Тренер Алексей мишин

Без дедовщины

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: — Вы долгожитель в отечественном спорте. Известно, что раньше в национальных сборных держалась железная дисциплина. Сегодня так же?

Алексей Мишин: — Любой вид спорта — это срез экономики, социальных проблем всего общества. В советскую эпоху царило единоначалие, и в спорте действовала схема «я — начальник, ты — дурак». Да и как иначе? Спортсмены получали стипендии, коньки, форму — и всё зависело от наставника. Сегодня связка «тренер-спортсмен» работает совершенно по-другому. Это тандем независимых людей. Равных партнёров, которые делают свою важную работу.

Правда, я и раньше не приветствовал тактику, когда хоккеистов, например, отрывали от семей и едва ли не запирали на учебной базе. Переносить лагерный режим на спорт неправильно. И я далёк от мысли следить за своими ребятами. Хотя абсолютно не приемлю выпивку и курение. При мне во время банкетов даже мои бывшие ученики не позволяют себе ни пить, ни тянуться к сигарете.

— Но у вас тоже жёсткая методика подготовки. Новичков вы тренируете вместе с лидерами, а это конкуренция, давление, дедовщина…

— Медаль сама на шею не прыгнет. Уверен: ничто так не активизирует спортсмена, подхлёстывает его к работе, как прогресс соперника. Коллектив необходим! Появляется лидер, который аккумулирует все сильные стороны и «выстреливает». Причём с юными надо работать не как с детьми, а как с кандидатами на Олимпийские игры, чемпионами! Ведь нагрузки в фигурном катании сродни космическим.

Кстати, такой подход долго встречал сопротивление. Руководители нашего фигурного катания мне прямо говорили: «Зачем отвлекаться на малышей? Есть у вас олимпийский чемпион Урманов — с ним и занимайтесь!» Я подготовил Ягудина, Плющенко, а мне снова: «Работайте с чемпионами, начинающие подождут!» Если бы слушал эти советы, моя карьера на Урманове бы и закончилась.

Алексей Мишин: «Медаль сама на шею не прыгнет». Фото: www.globallookpress.com

Не уезжал и не собираюсь!

— Вам пришлось бороться не только за методику, но и за то, чтобы остаться тренером. Ведь в 80-е по политическим мотивам вы долгое время были невыездным. Вас не пускали на телевидение, не издавали ваши книги…

— Сейчас я даже благодарен тому суровому периоду. Если бы тогда не закалился, может, и не состоялся бы в будущем. Хотя в то время было не до философии. Представьте — мои ученики ездили на чемпионаты Европы, мира, а я общался с ними по телефону.

Написал и книгу «Фигурное катание для всех». Уже был готов сигнальный экземпляр! И вот прихожу в «Лениздат», спрашиваю, когда же напечатают тираж, а в типографии пожимают плечами: «Какая книга? Мы её давно разрезали, оставили только цветные вставки на мелованной бумаге»… Положение изменилось только с перестройкой. Я стал вывозить своих подопечных за рубеж, брать лучшее из западных школ. Так были воспитаны мастера, которые сегодня составляют ядро петербургского и российского катания.

— Кстати, в 90-е годы большинство отечественных звёзд и тренеров уехали за границу. В том числе знаменитые Роднина, Тарасова. Вы — нет. Почему?

— Здесь комплекс обстоятельств. Когда страна упала, фигурное катание резко подорожало. Тренеры уехали, а что им ещё оставалось делать? Они оказались либо не востребованы, либо не могли жить на должном уровне, который заслужили. Роднина уехала на время, а Мила с Олегом (олимпийские чемпионы Людмила Белоусова и Олег Протопопов. — Ред.) покинули Родину навсегда.

Но причина не только в условиях, а и в самом человеке. Я, например, никогда и никуда не уезжал, хотя приглашали во многие страны, и остаюсь востребованным. Так же настроены и мои ученики.

Замечу: очень мало наших тренеров за границей стали наставниками чемпионов. Там другая атмосфера. Специалист приезжает в Америку — и начинает давать уроки, чтобы оплатить квартиру, бензин, продукты, образование ребёнка. На высокие тренерские задачи не остаётся ни времени, ни сил. Всё это сказывается на результатах.

— Сегодня чиновники рассказывают, что, несмотря на кризис, в подготовку атлетов вкладываются большие деньги. А в реальности? Если сравнить, например, с тоже флагманским для Петербурга «Зенитом»?

— Фигуристы и их наставники, в отличие от хоккеистов и футболистов, не избалованы. Мы привыкли заниматься даже при минимальном комфорте. Часто сами оплачивали сборы, хореографов, других специалистов. Я работал с зарубежными лидерами, чтобы мои ребята могли тренироваться бесплатно. Ведь большинство наших звёзд из провинции, часто неполных и не слишком обеспеченных семей.

Алексей Мишин: «Спорт — это наша работа, и нужно выполнять её хорошо». Фото: АиФ

Помню, как с нами в Италию в качестве повара поехала мама олимпийского чемпиона Алексея Урманова. Мы не могли себе позволить питаться в кафе, и она готовила нам замечательные борщи и жаркое. Поэтому сейчас на государственном уровне средств выделено достаточно. Более того: в данной ситуации, когда в стране не все пенсионеры сытно обедают, требовать заоблачного финансирования и гневить Бога жалобами просто неприлично.

Что касается сине-бело-голубых, если бы встретился со своим тёзкой Алексеем Миллером, в шутку попросил бы его от большой трубы к «Зениту» подвести маленькую трубочку и к нашей школе фигурного катания. Ну а серьёзно, если сравнивать достижения наших учеников, завоевавших для страны немало наград самого высокого достоинства, и успехи футболистов — перекосы налицо. Спорт — это наша работа, и нужно выполнять её хорошо.

Любимая книга — поваренная

— В нашем городе для этого, кажется, созданы все условия. Тем не менее в последнее время сразу несколько известных фигуристов, в том числе серебряные призёры Сочи Ксения Столбова — Фёдор Климов, переехали в Москву. Петербургская школа теряет свои позиции?

— Это единичные, а не системные переходы. Наоборот, в нашу школу, в «Юбилейный», сегодня едут со всей страны, и мы благодарны регионам, «поставляющим» таланты. Кроме того, все явления в природе носят «колебательный» характер. В своё время Артур Гачинский переехал из Москвы в Петербург и достиг значительных успехов. Сегодня наоборот — в столице организовалась мощная команда по подготовке пар, и некоторые поспешили туда. Это естественный дрейф. Мне это напоминает семейную жизнь, женитьбу и разводы, что всегда было, есть и будет.

— Вы всю жизнь в фигурном катании, вместе с вами работает и супруга Татьяна Николаевна. Сыновья тоже в спорте. А на что-то другое время остаётся?

— Стараюсь его выкраивать. Очень люблю дачу и первый домик в садоводстве построил своими руками. Я также заядлый грибник, рыбак и кулинар. Стоять у плиты, колдовать над казаном, читать поваренные книги — настоящий отдых. Полное взаимопонимание у меня и с садом-огородом. Да и как иначе? Это же своеобразный драйв — вырастить хороший урожай, поставить на стол свои помидоры и огурчики. Также у нас есть две собаки — тибетские мастиффы, требующие серьёзного воспитания. Рад, что меня в этом порыве поддерживают мои близкие. Ну а самое большое наслаждение — держать на коленях внука. Сейчас Алексею Мишину-младшему год и восемь.

Алексей Мишин и Тамара Москвина. Фото: www.globallookpress.com

— В 2014-м открылась детско-юношеская школа «Звёздный лёд», о которой вы столько мечтали. Однако уже два года она базируется на старом катке. Когда же заработает новый комплекс, обещанный властями всех уровней?

— Идее скоро исполнится четверть века. Мне ещё Собчак говорил: «Вы не профессор, а академик фигурного катания. Я вам построю целый дворец». То же заявляли другие губернаторы. Но сейчас дело сдвинулось, и есть надежда, что центр в Красногвардейском районе вскоре заработает на полную силу. Причём хотелось бы плодотворно трудиться именно в родном городе. Где выросло не одно поколение чемпионов, набирает силу замечательная молодёжь. Поэтому для меня самый большой подарок — встретить новый день в родном «Юбилейном».

Сегодня свое 75-летие отмечает Алексей Николаевич Мишин, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР и России.

Он родился 8 марта 1941 года в г.Севастополе в семье преподавателей военно-морского училища Николая Ивановича Мишина и его супруги Татьяны Валентиновны Делюкиной. После войны он с родителями переехал сначала в Тбилиси, а затем в Ленинград. Отец очень любил кататься на коньках и часто брал с собой на каток детей – Алешу и его старшую сестру Людмилу, одолжив для них коньки у своего приятеля.

Алеша с отцом, Николаем Ивановичем Мишиным. 1940-е гг.

Однажды Людмила, студентка университета, получив стипендию, подарила брату «снегурки», а отец, проходя мимо Аничкова дворца, увидел, как дети катаются на коньках вокруг клумбы и решил, что занятия в секции фигурного катания будут полезны для его сына и отвлекут его от опасных уличных забав. Так в 1956 г. Алексей начал заниматься фигурным катанием в секции при Дворце пионеров под руководством Нины Васильевны Леплинской.

Начало 1950-х гг.

Затем его тренером стала Майя Петровна Беленькая. Вот как она вспоминала о своей работе с Мишиным: «Он пришел ко мне подростком, в восьмой класс ходил. К тому времени его ровесники — Куренбин, Фомин — уже выступали «по мастерам», а Леша имел второй взрослый разряд только. Он хорошо понимал, что там ребятки гораздо сильнее, готовы выступать на первенстве Союза, и он от них отстает. Мама и папа привели его ко мне.

Пришли они ко мне и говорят: «Майя Петровна, ну возьмите его, чего же парень пропадает?» Я думаю: «Что же делать? Брать — не брать?» Как тренер я совсем не заинтересована была в этом. Сколько же с ним заниматься надо, чтобы он имя создал тренеру! «Ладно, — говорю, — возьму. Только давайте я сначала проверю, что он может».

Конец 1950-х гг.

Отвела его в зал, начала смотреть. Стал прыгать — прыжок высоченный. Выворотность посмотрела — у него вообще на обратную сторону, шаг — как у балерины. Я обалдела. Говорю: «Леша! Где же ты был? тебе бы раньше прийти, ты бы сейчас вообще таких высот достиг, на международные соревнования ездил. А сейчас я ничего не могу гарантировать, ты пропустил время». — «Ну ладно, Майя Петровна, я постараюсь. Можно же постараться. Папа с мамой уж очень хотят». Я спрашиваю: «А ты?» — «А я постараюсь».

Начало 1960-х гг.

Добродушный такой, всегда ко всему относился с юмором. Всегда умел создать жизнерадостное настроение. Среди спортсменов такие люди нечасто встречаются. Видимо, и молодежи это нравится. Он как-то очень емко может сказать пару слов — и человек уже в настроении. И ребятки наши, конечно, тянулись к нему.

Короче говоря, он стал стараться. Быстренько выполнил первый разряд, на первенство Союза ездил уже кандидатом в мастера, выступал со взрослыми. Но тогда очень большое место занимали обязательные фигуры. Сорок две фигуры полагалось делать. А это большой объем работы. И он никак не мог освоить! Произвольный танец откатает. Причем технически не очень хорошо, но артистично… музыку слышал! Была такая песня «Летите, голуби, летите», мы на нее программку сделали, очень симпатичная получилась. Простоватая, конечно, программочка, но с чего-то надо начинать» (Л.Чернышова, «Алексей Мишин. 6.0.», СПб, 2007).

Алексей Мишин с мамой, Татьяной Валентиновной Делюкиной. Конец 1950-х — начало 1960-х гг.

О балетной растянутости и прыгучести Мишина ходили легенды. Вот что вспоминал об этом приятель Алексея, ученик Игоря Борисовича Москвина Владимир Куренбин: «Он обладал необыкновенным шагом – ни у одной девочки не было такого шага. Ногу поднимал, как руку. Он допрыгивал ногой, например, до верхней перекладины футбольных ворот. Легко! Чуть не до баскетбольного кольца доставал ногой.

Либелу делал так, как никто не мог. Выворотность невероятная. Помню, едем в метро на эскалаторе, он стоит не то, что в пятой позиции, у него ноги разворачивались больше, чем можно представить. И он от этого не уставал. Стоит, держится рукой за поручень, разговаривает – а ноги вывернуты. Как говорили, у него ноги профессионального танцовщика» (Л.Чернышова, «Алексей Мишин. 6.0.», СПб, 2007).

Начало 1960-х гг.

Алексей, таким образом, обладал необыкновенными данными к фигурному катанию, но из-за того, что поздно пришел в спорт, не смог добиться в нем выдающихся результатов как одиночник. Лучшим его достижением стало 3-е место на чемпионате СССР 1964 г.

С 1967 г. он стал выступать в спортивной паре с Тамарой Москвиной. Тренером нового дуэта стал Игорь Борисович Москвин, который сумел найти своим ученикам авангардный стиль, полностью сответствующий физическим данным пары. Уже в своем первом сезоне они вошли в сборную команду страны и замкнули шестерку сильнейших пар как на ЧЕ, так и на ЧМ.

1967 год

Настоящий фурор произвел их показательный танец «Цыганочка». Вот что писала об этом спортивная журналистка Людмила Доброва: «Каток (городка Вцеле неподалеку от Любляны, где проходили показательные выступления. – Л.М.) располагался на открытом воздухе. Трибуны вокруг него крохотные, разместиться могут только несколько сот человек. А желающих познакомиться с лучшими фигуристами континента оказалось значительно больше. Что же им было делать?

«Цыганочка». 1967 год

Выход местные болельщики нашли быстро. Прямо возле катка круто поднимается вверх гора. На ней устроили для себя импровизированные трибуны любители фигурного катания из Вцеле и десятков окружающих деревенек. Выступления Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова, Эммериха Данцера и других фаворитов прошли с огромным успехом.

«Цыганочка». 1967 год

Но не меньшим в этот вечер пользовались и Тамара Москвина и Алексей Мишин. Они показали зрителям свой танец «Цыганочка». Танец был поставлен специально к чемпионату. Песню пела на сербском языке Радмила Караклаич. Что происходило в тот вечер на катке и вокруг катка Вцеле! Зрители приплясывали, пели вместе с Караклаич, подергивали плечами, словом, были участниками веселого танца. В самый разгар этой массовой пляски я подняла глаза, взглянула на гору и просто обмерла. Гора ожила. Она тоже приплясывала. Ходила ходуном. А когда танец закончился, гора под гром оваций тронулась с места: сотни людей бежали к катку, чтобы поздравить Тамару Москвину и Алексея Мишина (Л.Доброва, Е.Чайковская, «В рамке катка», М., «Советская Россия», 1970).

1968 год

В 1968 г. Москвина и Мишин совершенно неожиданно для всех, в том числе и для самих себя, стали серебряными призерами ЧЕ 1968. После короткой программы они были шестыми, а после произвольной совершили скачок на второе место, обыграв очень сильных соперников – пару из ГДР Хайдемария Штайнер – Хайнц-Ульрих Вальтер, западногерманские дуэты Маргот Глоксхубер – Вольфганг Данне и Гудрун Хаусс – Вальтер Хефнер и наших дебютантов Ирину Роднину и Алексея Уланова. По тем временам это было все равно, что прыгнуть выше головы.

1968 год

Не готовые к такому исходу соревнований Тамара и Алексей собирались уже покинуть Дворец спорта, и Мишин даже успел переодеться в пестрый вязаный свитер, но тут последовало их приглашение на пьедестал, и так и стояли на нем Москвина и Мишин: Тамара в платье для произвольной программы, а Алексей – в «цивильном» свитере, брюках и ботинках.

Алексей Мишин и Тамара Москвина с польскими фигуристами Яниной Поремской и Петром Щипой и друзьями-соперниками Людмилой Белоусовой и Олегом Протопоповым в олимпийском Гренобле. 1968 год

На ОИ в Гренобле они, к сожалению, допустили несколько помарок в своей произвольной программе и остались 5-ми, а на ЧМ в Женеве совсем немного уступили бронзовым призерам, американцам Синтии и Рональду Кауффман, и заняли 4-е место.

Произвольная программа на ОИ 1968 года

В 1969 г. Москвиной и Мишину первым удалось выиграть чемпионат СССР у непобедимых доселе Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова. «Их тогда обыгрывать казалось просто неприлично, — вспоминал об этом событии Алексей Мишин. — На пресс-конференции в «Юбилейном», где собралась огромная толпа журналистов, царила какая-то неловкость. И хотя тогда уже Белоусова и Протопопов не катались лучше нас, но по-прежнему были невероятно обаятельны. Однако обаяние обаянием, а оценки ставятся не только за это.

Тамара Москвина и Алексей Мишин — чемпионы СССР 1969 года

В тот день я сказал, наверное, самую умную фразу за всю свою жизнь. Нас спрашивают: «Что вы сами об этом думаете?» Москвин сидит, молчит. Повисла пауза. И тогда я сказал: «Вы знаете, я думаю, вот победили мы их, но не превзошли». И все газеты на следующий день это написали» (Л.Чернышова, «Алексей Мишин. 6.0.», СПб, 2007).

ЧЕ 1969 года

Далее в сезоне были «бронза» ЧЕ и «серебро» ЧМ на впервые в истории полностью советских пьедсталах почета. А еще Тамара и Алексей порадовали зрителей новым показательным танцем под песню «Хромой король», неизменно вызывающим восторг на трибунах.

Показательный танец «Хромой король». 1969 год

После сезона 1969 г. Москвина и Мишин покинули спорт. Алексей вскоре закончил ЛЭТИ, факультет автоматики и вычислительной техники. К тому времени он увлекся теоретической разработкой вращательных движений в технике фигурного катания и начал изучать эти процессы с позиций биомеханики. К этому его подтолкнул его отец, специалист по теоретической механике. Алексей стал размышлять над тем, как соединить теоретическую механику и эстетичный вид спорта.

Он учился в аспирантуре при ГДОИФК им.Лесгафта, защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата педагогических наук. Свою преподавательскую деятельность в Санкт-Петербургской академии физической культуры он в течение многих лет успешно совмещает с работой тренера.

Алексей Николаевич со своим первым учеником Юрием Овчинниковым. Середина 1970-х гг.

Постепенно создавалась уникальная методика Мишина, теория внедрялась в практику на занятиях с учениками. Алексею Николаевичу удалось создать свою школу в фигурном катании, в которой он успешно применяет свои научные разработки. Среди его учеников – Татьяна Оленева, Юрий Овчинников, Анна Антонова, Виталий Егоров, Алексей Урманов, Алексей Ягудин, Евгений Плющенко, Артур Гачинский, Елизавета Туктамышева и др.

Профессор Мишин награжден Орденом Дружбы народов, медалью «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Алексей Николаевич и его «звездные» ученики Евгений Плющенко, Алексей Урманов и Алексей Ягудин. Середина 1990-х гг.

В книге Е.Вайцеховской «Москвины. Лед для двоих» Алексей Николаевич так рассказывает о своей работе: «Сам я лишь со временем понял, что сильный тренер – не тот, кто обладает очень сильными сторонами, а тот, кто не имеет слабых. Если в подготовке спортсмена где-то зияет дыра, то в экстремальной ситуации все наработанное годами может в эту дыру запросто ухнуть. Примеры я видел много раз. Когда сам начинал работать, то самым трудным было взвесить пропорциональную важность разных составляющих: сколько должно быть поддержек, шагов, вращений. Сколько внимания уделять чистоте реберного катания в обязательных фигурах, а сколько – геометрии самих фигур. Найти этот баланс не так просто.

Алексей Николаевич со своей ученицей Елизаветой Туктамышевой. Первая половина 2010-х гг.

В спорте всегда присутствует доля случая. Если бы трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина родилась не в Москве, а, скажем, в Сыктывкаре или Улан-Удэ, если бы она не встретилась со своим тренером Станиславом Жуком, имел бы мир такую фигуристку? Кем бы я стал, если бы родился в Магадане? Уж никак не тренером по фигурному катанию. А дальше надо просто работать. Можно не быть знаменитым – люди интуитивно чувствуют, если в тренере есть искра божья. Ученики начинают «подплывать» сами. И только потом в этом перенасыщенном ученическом растворе неизбежно начинают появляться кристаллы и кристаллики.

Алексей Николаевич и Татьяна Николаевна Мишины. 2015 (?) год

Придумать в фигурном катании что-то новое довольно сложно. Для этого нужен большой исходный материал, опыт. Как чужой, так и свой собственный. Кстати, ловлю себя на мысли, что раньше все мы не считали зазорным снимать, записывать. А сейчас большинство наших тренеров лишь скептически наблюдают за тем, что происходит на льду и практически не пользуются тем, что приходит в фигурное катание с Запада, от других специалистов.

Когда тренер говорит, что считает главным воплотить на льду музыку, то для меня это, простите, детский лепет на лужайке. Не об этом надо думать. А о том, чтобы завоевать медаль и победить всех соперников» (Е.Вайцеховская, «Москвины: Лед для двоих», СПб, «Амфора», 2011).

Алексей Николаевич счастлив в семейной жизни: у него есть жена Татьяна Николаевна, его бывшая ученица, а ныне его соратник, и двое сыновей – Андрей и Николай. Он страстный рыбак и садовод, а также прекрасный кулинар. Дома у него живут две азиатские овчарки.

>Алексей Мишин

Детство и юность

Алексей Мишин родился в Севастополе 8 марта 1941 года. Важную роль в становлении ребенка как личности и спортсмена сыграли родители. Николай Мишин и Татьяна Делюкина знакомы с юных лет. В родном Смоленске они жили на соседних улицах, учились в одном вузе, играли в одном любительском театре. В конце обучения молодые люди получили направление на работу в разные места, но судьба не собиралась разводить их. В 1930 году Николай и Татьяна сыграли свадьбу, а в 1932 году на свет появился их первенец, дочка Людмила.

Тренер Алексей Мишин

Николай Мишин получил приглашение в аспирантуру ЛГУ, а затем стал преподавателем в училище им. Ф. Э. Дзержинского. Семье пришлось переехать в Ленинград, а ее глава стал военным. Татьяна также стала преподавателем. За несколько месяцев до войны в семье появился сын Алексей.

Руководство училища настоятельно рекомендовало вывезти семьи офицеров. Мишины нашли приют в Ульяновске у родителей друга семьи. Голодное время сказалось на здоровье маленького Алексея, он заболел рахитом. Вылечить его сумела мать, которая с трудом выращивала помидоры в каменистом дворе.

Алексей Мишин

Отец семейства Николай Мишин служил в разных городах. В конце войны он получил перевод в Тбилиси, где его жена и дети поселились в местной заброшенной гостинице. Мишиным вскоре удалось получить трехкомнатную квартиру, но радость была недолгой: отцу дали перевод в Ленинград. Здесь супруги и двое детей поселились в комнате в коммуналке.

Карьера фигуриста

Маленький Алеша был подвижным и активным ребенком. Фигурное катание вошло в его жизнь практически незаметно. Отец брал детей с собой на каток, и однажды сестра на полученную стипендию купила Леше его первые коньки «Снегурки». Главным развлечением мальчика было катание, зацепившись за грузовик. Он дожидался на Загородном проспекте заворачивающего на его улицу автомобиля и выписывал фигуры, опасно балансируя.

Фигуристы Тамара Москвина и Алексей Мишин в молодости

Ленинградская молодежь приходила кататься к Аничковому дворцу. Там встречались Станислав Жук, Людмила Белоусова, Олег Протопопов, внесшие свои фамилии в спортивную историю. Отец Мишина часто видел, как ребята катаются, и решил отдать сына в кружок фигурного катания. Он дополнил компанию спортсменов с громкими именами. В планы Мишина-младшего входило окончание ЛЭТИ им. В. И. Ленина и работа инженером, но страсть к фигурному катанию оказалась сильнее, и юноша предпочел его в качестве будущей профессии.

Старт карьеры Мишина пришелся на 1956 год. Советские фигуристы начинали выступать на международных соревнованиях. Первым тренером стала Нина Леплинская, работавшая с первым отечественным олимпийским чемпионом Николаем Паниным. С педагогом Мишин получил базовые знания и навыки. На стадионе «Искра» в это время Майя Беленькая создала коллектив фигуристов, в который пригласили начинавшего спортсмена. Здесь он познакомился с Тамарой Москвиной, с которой стал работать в дуэте.

Алексей Мишин и Тамара Москвина

Пара Мишина и Москвиной выступала на соревнованиях, завоевывая награды и звания. Дуэт стал победителем чемпионата СССР в 1969 году и завоевал серебро на чемпионате мира в том же году и позднее, в 1968-м. Мишину и Москвиной долгое время не удавалось превзойти коллег по цеху Людмилу Белоусову и Олега Протопопова. В 1969 году они стали бронзовыми призерами, выступив в паре на чемпионате Европы, а на чемпионате мира завоевали серебро. Два этих соревнования впервые показали мощь советских фигуристов, завоевавших все места на пьедестале почета.

Тренерская карьера

Поняв, что дальнейшие перспективы выступления в качестве фигуристов не сулят больших побед, Мишин и Москвина ушли в тренерскую деятельность. 1969 год стал их последним сезоном, а уже в 1975 ученик Алексея Мишина, Юрий Овчинников, стал чемпионом СССР по фигурному катанию. Тренер работал с настоящими самородками. Среди них оказалась его будущая супруга Татьяна Оленева. Девушка стала чемпионкой Советского Союза и представляла страну на европейских соревнованиях.

Алексей Мишин и Юрий Овчинников

Женское фигурное катание пользовалось особым вниманием спортивных деятелей. Для талантливых девочек существовали специальные группы обучения. Главой ленинградской группы стал Мишин. Он предложил подопечной Оленевой перейти в новую сферу и попробовать себя в качестве тренера.

В 1976 году расположенность властей и спортивного комитета сменилась немилостью. Мишин получил статус «невыездного». Подготовленная к печати книга «Фигурное катание для всех» ушла в список ожидающих печати. На телевидении перестали транслировать его выступления и интервью. Единственной радостью оставалась возможность продолжать тренировки учеников на позиции тренера сборной СССР. Пока подопечные выступали в Европе, о результатах наставнику сообщали в телефонных разговорах.

Алексей Мишин и Евгений Плющенко

Разъяснения ситуации Мишин не получал в течение трех лет, вплоть до 1978 года. Никто не решался дать тренеру ответы на волнующие вопросы. Мишин решил взять дело в свои руки и обратился за комментариями к Сергею Павлову, руководителю направления советского спорта. Тот связался с первым секретарем горкома Борисом Аристовым и решил проблему бывшего спортсмена.

Тренер принялся за работу с воодушевлением, ведь теперь все дороги были открыты, а среди учеников были только талантливые и увлеченные люди. В 1994 году его подопечный Алексей Урманов стал чемпионом Европы и мира. Такие же звания позднее получил Евгений Плющенко. В своих мемуарах Мишин писал, что тренер состоялся, если выпустил на лед хотя бы одного олимпийского чемпиона. Он всегда ставил во главу творческие поиски и считал, что там, где заканчивается эксперимент, нет будущего.

Алексей Мишин с юными учениками

Заслуженный тренер Советского Союза точно знает: чтобы быть первым, необходимо постоянно развиваться. Все новое в фигурном катании быстро устаревает, поэтому надо быть на волне. Главный принцип Мишина – не учить подопечного «под себя». Он пропагандирует развитие для будущего и работу на перспективу.

Алексей Мишин самостоятельно продумал и теоретически прописал методику многооборотных фигурных прыжков. Ему принадлежит новая техника исполнения элементов. Талант инженера и спортсмена нашел отражение в этом направлении.

Алексей Мишин сейчас

Сегодня тренер, работавший с плеядой чемпионов, преподает в Санкт-Петербурге, в академии физической культуры и спорта им. П. Ф. Лесгафта. Бывший фигурист заведует кафедрой конькобежного спорта и фигурного катания. Мишин работает и над теорией спорта. Он автор учебника по фигурному катанию и книг, которые используют как пособия для вузов.

Тамара Москвина и Алексей Мишин сейчас

Сборная команда Нидерландов пригласила Мишина на позицию тренера-консультанта. Сегодня он по-прежнему катается на коньках, хоть и не совершает трюков и пируэтов в силу возраста. Фото с тренировок, которые проводит мастер, публикуются в Интернете.

Алексей Мишин в 2018 году

Тренера часто приглашают к участию в телепередачах о фигурном катании. В 2014 году на Первом канале прошел выпуск программы «Наедине со всеми», где Мишин отвечал на каверзные вопросы ведущей Юлии Меньшовой. О работе с ним с удовольствием рассказывают Алексей Ягудин, Евгений Плющенко, Елизавета Туктамышева и Каролина Костнер.

Алексей Мишин часто комментирует происходящее в области фигурного катания. В интервью 2018 года он высказался о скандальном переходе фигуристки Евгении Медведевой на обучение к тренеру из Канады Брайану Орсеру. По мнению Алексея Николаевича, переходы от тренера к тренеру были во все времена, и это обычная практика, ведь от взаимоотношений ученика и наставника зависит многое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *