Сергей семак жена

Сегодня в Казани женится капитан сборной России и казанского «Рубина» Сергей Семак. Вчера он вместе со сборной матчем против команды Уэльса начал новый отборочный цикл к чемпионату мира-2010, а сегодня расписывается в загсе. Это второй брак Сергея, к которому он шел долго и сложно. Достаточно сказать, что у него и его избранницы Анны уже двое детей — трехлетний Семен и полугодовалый Ваня. Позади у них — настоящая голливудская love-story, «Санта-Барбара» с футбольным уклоном. Специально для «КП» Аня рассказала о своей любви с Сергеем всю правду.

Плохой парень с обручальным кольцом

Мне трудно говорить о прошлом, поскольку в нашей истории принимала участие не я одна, но, конечно же, есть что вспомнить. Наше знакомство состоялось почти шесть лет назад. Я тогда работала хостес в клубе First на Софийской набережной. Для меня это был очень сложный период в жизни — болезненный развод и маленькая дочь на руках. В это время меньше всего хотелось начинать какие-то отношения. Как-то днем к нашему управляющему заехал приятель. Это и был Сергей. Они долго сидели, разговаривали, а потом ни с того ни с сего Сергей через каждые десять минут стал выходить в туалет. Французская кухня здесь ни при чем. Просто каждый раз ему предстояло пройти мимо меня и разглядеть новую деталь. На следующий день он снова появился, но уже с явным намерением познакомиться. Алексей Сидоров, президент Ассоциации сомелье России, попросил составить им компанию за обедом. Это было серьезным испытанием. Сергей собрал все силы, чтоб окутать меня тягучей ватой флюидов. Смотрел пожирающим взглядом и лучше бы молчал… Только стал о чем-то спрашивать и полился этот голос, я стала таять, как ванильное мороженое, но тут меня отрезвило обручальное кольцо. «Ну, думаю, плохой парень. Женат, а все туда же». Сергей, видимо, поймал мой презрительный взгляд и, проявив хитрость, пошел в обход. Стал рассказывать о том, как здорово, когда дома кто-то ждет и какое было б счастье, если все в этом мире были бы женаты. Я, конечно, расслабилась. Сергей стал деликатно и ненавязчиво звонить мне на работу, мы подружились. Так продолжалось около двух месяцев, пока однажды не случилось роковое свидание — 1 апреля, но кроме шуток. Мы встретились действительно как друзья. Обсуждали книги, фильмы и теорию относительности, как вдруг опять из него полезла эта вата. Хотя, надо отдать Сергею должное, при этом он не переходил на «ты» и упорно обсуждал все те же книги, но уже путаясь в авторах и названиях. В какой-то момент расстояние между нами сократило шампанское, и последний позыв благочестия заставил меня спросить: «Ты точно знаешь, что тебе это нужно?»

Утром шел сильный снегопад. Я выглянула с балкона посмотреть на отъезжающую машину и мысленно попрощалась навсегда. Напрасно. С того дня Сережа начал засыпать меня букетами, подарками и жаркими посланиями. Летел через весь город, чтоб увидеть на пару минут, и получал счета за телефонные переговоры размером с рулон туалетной бумаги. Такая эйфория не давала времени на трезвые размышления. Я, как Скарлет О’Хара, говорила себе: «Подумаю об этом завтра».

Любовный треугольник

Глупо оправдывать себя. Не бывает особенной ситуации, особенной только моей такой любви. Это классика жанра — любовный треугольник. Чтоб в него попасть, можно быть трижды праведным и порядочным человеком. Все дело в химии. Я очнулась только тогда, когда настали первые праздники, и поняла, что совсем одна. Как говорила моя знакомая: «За что я не люблю женатых мужиков? У них телефон все время выключен или временно недоступен». Сергей не давал мне возможности думать о расставании. Он окружил меня таким теплом и заботой, что я разучилась платить за свет в сберкассе. Каждое утро перед тренировкой приезжал ко мне на 15 минут проверить, есть ли йогурты в холодильнике и не течет ли какая труба. Иногда мы вместе ехали на базу, где во время тренировки я тихо спала на заднем сиденье, аккуратно сложенная в два раза. Когда пришло время сборов, начались золотые дни. Мы разговаривали по телефону по 8 часов, я засыпала с телефонной трубкой.

У меня никогда не возникало мысли, что когда-нибудь придется расстаться, настолько прочно и крепко срослись наши сердца. Все же к этому мы тоже пришли. Обычно в разлуке мы проводили не больше суток, и это было отличным поводом для незабываемых свиданий. Перспективу жить вместе мы рассматривали, но в далеком будущем — Сергей замечательный отец, и он не представлял, как это возможно — жить без ребенка. Все остальные члены его семьи находились на периферии сознания. Постепенно я начала осознавать, что всю жизнь так прожить невозможно и что мне трудно дышать ночами, когда он где-то там. Иногда Сережа тешил меня громкими обещаниями по сценарию фильма «Зимняя вишня», но я не хранила у себя зубные щетки для гостей, и он был вынужден ехать домой.

Все изменилось во время сборов в Испании. Там мы чудесно проводили время — катались по окрестностям, играли в мужа и жену. И вдруг я вижу сон, как будто держу в руках здоровенную рыбу и думаю, как ее приготовить. Утром звоню в Москву одной своей мистически настроенной подруге с просьбой истолковать этот знак судьбы. Слышу диагноз: ты беременна! Я посмеялась, но не более того. После мы поехали в Париж на тот самый матч ЦСКА — «ПСЖ», в котором Сергей отличился, сделав хет-трик. В Париже я познакомилась с Таней, женой Димы Кириченко. Для нее был непростой выбор — встать между двух огней или занять нейтральную позицию. Помню, выходим из ресторана, встали фотографироваться, а она говорит: «Сереж, только без Ани, а то вдруг чего как…» Я в слезы, конечно, хотя Таня просто прямой человек. Позднее она стала мне близкой подругой и крестной нашего младшего сына.

«Я больше так не могу»

В Париже я уже почувствовала себя нехорошо, а вернувшись домой, сразу обнаружила себя беременной. Удивительно, у Сергея настолько развита интуиция, что иногда он говорит пророческие вещи. Ровно за два года до этого события мы гуляли в «Коломенском», и на мне была короткая курточка, а на улице мороз. Сережа вдруг серьезно так говорит: «Тебе нельзя так ходить. Через два года ты мне ребеночка родишь…»

Я позвонила Сергею, он приехал с огромным букетом и коньяком.

— Давай, — говорит, — отметим.

— Это ты здорово придумал, — отвечаю я. — Но боюсь, что не смогу составить компанию.

Он тяжело вздохнул и сказал:

— Ты сама еще маленькая девочка. Тяжело тебе будет. Справишься?

А я точно знала, что справлюсь. С ним или без него. Я мечтала, что у меня будет сын, для которого ближайшие лет двенадцать я буду единственной обожаемой женщиной и которого назову так же, но не из серии Сан Саныч, а поэтому — Сема. Сергей пропал. Сказал, что едет к родителям, и пропал. Но я точно знала, что они живут на Украине, а не на Кубе, поэтому две недели Сережиного отпуска проплакала от зари до зари. Мою печаль было не унять цветами, которыми он осыпал меня прямо из аэропорта и обещаниями вечной любви, а вскоре «ПСЖ» предложил контракт, и Сергей уехал во Францию. При этом мы оставались вместе, и ничего не менялось, кроме безудержного желания сократить расстояние… Он звонил каждую свободную минуту, а 8 Марта прилетел из Парижа на два часа, чтоб подарить букет тюльпанов, и улетел обратно. Через некоторое время я сама прилетела к Сергею во Францию. Это было лучшее время в моей жизни. Два месяца чистого счастья. Запах кофе в нашем доме и гармонист за окном. Сережа свыкся с мыслью, что у нас будет малыш, и всячески меня опекал. Из Парижа я возвращалась домой на седьмом месяце беременности, а из самолета попала в роддом. Причем не в платную клинику, а в самую обычную, с холодным обшарпанным кафелем и килькой в супе. Так я осталась совсем одна. Рожала в приличном заведении, на роды шла с весом 52 килограмма. Сергей приехал забирать нас из роддома, осыпал подарками, цветами и обещал приезжать чаще.

Навещал раз в месяц, на одну ночь, зато какую. В остальное время мы все так же часами разговаривали, писали друг другу длинные проникновенные письма по электронной почте. Моя жизнь была всецело подчинена ему. Утренний звонок до тренировки в 11.30, следующий — после в 13.30 и контрольный вечером — время не определено. За три года интенсивной любви с Сережей я похудела на 20 килограммов и дошла до состояния Одри Хепберн в худшем проявлении. Сережа умолял: «Анечка! Кушай, пожалуйста!» А я не могла. Ходила, держась за стеночку, и в какой-то момент поняла, что больше так не могу.

Я ненавидела праздники — Новый год вообще казался бессмысленным и отвратительным днем. В декабре 2005 года Семену было 5 месяцев, Сергей прислал мне в новогоднюю ночь SMS: «Это последний раз, когда мы встречаем праздник не вместе». У меня к тому моменту уже было готово решение — мы расстаемся навсегда.

Через пару дней телефонного молчания Сережа прилетел в Москву. Умолял подождать немного. Наверное, бог посылает нам столько страданий, сколько мы в состоянии вынести. Я вдохнула полной грудью и… все действительно изменилось. Он переехал в Москву, хотя во Франции осталась семья. Мы стали жить вместе — ко мне переехали все его рубашки, пиджаки и ботинки. Этому предшествовала точка в его предыдущем браке.

В загс — с третьей попытки

9 месяцев Сергей любил меня как-то особенно трепетно. Со сборов каждый день присылал длинные трогательные письма и восторженные SMS. О свадьбе мы не думали, потому как оба уже имели такой опыт. Однажды мы вышли из кино, где смотрели фильм «Друг невесты». Суть была в том, что легко найти того, с кем будет весело заснуть, а встретить человека, с которым приятно просыпаться, уже гораздо сложнее. Мы шли по ночной Казани, и Сергей ни с того ни с сего сказал: «Выходи за меня замуж». Я, не задумываясь, ответила «нет», и мы пошли дальше молча. Позже он повторил это еще два раза, и на третий я сдалась. И я рада, что для того, чтобы сказать эти простые искренние слова, он не лез на Эйфелеву башню, не прыгал в прорубь и не заказывал городских билбордов. Чистота бриллианта в кольце не является гарантом долгого крепкого союза.

Мы не рассматривали перспективу брачного договора, потому что это нужно тем, кто собирается развестись. Когда позади столько пережитого, на любые семейные недоразумения мы реагируем с улыбкой.

Настоящую свадьбу, большое торжество, мы планируем провести в самом конце сезона. Этот праздник в первую очередь для наших детей. Раньше мне казалось, что любовь — это когда есть не можешь, спать не можешь и все время о нем думаешь, но с рождением детей все изменилось. Как-то я услышала от ребенка самое верное определение: «Любовь — это когда дети, мама с папой и все улыбаются. А еще солнце наверху».

Я без эйфории отношусь к браку и не зарекаюсь стать посмертной музой великого маэстро, прекрасно отдавая себе отчет в том, что мужчины не моногамны, а если моногамны, то инфантильны. Нет. Такие нам не нужны. Мой выбор — плохой парень. И, поверьте, это лучший комплимент, который может услышать мужчина.

«Я одним ударом отправила ее в нокаут»

Моя беременность Ванечкой была ожидаема, но не запланирована. Я тогда все время проводила в институте, прокладывая путь к красному диплому и наслаждаясь в выходные дни любовью мужчины моей мечты. Сидим мы как-то в ресторане. Сережа посмотрел на меня настороженно и говорит: «Ты такая нежная сегодня, будто беременная». Утром я купила в аптеке 5 тестов разных фирм-производителей. После первого было ясно — «привет!». Я разбудила Сережу, кричу: «У нас будет мальчик!» Он отвечает: «Отлично», — и переворачивается на другой бок. Потом, конечно, проснулся и обрадовался. В то время Сережа играл за футбольный клуб «Москва». Признаться, после «Рубина» это вторая команда, за которую я до сих пор болею. Очень дружный был коллектив. Тренер Леонид Слуцкий — золотой человек. Он создавал в команде такую теплую, особенную атмосферу. На последнем для нас командном банкете в прошлом году президент собрал серьезный ужин в клубе «Рай», но ребята быстро уехали в «Корону», чтоб попрощаться с тренером. Там случилось забавное проиcшествие. Во-первых, наряд мой оказался ни к месту. На фоне роскошной Ольги Быстровой, одетой в платье «Дольче Габана» и металлический корсет, я выглядела ученицей воскресной школы. Платье с воротничком в кружевах, тапочки-балетки, прическа-корзиночка и винтажная сумочка из бобра с золотой ручкой столетней давности. Ну, думаю, принц Уильям оценил бы мой образ, но в сигаретном дыму я совершенно потерялась, а тапочки-балетки и вовсе спрятались под столом. У меня было 6 — 7 месяцев беременности. К полуночи все пары разъехались, и остались особые энтузиасты да легионеры. И тут началось такое! Изо всех углов в зал потянулись обнаженные стриптизерши, расхватывая тех, кто попадался под руку. Я сижу в полнейшей эстетической прострации, прикрывая лицо ладошками от ужаса. Вдруг вижу картину: пьяная, но одетая женщина засовывает руки в штаны одному нашему товарищу. Говорю: «Сереженька! Какой кошмар, правда?» «Да! — отвечает. — Надо выручать беднягу!» И на амбразуру. Естественно, Сергей оказался более выгодным объектом, и то же самое действие направилось в его сторону. Я вообще -то спокойно отношусь к женщинам подобного склада, но тут во мне что-то всколыхнулось, и я, подлетев к девице, прямым ударом отправила ее в нокаут. Ребята были в восторге, хлопали, кричали: «Аня! Ты — супер!» Сергей бился в смеховой истерике. Еще бы, такое шоу и только ради него. Думаю, что сама природа в тот момент была на моей стороне. А женщина отряхнулась, приняла невозмутимый вид, подходит ко мне и говорит с таким пафосом: «Вообще-то я секретарь гендиректора «Москвы» Белоуса!» «Да хоть ты домработница Прохорова, веди себя как следует», — говорю я ей.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Сергей Богданович СЕМАК родился 27 февраля 1976 года в Луганской области (Украина). Воспитанник Луганского спортинтерната. Полузащитник.

Выступал: «ФК Пресня», Москва (1992), «Карелия», Петрозаводск (1992), «Асмарал», Москва (1993 — 1994), ЦСКА, Москва (1994 — 2004), «ПСЖ», Франция (2005), «ФК Москва» (2006), «Рубин» (Казань).

Заслуженный мастер спорта. Имеет сыновей Илью (от первого брака), Семена и Ивана (от второго).

Анна Семак: «Быть в 36 лет просто it-girl — это пустота. Я — мать семерых детей»

О решении удочерить Таню

Нашу внутрисемейную систему я выстраивала много лет. Я убедила мужа, что в семье должна быть жесткая иерархия, правда, Сергей иногда мне уступает — и потом благодарит за то, что я на чем-то настояла, ведь у меня очень развита интуиция. Но в нашей семье он — самый главный. Я смеюсь, когда вспоминаю один эпизод из шоу «Семейка Осборнов», когда Шерон говорит Оззи: «Дорогой, у тебя в четверг концерт в Алабаме!» Тот начинает вопить: «Ты с ума сошла??? Я ненавижу Алабаму! Какого!!!» А она так же мило: «Оззи, в четверг — Алабама», не обращая внимания на то, что муж продолжает дико кипятиться. Следующий кадр — Оззи на сцене: «Добрый вечер, Алабама!» Конечно, эта утрированная ситуация не похожа на наши отношения, но иногда женщина мягкостью и пониманием может повлиять даже на самое суровое решение. О ребенке я мечтала с двенадцати лет, впервые забеременела в восемнадцать. После встречи с мужем я была непрерывно беременна и кормила — треть жизни я физически отдала своим детям. Но состояние было просто потрясающим: организм отвечает на стресс торможением и ты все время находишься в полной благости. Я бы родила еще человек пять, но по состоянию здоровья это невозможно. И тогда я захотела воплотить свою давнюю мечту. В детстве я дружила с девочкой, и так случилось, что ее мать покончила с собой, перерезав вены, а папа-алкоголик сидел в тюрьме. И при нас ее забирали в детский дом. Я умоляла маму оставить малышку с нами, но мама задумчиво произнесла: «От осины не родятся апельсины, мы не можем ее взять». В моем сердце занозой засело негодование, ведь ее спасение было в наших руках! Я решила, что когда вырасту, обязательно отработаю за этот поступок. И много лет назад объявила Сергею, что хочу приемного ребенка. Он был против, ведь это такая ответственность. Мой отец тоже посоветовал рожать своих. Тогда я пообещала себе, что возьму приемного ребенка, если случится так, что я не смогу больше выносить плод. Когда врачи объявили, что новая беременность закончится для меня смертельным исходом, стали происходить случайности, которые, как мы знаем, не случайны. Я услышала речь патриарха. Обращаясь к православным, он произнес: «Усыновляйте инвалидов, ведь вы не потеху себе берете, а спасаете жизнь». Я поняла, что могу подарить такому ребенку уверенность в том, что он красивый, нормальный, научить его любить себя таким, какой он есть. Я стала изучать книги про разные особенности и поняла, что не могу усыновить ребенка с ментальными диагнозами, потому что мне обязательно нужна обратная связь. Помню, как в этом году я заболела прямо восьмого марта, лежала дома и зашла на сайт changeonelife.ru — и на первой же анкете увидела своего ребенка, Таню. Я стала наводить справки, позвонила оператору, и мне выдали огромный список диагнозов, включая ДЦП, спина бифида и полное недержание, но меня это совершенно не волновало. Я поставила на карту все и поехала в детдом с решением во что бы то ни стало увидеть девочку. Мне кажется, что женщина, как волчица, должна почувствовать ребенка, потому что если не произойдет контакта, адаптация будет очень-очень тяжелой. Я дала себе слово, что если хоть что-то меня смутит, я откажусь от этой идеи навсегда. Да и убедить мужа было нелегко, он ушел в полный отказ, и понадобилось время, чтобы он мне доверился. Приехав в детдом, я зашла в класс, искала глазами Таню и увидела крошечную инвалидную коляску. Девочка в свои десять лет весила килограмм тринадцать, ее можно было держать на ладошке: прозрачные лицо, руки. Таня сразу сказала мне: «У меня есть мама, но вы не волнуйтесь, она меня никогда не заберет». Я спросила: «А ты хочешь, чтобы я тебя забрала?» Она ответила: «Да, если меня к вам отпустят». Я уехала и точно знала, что вернусь, чтобы забрать мою дочь. И через два месяца мы с Таней приехали домой. Когда я ее раздела и посадила в ванну, то увидела грудную клетку — шар, прямо из которого свисали маленькие тоненькие безвольные ножки, горб и трубки из промежности. У нее синдром русалки, недоразвит нижний отдел позвоночника. И вот тогда мне действительно стало страшно, вдруг я не справлюсь. Но очень скоро я стала медсестрой, научилась делать катетеризацию, мы избавились от трубок, от памперса, пропала спастика, расправились ножки. Сейчас ждем обследования в Германии и операцию, которая может изменить ее жизнь: восстановить геометрию тела и поставить протезы. Шансы очень малы, но они есть. Должна сказать, что меня поразили дети: насколько тепло они приняли Таню. Не буду, правда, поливать эту историю сахарным сиропом: во время адаптации, которую проходит не только приемный ребенок, но и вся семья, у нас был суровый период, стресс пережили все, даже собаки. Ведь дети с травмированным опытом совсем другие. Например, Таня страдала клептоманией и была очень агрессивна, но я каждый день часами сидела у ее кровати, объясняла, рассказывала истории из жизни, подкручивала внутренние гайки и шурупы, несмотря на то что назавтра все начиналось по новой. Когда я было совсем отчаялась, все поменялось в момент, ее как будто переключили. Конечно, срывы есть до сих пор. Все время нужно быть предельно внимательной и бдительной — теперь это мое обычное состояние. Чувство тревоги, как все будет развиваться, есть. Но я точно знаю, что мы дадим Тане образование, профессию, научим ее, как использовать все возможности, а дальше она сама будет выбирать свой путь.

Биография и карьера футболиста

Сергей Семак родился в Луганской (тогда она называлась Ворошиловградской) области Украины в самой что ни на есть футбольной семье. Его отец, Богдан Михайлович, выступал за сборную области, а два из четырех родных братьев Сергея – Андрей и Николай играли на профессиональном уровне.

После окончания Луганского училища олимпийского резерва Сергей Семак перебрался в Москву.

«Асмарал»

Изначально Сергей оказался в «Красной Пресне» — фарм-клубе московского «Спартака», однако на базе этой команды иранским бизнесменом Хуссамом Аль-Халиди был создан новый клуб, который получил название «Асмарал» — по первым буквам имен детей предпринимателя.

Проект был амбициозный – команду тренировал сам Константин Иванович Бесков. «Асмарал» быстро завоевал право выступать в первой союзной лиге, но после развала СССР сразу оказался в элитном российском дивизионе.

В 1993 году Семак начал выступать за основной состав клуба (тренером «Асмарала» тогда был сменивший Бескова Николай Худиев). Впрочем, долгой карьеры в этом клубе у Семака не получилось. Может, это и к лучшему – в том сезоне «Асмарал» вылетел из высшей лиги, а вскоре и вовсе прекратил свое существование.

ЦСКА

Про переход Семака в ЦСКА рассказывают разное. Есть версия, что армейский клуб не мог договориться с Аль-Халиди о трансфере футболиста и его попросту призвали в армию, благо в феврале 1994 года (а сезон у нас тогда был «весна-осень») Семаку уже исполнилось 18 лет. За достоверность истории не ручаюсь, но вполне допускаю такое, учитывая практику подобных «приглашений» спортсменов (не только футболистов) в ЦСКА в советское время и общий бардак «лихих 90-х».

Впрочем, сейчас это не важно. Важно, что Сергей Семак стал легендой клуба, и остается ей по сей день. В ту пору ЦСКА вовсе не был флагманом российского футбола. Последний чемпион СССР (1991 год) распродал весь чемпионский состав и болтался в середине турнирной таблицы чемпионата России. Но это никоим образом не умаляет того факта, что Сергей Семак в 19 лет получил капитанскую повязку.

Первый успех к команде пришел в 1998 году, когда ЦСКА занял в чемпионате России второе место, одержав во втором круге 12 побед подряд, в том числе разгромив «вечного» тогда чемпиона – московский «Спартак» 4:1.

Потом была смена собственника клуба, вернувшая ЦСКА в элиту отечественного футбола, первые трофеи, выход на европейскую арену. В течение десятилетия Сергей Семак оставался ведущим игроком ЦСКА. Если говорить о его позиции на поле, то можно сказать коротко – центральный полузащитник. И действительно, он мог играть и на позиции опорного хавбека и располагаться под нападающими. При этом Семак отличался завидной для футболиста его амплуа результативностью – в 329 официальных матчей за клуб он забил 89 мячей.

В сезоне 2004-2005 ЦСКА оказался в одной группе Лиги чемпионов с «Пари Сен-Жерменом». Две победы над парижанами обеспечили армейскому клубу третье место и еврокубковую весну, а обе победы были добыты благодаря Сергею Семаку. В первом матче в Москве (2:0) он забил гол и заработал пенальти, а в Париже сделал хет-трик (3:1). Именно после этих матчей парижане решили приобрести российского полузащитника.

«Пари Сен-Жермен»

В Париже у Сергея не задалось – за полтора сезона он сыграл за «ПСЖ» всего 26 матчей, в которых забил один гол. На мой взгляд, причины следует искать в психологии – когда тебе 29 лет, и ты фактически всю карьеру провел в одном клубе, тяжело перебираться не то что в совершенно другой чемпионат, а в совершенно другую страну с другим языком и культурой.

Но все же без трофеев Семак не остался – в 2006 году «ПСЖ» выиграл Кубок Франции, обыграв в финале своего злейшего врага – марсельский «Олимпик» со счетом 2:1.

«Москва»

Вернувшись в Россию, Сергей Семак оказался в ФК «Москва», который в ту пору тренировал Леонид Слуцкий. Там Семак провел два хороших сезона, быстро став лидером команды. В апреле 2007 года Семак забил свой юбилейный, сотый гол в карьере. Примечательно, что сделал он это в матче с ЦСКА.

Казалось, что карьера полузащитника завершится либо в «Москве», либо в еще менее амбициозном клубе. Но это только казалось.

«Рубин»

В январе 2008 года Сергей Семак переходит в казанский «Рубин», где сразу становится капитаном команды. В матче третьего тура «Рубин» на «Петровском» сенсационно обыгрывает действующего чемпиона «Зенит» 3:1, а Семак отмечается забитым голом. Кстати, этот матч был для Семака 350-м в чемпионатах России.

По итогам сезона «Рубин» становится чемпионом страны, а год спустя повторяет свой успех. Подопечные Курбана Бердыева пошумели тогда и в Лиге чемпионов. Пусть из группы «Рубин» не вышел, но победа над «Барселоной» на «Камп Ноу» надолго запомнилась казанским, да и всем российским болельщикам.

В 34 года Сергей Семак был капитаном команды, которая дважды подряд выиграла чемпионский титул. Казалось, это пик его карьеры. Но снова это только казалось.

«Зенит»

В августе 2010 года Семак подписывает контракт с питерским «Зенитом», который вынашивает планы по возвращению чемпионского титула. Вырывание из рядов конкурента в середине сезона (это был последний чемпионат России, разыгрывающийся по схеме «весна-осень») двух ведущих футболистов (за месяц до Семака из Казани в Питер переехал нападающий Александр Бухаров), не могло не сказаться на положении дел в чемпионате.

Осенью «Зенит» отпраздновал чемпионство, а Сергей Семак сделал это в третий раз подряд. За второй круг чемпионата он провел 12 матчей и забил два гола.

В первый переходный сезон российского чемпионата Семак снова выигрывает чемпионский титул, а 6 мая 2012 года забивает свой сотый гол в чемпионатах России.

В апреле 2013 года, по истечению срока контракта с «Зенитом», Сергей Семак объявил о завершении игровой карьеры и перешел на работу в тренерский штаб команды.

Сборная России

Со сборной России у Сергея Семака отношения не то что бы не складывались, скажем так, они могли быть значительно лучше. На протяжении 13-ти лет он вызывался в национальную команду, провел в ее футболке 65 матчей, но всего дважды попал в заявку на крупные турниры, причем на чемпионате мира 2002 года не провел на поле ни минуты.

Зато на триумфальное для нас Евро-2008 Сергей Семак поехал в качестве капитана сборной России, хотя в отборочном цикле не провел ни одного матча. Здорово тогда сыграла наша команда, здорово сыграл ее капитан, но если бы не голевой пас Сергей Семака на Константина Зырянова в матче второго тура группового этапа против сборной Греции, неизвестно еще, как бы для нас сложился тот турнир.

А знаменитый четвертьфинальный матч с голландцами стал для Семака юбилейным, 50-м в составе сборной России.

Семья и личная жизнь Сергея Семака

Со своей первой женой, Светланой Демидовой, Сергей познакомился, когда ему было 17 лет. Они прожили в браке 10 лет, и у них родился сын Илья.

Со второй своей женой Анной, Семак познакомился в Париже, когда выступал за «ПСЖ». Сначала они жили гражданским браком, затем узаконили отношения. Сейчас Сергей и Анна воспитывают семерых детей: сыновей Семена, Ивана и Савву, дочерей Варвару, Иларию, Татьяну (удочеренная ими девочка с ограниченными возможностями) и Майю (дочь Анны от первого брака.

В октябре 2017 года Сергей и Анна получили премию «Крылья аиста», вручаемую за вклад в развитие семейного устройства детей-сирот.

И еще о Сергее Семаке. «Было у отца три сына, двое умных, а третий – футболист», гласит народная мудрость. Не то что бы большинство футболистов (кстати, не только российских) соответствуют этой поговорке, скорее, не они ничего не предпринимают, для того что бы ее опровергнуть.

Так вот, Сергей Семак явно выпадает из общего ряда – общеобразовательную школу он окончил с золотой медалью (отличники среди спортсменов попадаются нечасто), и, судя по его интервью, человек он высокообразованный и начитанный.

Сергей Семак и его жены

Вчера в инстаграме наткнулась на фотографию Анны Семак. Это жена футболиста, капитана сборной, затем тренера Зенита. Представлять его не нужно.

Многие слышали и, возможно, на сплетнике читали о его большой семье и восьмерых детях.

Пост 1, пост 2, пост 3

Два года назад они с женой удочерили девочку с особенностями развития. Почитайте ссылку на «пост2 «, это стоит того.

Я вспомнила эту вдохновляющую историю, почитала ещё раз интервью Анны

«Когда я встретила Сергея, то между нами произошла чистая химия, о семье не могло быть даже речи, это были отношения «любовь-кровь». Связь была нелегальная, незаконная, но ее невозможно было разорвать никаким способом. Мы бесконечное количество раз расставались, разъезжались в разные города и страны, но все возвращалось на круги своя. Жить врозь было как вырвать себе сердце. Фундамент, честно говоря, так себе. Мы сами удивляемся, как в итоге все обернулось. Видимо, сыграло свою роль то, что я оказалась терпеливым человеком, да и наши отношения полностью трансформировались. Я знала, за что должна претерпеть. Чтобы помочь себе, я занималась в московском институте психиатрии имени Сербского, у меня был мощный врач, который в свое время занимался с Чикатило, но для меня это было чересчур. Я прекратила сеансы, когда поняла, что мне это не нужно, я уже и так разложила в своей голове все по полкам. Психотерапия — не мой способ стабилизации. В какой-то момент в полном отчаянии я позвонила сестре. Она тоже многодетная мать, но ее судьба совсем не балует. Она спросила: «А ты не пробовала пойти в церковь? Нам же в детстве было там так хорошо!»

«- А сами не ревнуете его? Вокруг известных футболистов всегда много охотниц.

— Я стараюсь Сережу ни в чем не ограничивать. Я для себя так сформулировала, что в семейной жизни самое главное, чтобы просто приятно было пить друг с другом чай. Все остальное не так уж важно.

У нас заведен специальный ритуал: перед сном мы обязательно пьем вместе чай. Я даже купила для этой церемонии специальные старинные серебряные подстаканники. Это уже наша семейная традиция, из которых и складываются человеческие отношения. Я понимаю, что он человек публичный. Вокруг таких людей всегда много красивых женщин, поэтому хочу, чтобы у него была возможность выбора. Чтобы он мог оценить то, что у него есть дома. Конечно, неизбежно, что вокруг будут крутиться так называемые девушки из бара, которые суют игрокам номера своих телефонов, пишут им SMS и проникновенные письма по электронной почте. Но у мужчины должно быть правильное представление о женщине, которая должна быть рядом. Существует такой стереотип — «жены футболистов». У меня он вызывает не самые приятные чувства. Потому что персоналии сразу исчезают, возникает одна атрибутика: машина CLS, бриллианты, какие-нибудь «Дольче-Габбаны» и прочие имена собственные.»

— Кроме детей, у вас есть еще творческие планы?

— Мы с Сергеем решили написать книгу о нем. Я думаю, это будет веселее, чем просто автобиография. Сережа в общении с журналистами достаточно сух и прижимист. Как знали про него десять лет назад, что у него любимое блюдо — вареники, а любимая книга — «Одиссея капитана Блада», так это пережевывают до сих пор. А на самом деле он гораздо более многогранный человек. Все пишут про его увлечение вином, но оно давно перешло в такую любительскую фазу. Сейчас Сережа коллекционирует предметы искусства, у нас довольно большое собрание. Я ему говорю: ты сказал в интервью, что собираешь вино, и нам теперь шлют бутылки со всего мира. Скажи как-нибудь, что коллекционируешь картины, может, нам кто-нибудь пришлет моего любимого Модильяни!»

Анна из семьи священника.

А Сергей Семак с первой женой был венчан

Интервью первой жены Светланы, 2003 год

«- Теперь я убеждаюсь все больше и больше, что Серега возник в моей жизни не зря. Когда мы познакомились, ему было 18, а мне — 20. В то время я общалась с теми, кто постарше. А тут… Запал в душу. Помню, они уехали играть куда-то за границу. А я спала в обнимку с медвежонком. Он мне его подарил на Новый год. Маленький такой, с сердечком на груди. Нажимаешь — и поет: «Ай лав ю»…»

«- Сергей как-то сказал в интервью, что уже несколько лет даже 50 граммов водки в рот не берет.

— Это правда. Водку он не пьет с тех пор, как мы познакомились. Иногда может позволить себе немного коньяка или вина.

— Почти все знают, что ваш муж — страстный коллекционер вина.

— Он даже окончил курсы сомелье. Ему страшно интересно, как делается вино.

— Тогда что ему нравится из домашнего?

— Вареники с картошкой.»

▪️▪️▪️

Интервью Светланы после развода, 2008 год

Знаменитый футболист три года жил на две семьи

Аня, гражданская жена знаменитого футболиста, познакомилась с ним, подкараулив его пьяным у туалета

Герой Евро-2008, полузащитник сборной России и «Рубина» по футболу Сергей СЕМАК, собирается сыграть свадьбу со своей подругой Анной до конца нынешнего года. Регистрация брака поставит логическую точку в их двусмысленном положении: у любовников уже есть два сына — 3-летний Сема и полугодовалый Ванечка. Но торжество произойдет только в том случае, если его экс-жена Светлана, от которой у спортсмена 10-летний сын Илья, даст согласие на развенчание.

На Евро-2008 Семак появлялся на улицах австрийского Леоганга, где размещалась наша сборная, с гражданской женой Аней и двумя маленькими сыновьями. А всего два года назад он дал интервью у Сергея во Франции, когда он выступал за «Пари Сен-Жермен».

В парижскую кафешку он пришел с женой Светланой. Они выглядели абсолютно счастливой парой: целовались, наперебой рассказывали, как замечательно живут в комфортабельном доме в Сен-Жермен-Оле. Как теперь выясняется, играли на публику. В это время у Сергея и Анны уже родился старший сынишка Сема. Год спустя Семак ушел от жены.
…Со Светланой я встретилась в офисе фирмы «ЛИМО-КЛУБ Сергея Семака». Бывшая супруга — содиректор и соучредитель этой компании.
Проходя мимо здания манежа ЦСКА на Ленинградском проспекте, невозможно не заметить шикарные лимузины. Половина автохозяйства — собственность капитана сборной России. В 2006 году, вернувшись из Франции, Сергей вместе со знакомым банкиром открыл фирму по прокату автомобилей представительского класса.

Поделил не поровну

— Сергей в 2006 году вернулся в Москву, а я осталась во Франции, чтобы сын Илья закончил второй класс, — рассказывает Светлана. — Муж предложил представлять его интересы в бизнесе. Закончился учебный год, мы собрались в Москву, и тут мне звонит Сергей: «Жить вместе мы больше не будем».

Капитан сборной России по футболу предпочитает комфортные автомобили

И хотя я давно знала, что у него есть любовница, эти слова были сильнейшим ударом. Мы говорили, и оба плакали. Я во Франции, а он в Москве. Сергей сказал: «Ты для меня навсегда останешься близким человеком, я буду помогать во всем». Потеряла любимого… — тут Светлана на минутку замолчала, справляясь с нахлынувшими слезами, — …он любимый и до сих пор… Потерялся и смысл жизни, хотя, конечно, у меня есть сын и я живу теперь только для него. Два месяца я выла. Потом приехала Таня, жена партнера Сергея, с которым он купил лимузины. Банкир предложил ей тоже заняться фирмой. Мы принялись за работу. Бизнес спас меня. Я отвлеклась от мучительной душевной боли, начала новую жизнь.
— Вы теперь совладелица «ЛИМО-КЛУБА Сергея Семака»?
— Покупая автомобили, он говорил, что открывает фирму для меня. Но перед разводом, а мы расторгли брак в декабре 2007 года, Сергей перевел машины на себя. Так что я лишь представляю его интересы в компании. Впрочем, у меня нет повода думать о плохом: Сергей — порядочный человек.
По словам Светланы, вся собственность их семьи была записана на мужа. Семак деньгами не бросался, не покупал, как многие именитые спортсмены, дорогие побрякушки жене.
— Мы строили дом, все деньги шли туда, — говорит Света. — Как позже выяснилось, в это время он приобретал и другую недвижимость.
Семак — состоятельный человек. Играя в «Москве», он был самым высокооплачиваемым игроком клуба. Став полузащитником казанского «Рубина», Сергей получает одну из самых высоких зарплат в российской Премьер-лиге. Но делить с женой нажитую во время совместной жизни собственность пополам он не пожелал. Объявив об уходе, Семак спросил 8-летнего сына, где мальчик хотел бы остаться с мамой — в московской квартире или в подмосковном особняке. До развода семейство жило в шикарном 4-этажном доме в деревне Аносино на Новорижском шоссе. Илья его и выбрал. Семак переоформил дом на сына и жену. Напротив этого особняка не менее шикарный коттедж. Он тоже принадлежит Семаку. Кто поселится в нем — Светлана не знает. Есть у футболиста и дом в Куркино, построенный для его родителей. Правда, они переезжать из Луганска не торопятся.
Несмотря на явную несправедливость в дележе имущества, Светлана не высказывает ни слова упрека в адрес Семака, искренне полагая, что он все сделал правильно:
— Сергей платит хорошие алименты. Нам есть во что одеться, где жить, мы можем себе позволить питаться, как хотим. Моей сопернице Ане очень повезло. Она получила лучшего в мире мужчину!

Подвела маленькая нужда

Прежде Сергей любил рассказывать романтическую историю знакомства со Светланой. Они жили в одном доме. Света с родителями, а он через два подъезда в квартире, которую ему снимал клуб. По соседству с домом было кафе. Здесь они и встретились. На следующий день Сережа снова пришел в кафе.

Семак, несмотря на занятость, провел неделю со старшим сыном Ильей на природе под Казанью

Так и не дождавшись, попросил официантку передать Свете букет роз и записку.
— Ему было 18. Я старше на два года, но мне с ним было безумно интересно, — вспоминает Светлана. — И ухаживал Сережа красиво. Дарил цветы, плюшевых мишек. Я не сразу влюбилась, а потом поняла: не могу без него ни минуты. 27 ноября повенчались, а 29 декабря 1995 года зарегистрировались, торопились успеть пожениться до високосного года, чтобы жить долго и счастливо. Поначалу мне казалось, что мы будем вместе всегда. Но позже, когда он стал популярным и у него появились сотни поклонниц, у меня появился страх потерять его. Я запрещала мужу ходить с друзьями пить пиво, требовала побыстрее идти домой. Не понимала: ему нужна психологическая разгрузка. Начались скандалы. И как раз в момент кризиса подвернулась Аня.
Сергей рассказывал мне историю знакомства с Аней. Как-то мы с мужем и друзьями сидели в ресторане «Ферст». 22-летняя Аня, разведясь со вторым мужем, приехала в Москву из Твери и устроилась сюда администратором. Она, конечно, знала, какие гости сидят за столиком, знала и то, что Сергей пришел с женой. Она подкараулила его у мужского туалета. Протянула записку с номером телефона. Конечно, он мог ее выбросить. Но все-таки позвонил. И в этом я тоже виновата. Мы же все время ссорились. Вот ему и захотелось расслабиться.
Роковая встреча случилась до отъезда во Францию. Света сразу почувствовала измену. А через несколько месяцев обнаружила у мужа пропуск в таун-хауз в Куркино.

Прогуливаясь с Сергеем по парижским улицам зимой 2006 года, Светлана еще надеялась его удержать

Ее осенила мысль: муж купил любовнице квартиру. Но Семак все отрицал. Через три года выяснилось: в своих догадках Светлана не ошиблась. Сообщив ей о решении расстаться, Сергей переехал к Ане именно в Куркино.

Жизнь втроем

Перед отъездом во Францию Семак во всем признался жене. Ведь до сих пор он не давал ей повода для ревности. Обманутая жена переживала, но муж уверял, что он просто ошибся, и умолял простить. Во Франции Сергей первое время жил без семьи в маленькой квартире, дожидаясь, когда клуб предоставит ему дом. Света с сыном его навещали.
— Приезжая, я обнаруживала в квартире мужа длинные волосы, предметы, оставленные явно женщиной, причем с умыслом, — вспоминает бывшая супруга. — После каждой находки начинались разборки. Я собирала чемодан, Сережа просил остаться ради Илюши. Я находила в себе силы прощать. Собираясь домой, оставляла записки, сочиняя стихи о любви, украшала квартиру лепестками роз. В очередной приезд к мужу мне во Францию позвонила Аня и сказала, что она живет с Сережей в Париже, когда меня там нет. Говорила, будто он снимает при ней обручальное кольцо. В другой раз она спросила, сплю ли я с мужем. Вела психологическую войну, а я, дурочка, ответила честно: «Не сплю». Я ответила Ане: «У нас обязательно все наладится, и мы родим второго ребенка». Она же меня просто убила: «А я уже жду ребенка». Сережа все подтвердил. По его словам, он не предохранялся — Аня его обманула, сказав, будто у нее не может быть детей. Узнав о беременности, он психовал, умолял не рожать. Аня заявила: «Аборт — грех».
Поняв, что ситуацию не изменить, Светлана смирилась с внебрачным ребенком мужа.
— К тому же Сергей уверял: «Я хочу остаться с тобой и Ильей», — говорит Света.
А когда Аня родила Сему, законная жена вместе с неверным мужем покупала для малыша одежду. Любовница звонила Семаку в Париж по каждому поводу — течет крыша, у младенца болит животик… Сергей созванивался с кем надо, решал все проблемы.
— По существу, мы жили втроем — я, Сергей и Аня, — с горечью говорит экс-супруга. — Так продолжалось три года! Я жила надеждой.

Сереже следовало сразу рубить концы. Так было бы легче всем.
8 Марта 2006 года Семаки отмечали в Москве. Сергею позвонила подруга Ани и сообщила, что его любовница пыталась покончить с собой. Футболист, оставив жену, поехал в Куркино. В квартире он обнаружил разбросанные пачки со снотворным и, к счастью, живую Аню.
— Наверное, ей было обидно, что Сережа проводил праздник не с ней, вот и устроила спектакль, — считает Света. — Но Семак отнесся к выходке всерьез.
И все же покинутая жена понимает: она потеряла мужа не только из-за того, что соперница оказалась хитрее:
— Однажды моя подруга спросила Сережу, почему он редко спит со мной. Он ответил: я не могу жить одновременно с двумя женщинами. Он физически перестал меня хотеть. И я тут поделать ничего не могла. Его удерживал долг, а к Ане звало сердце. Сейчас я могу сказать: главное, чтобы Сергей был счастлив. Зла ему я никогда не желала. А вот Ане — да. Не следовало ей травить мне душу звонками, ведь мне и так было тяжело. Теперь же я ей завидую белой завистью.

P.S.: Развод родителей до сих пор сильно переживает 10-летний Илья, он безумно любит отца. Семак сейчас живет в Казани, играет за «Рубин». Недавно Илья ездил к папе в гости. Правда, жил не дома у отца, а в гостинице с братом Сергея. Так пожелали бывшая и нынешняя жены. Илюша познакомился с младшими братишками и дочерью Анны от предыдущего брака — 8-летней Майей.

С первой женой

Усыновление глазами отца: футболист Сергей Семак и его семеро детей

Футболист и тренер, пятикратный чемпион России Сергей Семак ответил на вопросы портала «Такие дела» в качестве отца шестерых детей, недавно принявшего в семью еще одного ребенка — девочку с инвалидностью.


Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

— Когда мы беседовали с вашей женой Анной почти полгода назад, она говорила, что сначала вы были против усыновления Тани.

— Я никогда против не был. Но учитывая, что у нас и так много детей, постоянные переезды и другие заботы, для меня важно было сделать все своевременно. Чтобы мы понимали и рассчитывали свои силы. Все-таки большая семья подразумевает огромную занятость и ответственность за детей. Все они разные, у каждого — свои проблемы.

Что касается самой идеи — я всегда поддерживал в этом Аню. У нас только сроки не совпадали, когда это лучше сделать. На мой взгляд, если у нас есть возможности помочь — естественно, мы должны помогать.

Я прекрасно понимаю свои временные возможности и возможности Ани, потому что мы уже довольно долгое время вместе и можем понять, у кого какие ресурсы. Опять же, все, что ни делается — все делается к лучшему. Мы можем предполагать, а Бог — располагает.

— Был ли какой-то определенный момент, когда вы поняли, что готовы принять в семью нового ребенка?

— Изначально мы рассматривали такой вариант: взять на пару месяцев и посмотреть, какой ребенок. Так скажем, в «домашнем режиме». Но когда Таня в первый раз приехала домой, понимание было абсолютное и стопроцентное — это наш новый член семьи. И никто не разговаривал о гостевом режиме. Я понял это в тот момент, когда увидел девочку в дверях.

— А вы боялись перед встречей с Таней?

— Наверное, нет. Я столько детей видел в своей жизни, что меня сложно чем-то удивить.

Я должен был понять, чем мы можем с точки зрения медицины помочь Тане, и как за ней ухаживать. И если у Ани была некая эйфория, что можно сделать очень много, то у меня как у мужчины была более сдержанная позиция. Мы в этом направлении как-то двигаемся. Самый главный вопрос для меня — независимо от того, можем ли мы помочь Тане медицински или не можем — это дать девочке семью. А все остальное — вторично.

Сложностей было много и будут еще. Знаете, у меня с людьми и детьми сразу складывается такое ощущение эмоциональное: ты понимаешь, твой человек или не твой. Увидев Таню, я понял, что она человек, близкий мне по духу.

Мы же редко видим в нашей стране, к сожалению, людей с проблемами. Потому что не предусмотрены пандусы, лифты и так далее

И все шалости, совершаемые детьми — это все понятно. Аня училась в школе приемного родителя, и мы были готовы к разным сложностям с ребенком. Но я не видел чего-то такого страшного. У меня есть доверие к Тане. Ее доброта, сочувствие, сопереживание — они никогда не вызывают сомнений. Конечно, нельзя загадывать, что будет, когда наступит переходный возраст. Но сейчас мы можем дать доброту отношений. И надеяться на Бога, что он поможет и нам, и Тане справиться со сложностями. Чтобы достичь тех духовных высот, когда Таня жила бы обычной полноценной жизнью.


Анна и Сергей Семак и их дочь Таня
Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

Ведь проблема только одна — это движение. И не только у нее, но у многих детей и взрослых. Зачастую для них такой лимит упирается не только в движение, но и в целую жизнь. Поэтому, не встретившись с Таней, я бы не прочувствовал сложности людей вроде нее. Мы же редко видим в нашей стране, к сожалению, людей с проблемами. Потому что не предусмотрены пандусы, лифты и так далее. Поэтому мы не встретим в обычной жизни в кафе человека на коляске, например. Хотя это должно быть абсолютно нормально.

— Наверняка это был для вас самый сложный момент в отношениях с Таней.

— Да нет! Я стараюсь никогда ее не жалеть. Естественно, Тане хочется быть маленькой. Но я хочу, чтобы она понимала, что она уже взрослый, 10-летний ребенок. Таня должна и будет жить по тем требованиям нашей семьи, которые существуют. Она обязана хорошо учиться — так же, как и остальные дети. Обязана убирать за собой, другие вещи делать, присматривать и защищать своих братьев и сестер. Как и все остальные. Естественно, она просит ей помочь в каких-то вещах, которые она сама не может сделать. Но в остальном — такая же, как все другие дети.

Мы, может, Таню немного разбаловали в плане самоухода. Но свою задачу мы с Аней видим в том, чтобы Таня могла чувствовать себя полностью самостоятельной. В будущем хотим создать еще более удобные бытовые условия.

Обижаться на то, что у меня чего-то нет, а у тебя есть — наверное, не совсем правильно

А вообще, все, что от нас, родителей, требуется — дать хорошее образование, работу и самостоятельную жизнь. Никто не собирается привязывать Таню к себе. Мы пытаемся понять, какая у Тани цель, что у нее лучше всего получается. Пока не могу сказать конкретно, но чувствую в ней огромную тягу к учебе. У нее прекрасный почерк, она замечательно рисует. Ну и компьютер открывает ей гораздо больше возможностей. В дальнейшем Таня сама сможет водить автомобиль, работать и передвигаться. Свою миссию мы видим в том, чтобы дать ей духовное воспитание и возможность реализоваться в жизни.

— Как я понимаю, у вас не то чтобы армейские установки в семье, но правила довольно серьезные.

— Естественно, у нас есть определенный порядок .Мы люди верующие, раз в неделю ездим в храм, чтобы причащаться. Ну, и конечно, стараемся быть примером для детей. А так для них требования одни и те же. Вечерняя молитва, посещение храма — это помогает, я надеюсь, всем нашим детям. Да и нам, взрослым, помогает работать над собой.


Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

— А вы поверили в Бога в сознательном возрасте или еще в детстве?

— Передо мной всегда стоял пример моей бабушки, которая в те времена — а тогда не так просто было даже найти храм — молилась в церковные праздники. Поэтому понимание, что Бог есть — оно всегда было. Конечно, я воцерковился немного позже, когда осознание пришло, и многое-многое другое срослось.

Когда в жизни появляется человек с ограниченными возможностями или ребенок, который неизлечимо болен, например, — это Божий дар.

Все, что дается нам — оно для чего-то. Или для человека так будет лучше, или ты сможешь изменить жизни сотен людей, которые вокруг тебя. Обижаться на то, что у меня чего-то нет, а у тебя есть — наверное, не совсем правильно. Хотя я такую логику понимаю. Вот рождаются дети несчастные, в плохих условиях, больные. За что им это? Это вопрос очень глубокий. У меня есть свое понимание этого, но я не могу его объяснить. Это будет казаться навязыванием моих мыслей, которое впоследствии может вызвать дискуссию. Я не хочу. Считаю, что все, что ни дано — дано Богом, чтобы что-то делать. Хотя у моих друзей расходятся мнения на этот счет.

— Кстати, а у ваших друзей или коллег было какое-то непонимание, зачем вы Таню к себе взяли?

— Дискуссий никаких не было. Мне кажется, что у большинства людей доброе сердце. Но ввиду каких-то определенных событий у некоторых сердце становится черствее. Но все понимают, что если ты делаешь добро, то вопроса «зачем» не возникает.

— Как сказывается на семье и детях ваша занятость? Вы же все время туда-сюда летаете, тренировки, дела. Нельзя же только в Skype общаться с детьми.

— Конечно, всегда хочется уделять больше внимания. Но я понимаю, что сейчас я должен работать. Семья большая, и есть кормилец. Я должен заботиться о всей семье и делать все, чтобы они чувствовали себя комфортно. К сожалению, финансовая сторона сейчас перевешивает, но я думаю, что это такая же зона моей ответственности. Я не работаю много, чтобы получать удовольствие для себя. Я работаю, чтобы обеспечивать свою семью, помогать им и другим людям. То, что моя любимая работа позволяет обеспечивать родных — за это нужно благодарить Бога, безусловно.


Дочери семьи Семак: Илария и Таня
Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

— Что должно произойти, чтобы вы больше времени уделяли семье?

— Результаты моей работы. Сейчас я помощник тренера. Потом будет тренерская работа. Плохой результат, недостаток финансирования в клубе — ты можешь остаться без работы или перейти в другой клуб.

— А чем бы вы хотели заниматься лет через пять-десять?

— Интересно очень многое. Хочется иметь свою ферму, заниматься садоводством. Виноградники где-нибудь в Крыму, вместе с садом из яблок и вишен… Хотелось бы собрать много сортов сакуры и вишни, которые произрастают в наших широтах. В будущем, когда дети чуть-чуть подрастут, и не будет необходимости работать каждый день, надеюсь, это случится.

— Давайте еще немного о Тане поговорим. Будем честными: ей повезло больше, чем остальным ребятам, которые остаются жить в детдомах или в интернатах для инвалидов. Что так или не так с этой системой у нас в стране?

— В моем понимании это машина, которая не останавливается ни на секунду. За ними ухаживают, заботятся, выделяют какие-то средства. Но духовного воспитания нет. Кроме семьи, кто его даст? Да, может кому-то и повезет встретить преподавателя, который посеет семена добра, которые произрастут в будущем. У такого ребенка будет нормальная жизнь и семья. Но у многих будет не так. Они не видят нормальные модели семьи. Такие ребята вырастают, у них появляются дети, которых они так же оставляют. И это такое колесо, которое никогда не останавливается. Когда количество детдомовских станет уменьшаться — тогда будет все возможно.

Рождаются дети несчастные, в плохих условиях, больные. За что им это? это вопрос очень глубокий

Все зависит от духовной составляющей нашего общества. От нашего отношения к детям с ограниченными возможностями, к старикам… Пока наше общество, к сожалению, не здорово.

Детям не интересна какая-то цель, единственное, что важно — это сам процесс. Единственная мотивация для ребенка — это процесс, ну и окружение, в котором он развивается.

— Задам вам три простых вопроса. Первый: что для вас значит семья?

— Мне кажется, что семья… Вот мы ходим в храм каждое воскресенье, к Создателю, к своему Отцу. А семья — это как раз модель устроения мира, но уже вне церкви. В моем понимании семья — это единственная возможная и правильная форма физического и духовного воспитания детей. Самое важное в жизни — это семья.

— Второй вопрос: какой у вас самый большой страх в жизни?

— Конечно, мы должны все выносить. Но все-таки очень бы не хотелось пережить своих детей.

— И последнее: что для вас значит любовь?

— Наверное, это счастье, дарованное нам свыше. Оно включает в себя огромное количество подспудных слов, но это можно одним словом выразить. Это счастье. Редкий миг, когда ты счастлив, а когда ты любишь — невозможно по-другому.

— А вы часто чувствуете себя счастливым?

— Да.

***

Тане повезло — она попала в любящую семью, которая, имея большой опыт, может воспитать ребенка с инвалидностью своими силами. Но многие родители, принявшие в семьи детей с особенностями, сами не справляются. Сотрудники Ресурсного центра благотворительного фонда «Здесь и сейчас» умеют помогать: детям — справляться со своими импульсами или вспышками агрессии, а родителям — набираться нужных знаний и уверенности в своих силах.

Фонд «Нужна помощь» собирает средства на работу сотрудников Ресурсного центра — зарплаты педагогов, психологов, арт-терапевтов, благодаря которым многие дети смогут остаться в семье, а не вернуться в учреждение. Ваша помощь очень важна. Пожалуйста, оформите прямо сейчас ежемесячное пожертвование на любую сумму. Спасибо.

Недвижимость в Подмосковье

Сергей Семак родился в селе Сычанское Ворошиловоградской области Украины (сейчас это территория непризнанной Луганской народной республики). До 37 лет играл за различные футбольные клубы России и Европы. Пятикратный чемпион России в составе трех клубов, бронзовый призер чемпионата Европы-2008.

За это время Семак успел поменять немало квартир и дважды жениться. Часть времени прожил в Испании и Франции, играя за испанский «Овьедо» и парижский «Пари Сен-Жермен».

С 2013 года Сергей Богданович перешел на тренерскую работу. Сначала был помощником тренера в «Зените», в 2016 году стал главным тренером уфимской «Уфы», в мае 2018 года перешел обратно в «Зенит» главным тренером.

Фото из Инстаграм спортсмена:

Живя в обстановке постоянных переездов, обустроить семейное гнездо довольно сложно. Многие спортсмены оставляют жену с детьми в Подмосковье, когда сами уезжают играть в другой город.

Но у Сергея Семака по этой причине уже развалилась первая семья: пока жена Светлана ждала окончания учебного года у сына Ильи в Париже, Сергей уехал в Россию и оттуда сообщил, что ушел к другой женщине.

С нынешней семьей Сергей Семак не расстается: большое семейство всегда находится там же, где живет футболист. Анна с детьми уезжали с ним в Казань, а потом в Уфу, когда он работал там. В настоящее время семья живет в Санкт-Петербурге.

Хотя вся основная недвижимость у Семака в Москве, где он играл достаточно долгое время и, по всей вероятности, собирался (точнее, собирается и сейчас) остаться на постоянное место жительства в будущем.

Еще до развода с первой женой футболист выстроил четырехэтажный коттедж в подмосковной деревне Аносино на Новорижском шоссе. Уйдя ко второй жене, Сергей предоставил 8-летнему сыну на выбор: оставить ему дом или квартиру в Москве. Илья выбрал дом и получил его.

По слухам, Семаку также принадлежит дом рядом с коттеджем сына (но там Сергей не живет по понятным причинам) и коттедж в Куркино, который спортсмен построил для родителей. Родители Семака живут в Украине и переезжать пока не торопятся.

Где теперь живёт фигуристка Евгения Медведева

Квартира в Москве

В интервью журналистам Сергей и Анна называют своим постоянным местом жительства квартиру в Москве.

В московской квартире площадью 158 квадратных метров супруги уже несколько лет оформляют помещение в своем вкусе, наняв для создания интерьера дизайнера Елизавету Рачевскую.

В семье Сергея и Анны восемь детей: Илья (сын Семака от первого брака), Майя (дочь Анны от первого брака), Семен, Иван, Варвара, Савва, Илария и Татьяна. Илья постоянно не живет с отцом, но часто общается с ним. Девочку-инвалида Таню супруги удочерили, взяв из детского дома.

Такой большой семье нужно много комнат, поэтому квартиру разбили на 12 помещений. Все они уже обставлены. Так, например, большая супружеская кровать сделана на заказ и обита бархатом.

Обстановка для гостиной куплена в антикварном магазине во Флориде.

Стулья для столовой привезли из Италии и обили здесь другой тканью.

В спальне для мальчиков сделаны шкафы-домики.

Хозяева очень жалеют, что не могут жить здесь постоянно. По стечению обстоятельств живут они в настоящее время в Санкт-Петербурге, а в московскую квартиру приезжают только отдыхать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *