Увайс ахтаев баскетболист

Биография

Начало

Родился Увайс Мажидович 26 декабря 1930 года в селе Вашендарой Шатойского района Чечено-Ингушской АССР.

23 февраля 1944 года был депортирован в Караганду (Казахстан). В детстве ничем не выделялся среди сверстников. Но в подростковом возрасте начал быстро расти. Во время высылки уже имел рост около 2 метров.

В первые годы выселения из-за голода и лишений много чеченцев и ингушей погибло. Чтобы выжить, переселенцам нередко приходилось воровать еду и дрова. Увайса, который тащил шпалы для растопки печи, поймали милиционеры. Они были удивлены тем, что 14-летний юноша нёс четыре шпалы, тогда как обычный человек мог поднять только одну. Один из милиционеров, который занимался спортом, вместо КПЗ отвёл Увайса в спортивную секцию.

Годы спортивной карьеры

Летом 1946 года участвовал в Спартакиаде институтов и техникумов физической культуры во Львове, где выступал в соревнованиях по метанию диска, ездил в Москву на соревнования по вольной борьбе. Пробовал свои силы в боксе, толкании ядра, других видах спорта.

Наконец его заметил тренер по баскетболу Исаак Копелевич. По его предложению Ахтаев переехал в Алма-Ату и занялся баскетболом. В 1947 году участвовал в Спартакиаде институтов и техникумов физической культуры в Ленинграде в качестве баскетболиста. Играл за «Буревестник» (Алма-Ата). Благодаря ему и Арменаку Алачачяну, игравшему с ним в паре, баскетбол стал популярнейшим видом спорта в Казахстане.

Знаменитый тренер Александр Гомельский говорил:

Ахтаев был мягок с мячом, даже ласков с ним. Вася действительно играл. И не надо думать, что Ахтаев был ограниченным в игровом плане человеком. Отнюдь! Конечно, в первую очередь он использовал свой рост и старался забить, вернее, вколотить, мяч в корзину. Но у него был и неплохо поставленный бросок, особенно со штрафных. Прекрасно играл в защите, ставя такую «крышу», что выбраться из-под неё было неимоверно трудно. Это был умный, смышлёный игрок, любящий, чувствовавший и понимающий баскетбол.

В то время Ахтаев был самым высоким баскетболистом в мире. Также он был первым игроком в СССР, который мог положить мяч в корзину двумя руками сверху, и первым, кто стал делать пас через всю площадку.

Соперники ломали головы над тем, как нейтрализовать Ахтаева. На одном из матчей один из соперников взобрался на плечи своего партнёра чтобы сравняться с ним в росте. Пробовали во время игры щекотать Ахтаева. Перед матчем с ленинградским СКА в общежитие, где размещались игроки «Буревестника», пришёл баскетболист ленинградцев и предложил сыграть в карты. Игра затянулась до шести часов утра. В результате Ахтаев не мог наутро хорошо играть. В матче с тбилисским «Динамо» его пытался прессинговать грузинский игрок Абашидзе. Ахтаев как будто невзначай наступил ему на ногу. Абашидзе упал и потерял сознание. Однажды соперники перед матчем украли форму и обувь Ахтаева. Ахтаеву пришлось выйти на матч в обычной майке, семейных трусах и ботинках, у которых оторвали каблуки. Одеть и обуть Ахтаева было большой проблемой — он носил ботинки 58 размера.

Самым крупным соревнованием в его карьере стала I летняя Спартакиада народов СССР 1956 года. Сборная Казахстана, за которую играл Ахтаев, перед началом соревнований считалась середнячком и всерьёз соперниками не воспринималась. Однако связка Увайса Ахтаева и Арменака Алачачяна сделала эту команду одной из сильнейших. На предварительном этапе ей удалось обыграть фаворитов турнира сборные Москвы, Ленинграда и Украины. Однако на финальной стадии соперникам удалось приспособиться к манере игры команды Казахстана. В итоге команда заняла 5 место.

Спортивные залы не могли вместить всех желающих увидеть «Гулливера». За ним ходили толпы людей, которых интересовало всё, что связано с ним. Когда он обедал в ресторане, к стёклам приникали прохожие. Ел он для своего роста немного, но выпивал до 15 литров жидкости в день. Вес Увайса Мажидовича по разным источникам составлял от 160 до 200 кг. Ему предлагали сняться в кино в роли Гулливера, но, узнав, что дни съёмки совпадают с датами соревнований, он отказался.

В 1954 году был включён в сборную СССР, но так и не сыграл за неё ни одного матча. Накануне Олимпиады 1952 года в Хельсинки Лаврентий Берия поставил условием участия Ахтаева в сборной команде страны смену имени и национальности. Однако Ахтаев отказался от членства в сборной на таких условиях. Александр Гомельский безуспешно пытался включить Ахтаева в олимпийскую сборную 1956 года. Позже он сказал в одном из своих интервью: «Если бы Ахтаева пускали на международные соревнования, мы давно были бы чемпионами мира».

В 1953 году один из первых автомобилей «Москвич-400» в Алма-Ате по распределению достался Ахтаеву. Чтобы он мог пользоваться машиной, её пришлось серьёзно переделать: поднять крышу, усилить подвеску, убрать переднее сиденье. Но и после переделки Ахтаев с трудом помещался в машине. Водила машину его жена. Впоследствии у него были ещё две машины: «Победа» и «Волга».

После ухода из спорта

Перестал играть в 1957 году после обнаружения у него сахарного диабета. В 1959 году переехал в Грозный. Был старшим тренером мужской и женской сборных Чечено-Ингушетии. Под его руководством мужская команда завоевала Кубок Северного Кавказа и Закавказья, а женская выступала в первой лиге первенства СССР.

Работал тренером до 1973 года, когда из-за несчастного случая сломал ногу. От этого перелома так и не смог оправиться. Скончался 12 июня 1978 года. Перед смертью он просил, чтобы его могильный холмик был обычного размера: «При жизни люди очень досаждали, глазея на меня. Не хочу, чтобы это продолжалось и после моей смерти». Просьбу исполнили, и теперь только родные знают, где его могила.

Ссылки

  • Эрик Аубакиров. Великан с душой ребёнка (недоступная ссылка). Экспресс К (19.05.2012). Дата обращения 24 мая 2014. Архивировано 7 июля 2014 года.
  • Увайс Ахтаев. Дата обращения 24 мая 2014.
  • Валерий Асриян. Гулливер по имени Вася (недоступная ссылка). Спорт-Экспресс (8.1.2011). Дата обращения 24 мая 2014. Архивировано 10 июля 2014 года.
  • Мовлади Абдулаев. Чеченский великан советского баскетбола (недоступная ссылка). ChechenSport (13.3.2013). Дата обращения 24 мая 2014. Архивировано 22 мая 2014 года.
  • Шукран Якумова. В Грозном состоялась презентация книги Саида Бицоева о великом чеченском баскетболисте Увайсе Ахтаеве. Грозный-Информ (21.11.2013). Дата обращения 24 мая 2014.
  • Топ 10 самые высокие баскетболисты мира. DekaTop (6.9.2013). Дата обращения 24 мая 2014.
  • Эрик Аубакиров. Великан с сердцем ребёнка (недоступная ссылка). web.archive.org. Дата обращения 13 декабря 2017. Архивировано 3 ноября 2009 года.
  • Чеченский гигант Василий Ахтаев на YouTube

Увайс Мажидович Ахтаев (он же Вася Чечен, как его ласково называли фанаты баскетбола в СССР) клал мячи в корзину меланхолично и как бы между делом. 2,36 рост, 196 кг вес! — Увайс был внесен в книгу рекордов Гиннеса как самый высокий баскетболист планеты.

Увайс Ахтаев был лучшим баскетболистом 50-х годов. Пик спортивной славы чеченского баскетболиста пришелся на период сталинской депортации чеченцев и ингушей 1944-57 гг. Из-за своей национальности и ярлыка «спецпереселенца» ему не удалось полностью реализовать свой талант — Увайсу не довелось участвовать в чемпионатах мира и Олимпийских играх, о чем искренне сожалели спортивные руководители страны. Знаменитый Александр Гомельский, будучи главным тренером сборной СССР, написал в газете «Советский спорт»: «Если бы в то время Ахтаева пускали на международные соревнования, мы давно были бы чемпионами мира». Комментарии, как говорится, излишни.

Его уникальные физические данные не ускользнули от внимания авторов «Книги рекордов Гиннеса», куда он был занесен. Где бы ни появлялся Увайс Ахтаев, его всегда окружали толпы людей, плененные необычайной обаятельностью и дружелюбием грозного на вид великана.

К сожалению, спортивная карьера Ахтаева закончилась очень рано. В довольно раннем возрасте он заболел сахарным диабетом, который подорвал его могучее здоровье. Врачи запретили играть в баскетбол, но Увайс до последнего не терял надежды вернуться на баскетбольную площадку. В последний раз он приехал в Москву в 1959-м году на XI Спартакиаду народов СССР. Чеченский баскетболист наблюдал все матчи и повторял: «Я еще вернусь в баскетбол, обязательно вернусь!» Увы, этому не суждено было сбыться.

В начале 60-х годов Увайсу выделили персональную «Волгу». Но он при всем желании не мог даже сесть за руль, не говоря уже о том, чтобы ездить. Это была обычная машина, рассчитанная на обыкновенного человека, и его жене Тамаре поневоле пришлось стать личным водителем своего мужа.

— Сегодня сплошь и рядом можно видеть за рулем женщин, но в те времена это было в диковинку. Поехали мы с мужем на Горьковский автозавод, чтобы перегнать машину в город Грозный. Навыков вождения у меня не было, и буквально в течение нескольких дней наши друзья показали мне элементарные правила вождения: как заводить, трогаться с места и по какой стороне двигаться. Можно сказать, училась на ходу, — рассказывает Тамара.

Огромный двухэтажный особняк по улице Железнодорожной в центре Грозного был построен по специальному Указу Правительства РСФСР, как самому высокому баскетболисту планеты. Даже кровать у него была изготовлена по специальному заказу на заводе «Красный Молот».

Как-то раз Увайс спускался по лестнице и из-за приоткрытой двери выскочила его любимая кошка и прыгнула ему под ноги. Чтобы не наступить на нее, Увайс отпрянул, и неудачно оступившись, рухнул вниз всей тяжестью своего громадного тела. Из-за этого нелепого несчастного случая Ахтаев сломал бедро и не мог ходить.

После всего произошедшего Увайс практически не вставал с постели. Кость не срасталась, да еще добавилась и болезнь сердца. И, конечно же, единственный человек, который всегда находился рядом – это его жена Тамара. Можно только представить, насколько тяжело было ей ухаживать за гигантом ростом в 2, 36 метра, прикованному к постели, и еще вдобавок к этому вести хозяйство в этом большом доме… Увайс умер, когда ему исполнилось всего 48 лет.

Редкие фото и видео надежды баскетбола СССР: «Гулливер» Увайс Ахтаев

В этом году отмечают 40 лет со дня смерти великого баскетболиста СССР – Увайса Ахтаева. Этот мужчина прославился не наградами, а выдающимися физическими данными, из-за которых вошел в историю баскетбола, как один из главных участников команды «Буревестник» города Алма-Ата в 1947-1957 годах и как самый высокий игрок в мире.

Выдающийся спортсмен появился на свет 26 декабря 1930 года в Чечено-Ингушской АССР. В раннем детстве мальчик казался непримечательным и совсем не отличался от ровесников, но с началом подросткового периода стал расти очень быстро. В 14 лет, когда его рост составлял почти 2 метра, он был отправлен в Караганду.

Казахстанские милиционеры были обескуражены, когда поймали юного Ахтаева за кражей шпал, которыми он собирался топить печь. 14-летний мальчик был очень высок и нес сразу 4 шпалы, тогда как рабочие носили их по одной. Но сотрудник милиции, увлекающийся спортом, решил не отвозить парня в КПЗ, а повез его в спортивную секцию.

Уже в первые годы 1950-х Увайс Ахтаев прославился как самый высокий баскетболист во всем мире. На тот момент его параметры были такими: рост – 234 см при весе 190 кг. Его запомнили как первого игрока во всем СССР, кто был способен просто опустить мяч в кольцо, держа его сверху двумя руками. Он же первый начал подавать пас через всю баскетбольную площадку.

Противники придумывали разные способы, чтобы обыграть Ахтаева. Вот некоторые из них:

4. Постоянно прессовать

На игре с «Динамо» из Тбилисси игрок команды соперников Абашидзе выбрал тактику задерживать и мешать Ахтаеву. Во время очередного «прессинга» Увайс как бы случайно наступил на ногу Абашидзе, тот не просто упал, а упал в обморок.
Ахтаев – ключ СССР к чемпионству

На Олимпиаде 1952 года в Хельсинки Ахтаев не стал выступать из-за условий участия. Лаврентий Берия требовал от Увайса изменить имя и национальность, чтобы тот мог выступать за сборную. В 1954 году его всё-таки включили в состав команды СССР, но «Гулливер» не выступил ни на одной игре.

Александр Гомельский предпринял ещё множество попыток, чтобы Ахтаев выступал на Олимпиаде 1956 года, но всё безуспешно. Это его слова: «Если бы Ахтаева пускали на международные соревнования, мы давно были бы чемпионами мира».
Невосполнимая потеря

Ахтаев ушел из жизни летом 1978 года. Перед самой смертью он попросил сделать его могильный холмик как у всех: «При жизни люди очень досаждали, глазея на меня. Не хочу, чтобы это продолжалось и после моей смерти».

Увайс Мажидович Ахтаев (26.12.1930 — 12.06.1978) — оветский баскетболист, член сборной команды СССР. Рост 236 см.

Родился в 1930 году в селе Вашендарой Шатойского района. Один из самых высоких баскетболистов в мире, рост – 2 м 36 см. Член сборной команды СССР. Знаменитый чеченец, уникальный по своим физическим данным человек, лучший баскетболист мира своего времени Увайс Ахтаев, которого называли центровым страны, подвергался жестокой дискриминации, как спецпереселенец. Увайсу было отказано в поездке на Олимпийские Игры 1956 года из-за его национальности. По словам его друга тяжелоатлета Вахи Эсембаева, сам Берия распорядился, чтобы такая знаменитость, как Увайс Ахтаев, изменил фамилию и стал Копелевичем, и тогда его включали в олимпийскую сборную страны. Но, Увайс отказался от такой «чести».

В 14 лет вместе с родителями его депортировали в Среднюю Азию. В городе Караганде поступил в местный техникум физкультуры. Перепробовав многие виды спорта, остановился на баскетболе. И буквально сразу же попал в сборную Казахстана. По рассказам друзей, появление Ахтаева на баскетбольной площадке стало в Алма-Ате настоящей сенсацией. В те годы рост самых высоких игроков не превышал 190 см. 17-летний великан производил колоссальное впечатление. На матчи с участием Ахтаева собирались толпы народа. Считается, что появлением приличной команды, долгое время выступавшей в высшей лиге чемпионата СССР, алмаатинцы обязаны именно Ахтаеву. Ведь до него баскетбол в Казахстане не очень жаловали. Как ни печально, но Ахтаеву так и не довелось сыграть за сборную СССР, хотя в середине 50-х он был, по отзывам специалистов, сильнейшим центровым страны. Тренеры пробовали привлечь его в команду. Но спецпереселенец Ахтаев был невыездным… Спортивная карьера Ахтаева окончилась очень рано. В неполные тридцать лет он заболел сахарным диабетом. Затем — тяжелым воспалением легких. Могучий организм справился с болезнью, но играть в баскетбол ему врачи запретили. В последний раз Увайс приехал в Москву в 1959 году на 11-ю Спартакиаду народов СССР. Говорят, он, как азартный мальчишка наблюдал матч за матчем, а потом с грустью сказал: «Я еще вернусь в баскетбол, обязательно вернусь!» Но был уже тяжело болен — ходил с палочкой. Выйти на площадку ему больше не довелось…

А вот как вспоминает об Увайсе Ахтаеве наш знаменитый, ныне ушедший из жизни, баскетбольный тренер Александр Гомельский.

Наверное, у всех, кто его видел, он навсегда остался в памяти. Как жаль, что сохранилось мало фотографий этого рано ушедшего из жизни человека, что не нашлось художника, написавшего бы его портрет, скульптора, вылепившего бы его бюст. Ведь лицо у него было — прямо просилось на полотно: резкое, словно высеченное, характерное, запоминающееся. И очень доброе. Представьте себе этакую громадину ростом 2 м 36 см, ножищи 58-го размера, брюки, в которые залезла бы вся команда, ручищи-лопаты, в которых и мяча-то не было видно — так, камешек какой-то… Впечатляло, что там говорить… Я впервые увидел настоящего гиганта, рядом с которым все остальные, даже самые до него высокие игроки, казались обычными людьми. Я же был просто лилипу- том. Вася (по-моему, его никто не называл Увайсом) поразил, но и заставил меня задуматься. С появлением таких игроков баскетбол должен был измениться, что давно уже поняли американцы, предпочитавшие высокорослых центровых. Наши центровые Куллам, Конев, Путмакер, Силиньш, Серцявичюс, Ульяшенко были прек- расными мастерами, но это были центровые в нашем нынешнем понимании этого слова. Ахтаев таким центровым был. Больше того, я уверен, что играй он и сегодня, приносил бы пользу любой, даже самой классной команде. Конечно, он просто физически не мог бы так бегать весь матч по площадке, как это делают Сабонис, Гришаев, Гоборов — центровые 80-х. Но Ахтаев не потерялся бы среди своих наследников, можно даже сказать потомков, поскольку у него была хорошая техника — техника владения мячом, техника паса, техника броска. А техника во все времена была и остается главным козырем в арсенале любого баскетболиста. Он был мягок в обращении с мячом, даже ласков с ним, Вася действительно играл. И не надо думать, что Ахтаев был ограниченным в игровом плане человеком. Отнюдь. Конечно, прежде всего он использовал свой рост и старался забить, вернее, запихнуть мяч в корзину. Но у него был неплохо поставленный бросок, особенно со штрафных. Он прекрасно играл в защите, ставя такую «крышу», что выбраться из-под нее было неимоверно трудно. Если Вася успевал к своему щиту, то забить ему оттуда становилось проблемой. Это был умный, смышленый игрок, любящий, чувствовавший, понимавший баскетбол. Безусловно, Васе не хватало атлетизма, хотя в юности он увлекался боксом и легкой атлетикой, метал диск. И все же он был рыхловат, не слишком вынослив: как-никак вес 160 кг давал о себе знать. Однако самое главное, что для нашего баскетбола он сделал: показал, насколько необходим рост в этой игре. Это его игра, его задачки, которые он задавал уступающим ему в росте другим центровым, заставили тренеров всерьез заняться поисками центровых ростом далеко за два метра. Он так и не стал заслуженным мастером спорта, но заслуг у него в советском баскетболе более чем достаточно. Одна из самых популярных личностей в 40—50-х годах, Ахтаев перед широкой публикой впервые появился летом 46-го во Львове, где проходила спартакиада институтов и техникумов физической культуры. Тогда он еще метал диск, но внимание к себе привлекал необычайное. В первое послевоенное время спорт был так притягателен, что трибуны стадионов заполнялись даже на относительно скромных соревнованиях. Спартакиада во Львове — не исключение. Вокруг Ахтаева и вовсе собирались толпы народа. Впечатление этот гигант производил действительно колоссальное. Молодой (ему еще не было и 18 лет), экспансивный, несмотря на громадный рост, общительный (что редкость для высокорослых), он всегда был в окружении болельщиков. За ним ходили толпами, а он был ужасно рад, когда вдруг резко оборачивался — и толпа в испуге откатывалась. Вася хохотал во всю мощь своих легких и горловых связок, довольный произведенным эффектом. Когда мы обедали в небольшом ресторанчике, к стеклам приникали любопытные. Всех интересовало, сколько этот человек-гора ест и пьет. А надо сказать, что, как и большинство других великанов, ел Вася не так уж и много, хотя за его плечами было голодное военное детство. А вот воду пил действительно взахлеб, что тоже характерно для гигантов. Тот же Отар Коркия всегда на сборах держал под кроватью ящик боржоми и за день выдувал более десяти бутылок. Одно время врачи противились такому увлечению жидкостью, но потом поняли: гиганты на играх и тренировках теряют очень много влаги, поэтому их водяной запас должен постоян- но восполняться. Сколько помню, появление Ахтаева на улице ли, на стадионе всегда вызывало ажиотаж. Он мгновенно попадал в какой-то людской водоворот. Естественно, тут же слышалось и «дядя, достань воробушка», и «дядя Степа», что поначалу очень смущало Васю. Так что в первое время он, по свидетельству тех, кто знал его по Алма-Ате, заливался краской стеснения, пытался спрятаться от назойливого внимания окружающих, но потом, пообвыкнув, наоборот, стал гордиться такой популярностью и ходил с высоко поднятой головой. Ему, как мальчишке, льстило такое внимание публики. Правда, на его игре это никак не отразилось. В игре Вася забывал обо всем, кроме товарищей, команды. Алма-атинский «Буревестник» был середнячком, хотя играли в нем и интересные, даже незаурядные баскетболисты. Достаточно назвать Бахвалова, Нелидова, Платонова, Седристого, Джиимбаева. И все же «Буревестник» чаще находился в нижней части турнирной таб- лицы всесоюзных турниров — один Ахтаев погоду еще не делал. Тем не менее для любой, даже самой классной команды встреча с алмаатинцами превращалась в муку мученическую. И тренеры ломали себе голову, как победить Ахтаева и К°, как нейтрализовать грозного центрового. Кстати, появлением приличной команды, долгое время выступавшей в высшей лиге чемпионата СССР, алмаатинцы обязаны именно Ахтаеву. Он многое сделал, чтобы такая команда просто появилась, стала крепким коллективом, серьезным соперником для сильнейших клубов страны, хотя до Васи баскетбол в Казахстане не очень жаловали. Любопытно, что впоследствии там появился и еще один классный центровой — Владимир Андреев. Сам Ахтаев очень трогательно, внимательно, заботливо относился к молодым, выискивал способных игроков, опекал их, поддерживал. Валерий Платонов, работающий ныне в Госкомспорте СССР, вспоминает, как 16-летним мальчишкой попал в «Буре- вестник», куда его привел Вася, которому он сначала просто подавал мячи, затем стал носить за ним сетку с мячами, а там и заиграл в основном составе. И все время рядом с ним был Ахтаев — большой и добрый человек, настоящий друг и старший товарищ. К баскетболу Васю приобщил карагандинский тренер Исаак Калелевич, уговоривший его переехать в Алма- Ату и заняться спортом. А в 1947 году в Ленинграде Вася на спартакиаде институтов и техникумов физкультуры уже выступал как баскетболист. Умел он еще совсем мало, но проблем у противников с ним хватало — впрочем, своим он трудностей доставлял тоже немало. Правда, трудности эти были не и^ разряда игровых. Скажем, нужно было обеспечить Васю формой. А где достать на такую махину трусы, майку, а главное — обувь? Сколько помню, Вася всегда играл в огромных черных ботинках-самоделках на толстой микропористой подошве. Эти «кеды» часто рвались, не выдерживая нагрузки, и приходилось снова искать сапожника, материал, чтобы обуть Ахтаева. С появлением Ахтаева начались сложности букваль- но у всех, даже ведущих команд. Тогда ведь не было правила трех секунд и лимита 30 секунд. Так что задача алмаатинцев была проста: завладеть мячом, держать его, пока Вася своим шагом цапли или гусака-великана перемещался от своего щита к кольцу соперников, дать ему высокий пас, а там уж он заложит мяч в корзину. Естественно, все мы искали противоядие. А как его найдешь? Что придумаешь? Заставил он нас поломать головы… Наша команда Ленинградского Дома офицеров считалась вполне приличной, занимала пятые-шестые места в чемпионатах страны и других крупных всесоюзных тур- нирах, по классу мы явно превосходили алмаатинцев, но это ни о чем не говорило, когда приходилось решать проблему Ахтаева. В одном из матчей он заду- мал просто поиздеваться над нами: поймал мяч, прижал его к щиту и, довольно улыбаясь, сказал нам с Влади- миром Желдиным (а мы с Володей были самыми маленькими в команде, нас и называли ласково «чижи»): «Ну, ребятки, прыгайте, прыгайте, может быть, и достанете…» Ну что ты будешь делать? Вот и борись с ним… Или обидится на судью и выкинет какое-нибудь коленце: хоть стой, хоть падай, а что делать — не знаешь. Был такой замечательный арбитр международной категории Михаил (Мика) Левин. Так вот, он почему-то вдруг вызвал раздражение Ахтаева. Подошел Вася к Левину и с высоты своего огромного роста грозно, медленно выговаривая слова, пообещал: «Вот посажу на кольцо — и будешь сидеть, пока правила не выучишь…», а ведь мог бы… Да, таких легенд, баек вокруг Васи ходило множество, что тоже свидетельство любви к нему, свидетельство фантастической популярности. Закономерное свидетельство… Читать все это, наверное, смешно, но нам, играющим против Васи, было отнюдь не до смеха. И баскетболистам, и тренерам. В 1956 году в Волгограде на зимнем матче восьми городов (был такой престижный турнир) наша рижская команда впервые на матч с командой Алма-Аты выставила Круминьша. Опытнейший, все знающий в баскетболе Ахтаев — или молодой, начинающий, еще немногое умеющий Круминьш? Единственно, в чем Ян тогда превосходил Васю, так это атлетизм: длительный физический труд на свежем воздухе закалил латыша. Сложилось так, что мы, проиграв в подгруппе одну встречу, тем не менее были вынуждены оспаривать лишь седьмое место. Ситуация была прямо-таки катастрофическая. А тут еще играть с Ахтаевым. Что же делать? Я решил построить игру в расчете на контратаку, в которой должен был участвовать… Круминьш. Да, да, медлительный по сравнению с нашими «маленькими», Ян все же значительно быстрее Ахтаева передвигался по площадке. На это и делался весь расчет: Круминьш из-под своего кольца отдает мяч Хехту, Валдманису или Муйжниексу, а сам перемещается к кольцу соперников, стараясь непременно опередить Васю, обязательно успеть туда, пока не пришел Вася. И когда это получалось, мы забивали и забивали. Но если Вася успевал вернуться, в дело вступали его почти двадцать сантиметров преимущества в росте и кольцо оказывалось перекрытым. Да и один на один Вася переигрывал Яниса. Был такой эпизод. Вася сымитировал бросок, Круминьш среагировал, подпрыгнул, взлетел вверх, а Вася прошел к щиту и со смехом направил мяч в кольцо. Или делал так: просто шагнет под корзину и вколотит мяч. И обязательно добавит: «Ничего, ничего, научу вашего лесника играть…» Да, то была запоминающаяся дуэль. Причем, что любопытно, в зале, где встречались команды, боровшиеся за медали, зрителей было немного, а на нашей встрече — Ахтаев против Круминьша — собрались толпы болельщиков. В том же 1956 году сложилась аналогичная ситуация, только на этот раз победа над алмаатинцами нам была во много раз нужнее: в таком случае мы выходили бы в финал и оспаривали у москвичей «золото» Спартакиады народов СССР. И тогда я в первый и последний раз в своей тренерской жизни решил сначала провести дипломатические переговоры. Пошел к Ахтаеву, который хоть и не был формальным капитаном команды, был в ней, по существу, лидером, оплотом, настоящим хозяи- ном, и спросил Васю: «Если игра сразу пойдет в нашу пользу и счет будет большим, может быть, дадим отдох-нуть основным игрокам, пусть поиграют запасные?» Вася ухмыльнулся, зыркнул глазищами и пробурчал: «Поживем — увидим…» Малая спортивная арена Лужников была забита до отказа. Такой аудитории на баскетболе я у нас раньше не видел. И зрителям было на что посмотреть. Игра выдалась такой тяжелой, что и не знаю, как нам удалось все же буквально на последних минутах вырвать победу. — Ну, как там насчет запасных? — не преминул спросить меня Вася, блаженно отдуваясь. И его можно было понять: как же, средненькая в общем-то команда, а дала такой бой фаворитам и едва не преподнесла сенсацию… Больше я такие эксперименты не проводил. А Васин урок мне запомнился надолго. Тогда Ахтаев всех поразил длинным первым пасом через все поле. У нас так и сегодня-то пасуют лишь Ткаченко и Сабонис, а тогда это вообще было открове- нием. Мяч, кажущийся маленьким шариком в руках Ахтаева, пушечным ядром проносился через всю площадку и попадал к его партнеру, уже занявшему удобную позицию под нашим щитом. В тактическом плане такая контратака тоже была новым словом. Хотя в остальном алмаатинцы действовали традиционно. Спокойно располагались в зоне соперника, выстраивали позиционное нападение, дожидались, пока подтягивался Вася, отдавали мяч ему, а он сверху одной или двумя руками всаживал его в корзину. Никто у нас так тогда делать не умел, это было в диковинку. Другим центровым просто не хватало роста, прыгучести, атлетизма, чтобы заложить мяч сверху. Это сейчас даже «маленькие» умеют выполнять такой эффектный и такой любимый всеми баскетболистами и зрителями прием, а в те годы его демонстрировал только Вася. Повторил его уже через несколько лет эстонец Март Лага, чей рост был 198 см. Но главное—Лага был быстрым, резким, прыгучим и хорошо координированным… Как ни печально, но Ахтаеву так и не довелось сыграть за сборную СССР, хотя в середине 50-х он был, безусловно, сильнейшим центровым страны. Наверное, и поэтому так и не стал он заслуженным мастером спорта. Но надо сказать, что при подготовке к чемпионату Европы 1953 года возглавлявший тогда сборную замечательный тренер Константин Иванович Травин (КИТ, как называли его по первым буквам имени, отчества и фамилии) пробовал привлечь Васю в команду, хотя по не зависящим от него причинам Ахтаев все равно не смог бы поехать на чемпионат. Однако перед Олимпиа- дой в Мельбурне уже я в качестве тренера юношеской сборной страны и члена всесоюзного тренерского совета убеждал наставника первой сборной Степана Суреновича Спандарьяна непременно взять Ахтаева на Олимпийские игры. Я был уверен (и до сих пор убежден в этом), что в паре с Круминьшем они могли бы составить такой тандем, с которым можно было бы побеждать американцев, давно уже вводивших в состав трех, а то и четырех гигантов. И дело даже не в росте Ахтаева. Тренировки под руководством такого думающего, ищущего специалиста, как Травин, безусловно, обогатили игру Васи, расширился диапазон его действий. Травин даже заставил Васю быстрее передвигаться, научил отменно играть в позиционный баскетбол. В общем, он бы наверняка пригодился нашей сборной в Мельбурне… Ахтаев играл до 1959 года, женился, уехал в Грозный, И оставался опорой своего «Буревестника» до последнего матча. По-прежнему на игры с его участием собирались полные трибуны, на которых всегда находилось местечко для его мамы. Да, мама Васи, маленькая полная женщина, к которой он относился с удивительной нежностью и почтительностью, постоянно сопровождала сына в поездках на игры. Сидела на специальном стульчике и внимательно наблюдала за игрой. По городу Вася возил ее на «Москвиче». Правда, свое сиденье он отодвинул к заднему стеклу, иначе просто не мог бы вытянуть ноги. А поскольку Вася никому ни в чем отказать не мог, то помимо мамы в машину набивалось еще человек шесть-семь. И когда он купил «Победу», ничего не изменилось. Вася был очень коммуникабель- ным, общительным парнем, любящим компании, веселье. На турнирах его номер в гостинице становился своеоб- разным клубом. Для каждого у него находилось и доброе слово, и кусок хлеба, и лишняя десятка. Ни для кого ничего не жалел. Пользуясь своей фантастической популярностью, известностью, авторитетом, проходил в любые кабинеты, открывал любые двери, где решал вопросы быта, материального благополучия своих партне- ров, никогда ничего не требуя для себя. Тогда в моде были ковры, так и, извините за невольный каламбур, ковры эти для ребят «выбивал». Он был простодушен, Вася Ахтаев, добр, широк. Его нетрудно было обмануть. Некоторые пользовались его наивностью, открытостью. Но как только он чувствовал фальшь или ловил кого-то на лжи, — все, такой человек становился его личным врагом. Обмана он не прощал. В его ранней смерти (ему было пятьдесят) зачастую винят баскетбол. Ведь была такая медицинская теория, что очень высоким людям движение противопоказано, что им нужен чуть ли не постельный режим. А в баскет- больных кругах существовала тенденция искусственного ограничения роста игроков. Но и то и другое, на мой взгляд, неверно, а последнее еще и антигуманно. Гиганты не виноваты, что родились такими. На их счастье, появилась такая замечательная игра — баскетбол. И именно здесь великаны нашли себя. В баскетболе им не нужно было избегать окружающих, не нужно было стыдиться огромного роста. Наоборот, как раз рост и делал их заметными, привлекательными, интересными для остальных людей. И Вася Ахтаев—не исключение. Скорее, он даже наиболее яркий пример того, как баскетбол сотворил личность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *