и флагман конунга «Большой Змей». Во-вторых, по боевым качествам норвежские воины превосходили шведов и датчан.


Карта района, где произошла битва. В центре — остров Зеландия (обозначен красным, как датская территория); пролив Эресунн, в котором находится остров Свёльд, обведён кружком.
Когда ярл Сигвальди, шедший в авангарде Олафа, оторвался от главных сил конунга и перебежал на сторону коалиции, союзники выстроили свой флот для битвы. Наличие в нём большого числа шведских и датских кораблей стало для Олафа неприятным сюрпризом. Тем не менее, конунг смог быстро оценить ситуацию и определить слабые места противника. В центре коалиционного флота стояли датчане, на левом фланге — шведы, справа — норвежцы-изгнанники Эйрика. Лучшие же драккары Олафа находились в центре его флота, и конунг решил нанести массированный удар в первую очередь по союзникам «оппозиции». Что касается Эйрика, то он, судя по всему, с самого начала нацеливался на левый фланг Олафа, хотя битва сложилась так, что ярл едва не опоздал с ударом.

Итак, Олаф, связав свои корабли канатами (ещё один стандартный приём того времени — чтобы строй не распался в ходе сражения), первым ввязался в бой и яростно кинулся на датчан. Не ожидавшее дерзкой атаки от загнанного в ловушку врага, датское войско за короткое время лишилось большей части кораблей, захваченных Олафом. Остатки центра союзников в беспорядке отступили. На помощь гибнущим датчанам пришли шведы, но воины Олафа встретили их дождём стрел и метательных копий. Шведские экипажи, понеся большие потери, вынуждены были маневрировать, не ввязываясь в абордажный бой, который неминуемо закончился бы их поражением. И в этот момент, когда казалось, что победа Олафа уже близка, в атаку на левый фланг его флота пошли корабли мятежных соотечественников-норвежцев под предводительством Эйрика.

Ярл, хоть и стоял на социальной лестнице ступенькой ниже остальных командиров обоих флотов, оказался лучше всех «подкован» в плане тактики. Тот факт, что корабли Олафа увлеклись боем со шведами, позволил Эйрику подойти к противнику вплотную. Соперник Олафа не стал бросаться в лобовую атаку, а начал методично брать на абордаж крайние корабли конунга. Кроме того, воины Олафа уже израсходовали основной запас стрел и копий, что дало ярлу преимущество в дистанционных атаках. И мятежники постепенно, корабль за кораблём, приближались к центру расположения Олафа.


Битва у Свёльда (Свольдера). С картины новрежского художника XIX века Отто Синдинга.
Трюггвасон, по-видимому, слишком поздно оценил опасность действий Эйрика. Если бы он смог быстро сманеврировать, развернув основные силы навстречу ярлу — исход битвы, возможно, оказался бы иным. Но пока Олаф преследовал шведов, воины Эйрика захватили большое число малых кораблей, а когда Трюггвасон наконец стал поворачивать сильнейшие суда на ярла, в бой начали возвращаться датчане, сумевшие перестроиться и привести себя в порядок. Датские и шведские суда с одной стороны, воины Эйрика — с другой, медленно, но верно замыкали кольцо вокруг флотилии Олафа.

В критической ситуации Трюггвасон попытался прибегнуть к последнему средству — устранению главного противника. Флагманский корабль Олафа «Большой Змей» сцепился в абордаже с судном Эйрика. Оба предводителя по традиции наблюдали за битвой на корме своих судов (скандинавские военачальники вступали в бой лишь при решающей атаке либо, наоборот, когда оборона уже трещала по швам). При Олафе находился его лучший лучник, как сейчас сказали бы — снайпер, по имени Эйнар. Судя по сведениям скандинавских саг, у Эйнара был особый дальнобойный лук большой убойной силы. По приказу Олафа стрелок открыл огонь непосредственно по ярлу Эйрику. Одна из стрел просвистела в сантиметрах от головы мятежного ярла, другая вонзилась в обшивку корабля у его ног. Вряд ли можно винить Эйнара в недостаточной меткости: стрельба с палубы раскачивающегося драккара, да ещё с поправкой на ветер — сама по себе очень нетривиальное занятие. Судьбу флота Олафа окончательно решила случайность: одна из ответных стрел попала в основание лука Эйнара и переломила его. Как гласит легенда, на вопрос Олафа: «Что это лопнуло с таким треском?» — стрелок ответил: «Это лопнуло твоё дело в Норвегии, конунг». После чего Эйнар отбросил ставший бесполезным лук и присоединился к рукопашной схватке.


Знаменитый норвежский стрелок Эйнар по прозвищу «Брюхотряс». Средневековое изображение.
Вскоре всё было кончено. Остатки войска Олафа сдались в плен, а сам конунг утонул, попытавшись спастись вплавь с «Большого Змея». Стоит упомянуть еще один интересный момент: в битве при Свёльде, что совсем не типично для морского сражения, не был потоплен ни один корабль! Разгадка феномена проста: никакой артиллерии, даже её подобия, вроде «греческого огня», у скандинавов не было, зато само по себе боевое судно являлось самым ценным трофеем, который можно получить в битве. Потери обеих сторон в людях оцениваются как тяжёлые, возможно — до половины личного состава, зато отношение к «матчасти» врага с обеих сторон было весьма бережным. Весь флот побежденного Олафа перешел в руки коалиции, как, впрочем, и сама Норвегия, которую союзники разделили между собой на три части.

Любопытный факт. По похожему сценарию начиналась знаменитая битва у мыса Трафальгар 21 октября 1805 года между флотом британского адмирала Нельсона и союзной франко-испанской флотилией Вильнева и Гравина. Союзники имели заметное преимущество в кораблях и пушках, при этом сам Нельсон, подобно Олафу Трюггвасону, погиб в сражении. Однако исход оказался прямо противоположным: в ловушку попали французы и испанцы, а англичане, несмотря на смерть своего адмирала, одержали победу.


Гибель адмирала Горацио Нельсона в Трафальгарской битве. Картина XIX века.

Метки: Сражения и войны, история

Битва у Свольдера

Битва у Свольдера (Свольда) произошла между норвежским конунгом Олавом Трюггвассоном и коалицией его врагов из Дании, Швеции и северо-западной части Норвегии – Хладира (Ладе). Источники, которые в подробностях описывают участников и излагают ход сражения, – исландские Королевские саги Снорри Стурлусона, хроники Адама Бременского и монаха Теодорикуса – были составлены спустя два века после происшедших событий.

Это объясняет множество противоречий – от количества кораблей союзников, даты (999 или 1000 годы) и места битвы (пролив Эресунн, берега Зеландии, остров Сволдер, северогерманская бухта Шлей, остров Рюген). В причинах сражения присутствовали несколько составляющих – религиозная, семейная, хотя основной была борьба за власть в Норвегии. Олав Трюггвассон пытался объединить страну и распространить на ней христианство, которое он насаждал жёсткими методами – насилием, угрозами и пытками.

Ему противодействовал Эрик, сын Хокона Сигурдссона (свергнутого в 995 году) не столько из приверженности традиционным скандинавским языческим верованиям, сколько из стремления расширить свои владения и отомстить за убитого отца. Король Дании Свен I видел в молодом конунге Олаве препятствие для усиления датского влияния на Норвегию, которую рассматривал как вассальную территорию. Олав в своё время хотел взять в жёны королеву Швеции – Сигрид по прозвищу Гордая, но поставил условие – невеста должна была принять христианство.

Отказ от крещения вызвал ссору, в которой Олав, поддавшись гневу, ударил Сигрид. Свадьба расстроилась. Впоследствии оскорблённая дама вышла замуж за Свена I, а Олав женился на Тире (Тюре), дочери Харальда Синезубого, сестре Свена I. Этот династический брак не укрепил норвежско-датские связи, так как Тюра ненавидела своего брата, пытавшегося выдать её насильно замуж за престарелого правителя из Польши – Болеслава.

Битве предшествовала морская экспедиция в страну Вендов, где Тире принадлежало имущество, которое она желала вернуть. Во время возвращения к родным берегам до конунга дошли сведения о ловушке, подготовленной его врагами, но ярл Сигвальд Струт Харальдссон, предводитель йомсвикингов и тайный сторонник Свена Вилобородого, уверил Олава в отсутствии опасности.

Даже когда неизбежность битвы уже была очевидной, Олав слишком презрительно отнёсся к шведско-датским силам, хотя и осознавал, что Эрик Хокконсон со своими людьми представляют для него опасность, так как «они такие же норвежцы, как и мы». И, действительно, вначале Олаву удалось потеснить датчан и шведов, но перелом наступил с момента вступление в бой кораблей Эрика.

Флот Олава Трюггвасона из 11 драккар был атакован превосходящими силами союзников (более 70 кораблей), захвачен и уничтожен. Самым известным эпизодом битвы является описание разбитого лука Эйнара Брюхотряса, который предсказал поражение своего конунга. На драккар Олава Трюггвасона перебрались оставшиеся в живых воины, но, несмотря на то, что они сражались самоотверженно, не смогли оказать серьёзного сопротивления атакующим.

Большинство источников уверяют, что Олав погиб во время сражения. Увидев, что враги побеждают, он в полном вооружении бросился в море и утонул. Но есть и такие, которые рассказывают легенды о чудесном спасении Олава, который смог доплыть до острова, где получил помощь англичан. По другой версии Олав нашёл убежище в Сирии. Есть даже такая, которая утверждает, что Олав спасся и ушёл в монастырь, чтобы замолить свои грехи.

Последствия сражения: Норвегия была разделена между победителями. Олав Шведский получил 4 области – в Тронхейме, Маре, Ромсдале и Ранрике. Свену досталась область Викен, остальные территории перешли в руки Эрика Хоконссона, который стал править как вассал Дании. Процессы христианизации и консолидации Норвегии были приостановлены на некоторое время до прихода к власти Олава Святого.

Дата битвы

999 (или 1000) год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *