Валерий Маслов футболист

Вслед за Стрельцом

27 июля умер легендарный советский спортсмен Валерий Маслов — единственный, кто на уровне капитана сборных СССР совмещал футбол и хоккей с мячом. Ему было 77 лет. «Лента.ру» вспоминает человека с выдающейся спортивной карьерой.

О причинах смерти Маслова сообщил глава комитета ветеранов Российского футбольного союза Александр Мирзоян. «Я знаю, что у него прихватило сердце, был инфаркт. Мы еще позавчера говорили, что он был в тяжелом состоянии», — сказал он ТАСС. Пресс-служба «Динамо» добавила, что ветеран боролся с тяжелой болезнью.

В качестве футболиста Маслов выступал за «Динамо» десять лет: с 1961-го по 1971 год. За это время команда бело-голубых один раз стала чемпионом СССР (1963) и дважды выиграла Кубок страны (1967 и 1970). По нынешним меркам — результат для москвичей просто фантастический.

Футбольная карьера Маслова была богатой на интереснейшие истории и эпизоды, в некоторых участвовал и его друг Эдуард Стрельцов — по мнению многих, лучший форвард в истории отечественного футбола. О знакомстве с знаменитым торпедовцем Маслов рассказал в интервью Sports.ru: «Играли вместе в русский хоккей за заводскую команду «Фрезер» в Перово. Эдик здоровый, на льду прекрасно держался. Отлично катался. Помню, у нас тогда еще камышовые клюшки были. Одну зиму вместе отыграли, а после Стрельцов на шайбу переключился».

Встречались товарищи и на футбольном поле. «Играем как-то с «Торпедо». Стрельцов выходит с потянутой мышцей и жалуется мне: «Не могу бегать». Говорю Эдику: «А у меня задача — тебя держать, так что давай просто в центре поля постоим. Пусть играют десять на десять». Близится перерыв, Стрельцов мне: «Пора укол делать. Пойдем, со мной посидишь». А игра-то идет. Говорю: «Да неудобно как-то — все смотрят, полный стадион в «Лужниках». В итоге пока Эдику делали укол, я стоял напротив него, но оставался на поле. 100 тысяч народу никак на это не реагировали, только Бесков обратил внимание, что я с другом болтаю посреди игры», — вспоминал Маслов в том же интервью 2013 года.

Немало интересных историй приключалось с Масловым в коммерческих поездках «Динамо» по миру, которые часто случались в 1960-е годы. Команда играла товарищеские матчи с грандами европейского и мирового футбола, собирала огромные стадионы, зарабатывала приличные деньги, но до футболистов они, конечно, не доходили. «Например, из Южной Америки привозили по 60-80 тысяч долларов. Игрокам 50 долларов перепадало, все остальное — федерации. Южноамериканцы ставили условие: если Яшин не играет — дают команде три тысячи долларов, если выходит — шесть», — рассказывал Маслов.

Зарубежные футболисты, уже тогда зарабатывавшие баснословные суммы, отказывались верить, что их советским коллегам почти не платят. Маслов рассказывал «Спорт-Экспрессу», как после матча с «Фиорентиной» к Льву Яшину подошел турецкий нападающий итальянского клуба и задал вопрос о деньгах. «Нам платят 50 долларов», — ответил лучший вратарь мира. Турок переспросил несколько раз, потом уточнил: «Это на сигареты?» — «Да нет, всего». Турок вздохнул: «Эх, Яшкин, здесь бы у тебя собственный «Боинг» был…»

В советское время спортсмены богатыми действительно не были, зато нередко совмещали несколько видов спорта и были в них одинаково успешны. Самые яркие подобные примеры — Всеволод Бобров и Валерий Маслов. Последний был даже более титулованным игроком в хоккей с мячом, чем футболистом.

Со сборной СССР по бенди Маслов стал восьмикратным чемпионом мира и десятикратным чемпионом страны. В 1973 году, уже после завершения футбольной карьеры, он был признан лучшим нападающим мирового первенства по бенди. Маслов — единственный в истории спортсмен, выводивший сборные СССР по футболу и хоккею с мячом на игру в качестве капитана.

Иногда это совмещение стоило Маслову дорого — приходилось выбирать. Из-за любви к хоккею с мячом он пропустил футбольный чемпионат мира 1966 года — самый успешный в истории СССР. Тогда в Англии Яшин и компания дошли до полуфинала. Главный тренер той команды Николай Морозов готов был взять Маслова в команду при условии, что тот не станет завершать хоккейный сезон, а будет готовиться к турниру в расположении футбольной сборной, но Валерий Павлович отказался и никогда об этом не жалел.

По завершении спортивной карьеры Маслов поработал тренером как в футболе, так и в хоккее с мячом, но в последние десятилетия все же решил сосредоточиться на футболе. Долгое время он работал тренером-селекционером в «Локомотиве», куда его пригласил давний приятель Юрий Семин, а в последние годы был советником директора в академии «Динамо». С уходом Маслова российский спорт потерял одну из своих легенд.

Маслов, Валерий Павлович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Маслов.

Валерий Маслов
Общая информация
Полное имя Валерий Павлович Маслов
Родился 28 апреля 1940 (72 года)
Хабаровский край СССР
Гражданство Россия
Рост 172 см
Вес 68 кг
Позиция полузащитник
Информация о клубе
Клуб Динамо (Москва)
Должность тренер-селекционер
Карьера
Клубная карьера*
1960—1961 Труд (Калининград) ? (?)
1961—1971 Динамо (Москва) 319 (50)
1972 Динамо (Вологда) ? (?)
1972 Динамо (Махачкала) ? (4)
1973 Динамо (Вологда) ? (?)
Национальная сборная**
1964—1967 СССР 8 (2)
Тренерская карьера
1981—1982 Спартак (Орджоникидзе) тренер
1983 Спартак (Орджоникидзе)
1986—1987 Локомотив (Москва) скаут
1989—1990 Сокол тренер
2001—2011 Локомотив (Москва) тренер-селекционер
2004 Ника
Государственные награды

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Вале́рий Па́влович Ма́слов (28 апреля 1940, военный городок Усть-Большерецкого района Хабаровского края) — выдающийся советский хоккеист (с мячом) и футболист, полузащитник и нападающий, заслуженный мастер спорта СССР (1965), заслуженный тренер России по хоккею с мячом (1994).

Маслов Валерий Павлович
(1940-2017)

Российский хоккеист с мячом и футболист. Мастер спорта международного класса.
Заслуженный мастер спорта СССР. Заслуженный тренер России по хоккею с мячом.

Валерий Маслов родился 28 апреля 1940 года в военном городке Хабаровского края. С раннего возраста мальчик заинтересовался спортом. Являлся воспитанником юношеской команды московского завода «Фрезер» и одновременно юношеской команды «Крылья Советов» из города Жуковский. Первыми тренерами будущего спортсмена оказались Левин Марк Семенович и Мухортов Михаил Иванович. Позднее юный спортсмен занимался в московской ФМШ и команде «Вымпел» города Калининград.

Профессиональная спортивная карьера Маслова началась в 1960 году в команде «Труд» города Калининград. Спустя год, Валерий перешел в московский клуб «Динамо», за который играл в течении десяти лет. В составе этой команды в 1963 году спортсмен стал Чемпионом СССР. И дважды становился обладателем Кубка СССр в 1967 и 1970 годах. Сезон 1972 года провел играя за «Динамо» города Махачкала. Но уже через год перешел в «Динамо» города Вологда.

В 1981 году Валерий Маслов начал тренерскую деятельность в клубе «Спартак» города Ордженикидзе. Через два года Валерий Павлович занял должность главного тренера. Сезон 1989-1990 провел работая тренером в саратовском клубе «Сокол». В 2004 году являлся главным тренером московского клуба «Титан».

В хоккее с мячом Маслов также достиг значительных результатов: десятикратный чемпион СССР 1963, 1964, 1965, 1967, 1970, 1972, 1973, 1975, 1976, 1978 годов. Пятикратный серебряный призёр 1966, 1968, 1971, 1974, 1977 годов. Бронзовый призёр 1962 года. Трёхкратный обладатель Кубка европейских чемпионов 1976, 1977, 1979 годов. Восьмикратный чемпион мира 1961, 1963, 1965, 1967, 1971, 1973, 1975, 1977 годов. Признан лучшим нападающим чемпионата мира 1973 года. Награждён памятной медалью Международной федерации хоккея с мячом «За выдающиеся заслуги в развитии хоккея с мячом» 1976 года.

По хоккею с мячом Маслов являлся главным тренером «Юности» город Омск — с 1987 по 1989 годы, «Строителя» город Сыктывкар — с 1992 по 1997 годы, «Агрохима» город Березники — с 1998 по 2000 годы, тренер «Динамо» город Москва — с 1983 по 1985 годы. Под его руководством «Строитель» стал серебряным призёром I чемпионата России 1993 года. В 1993 и на протяжении трех последующих лет возглавлял юниорскую сборную России, которая в 1994 году стала чемпионом мира.

Валерий Маслов скончался 27 июля 2017 года после продолжительной болезни в Москве.

Умер Валерий Маслов

Справка «Чемпионата»
Валерий Маслов
Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер России. Награжден орденом Почёта (1998).
Родился 28 апреля 1940 г. в военном городке Усть-Большерецкого р-на Хабаровского края.
В футболе выступал за команды «Вымпел» Калининград, МО (1961), «Динамо» Москва (1961 — 1971), «Динамо» Махачкала (1972), «Динамо» Вологда (1973 — 1975).
Чемпион СССР 1963 г. Обладатель Кубка СССР 1967 и 1970 гг. За сборную СССР сыграл 8 матчей, забил 2 гола. Сыграл 3 матча за олимпийскую сборную СССР.

Сейчас это кажется чем-то невероятным, но раньше многие наши известные спортсмены вполне успешно совмещали футбол и хоккей (или хоккей с мячом), добиваясь успеха в обоих видах спорта. На память сразу приходит имя Всеволода Боброва.

Валерий Маслов был как раз из таких людей. Он был одним из лучших игроков в истории хоккея с мячом – восьмикратный чемпион мира, десятикратный чемпион СССР, трёхкратный победитель Кубка чемпионов, лауреат несчётного количества личных наград. Он был капитаном сборной СССР в этом виде спорта.

Валерий Маслов Фото: РИА Новости

Однако и в футболе Маслов выводил на поле сборную страны с капитанской повязкой. Это уникальный случай в истории СССР. В составе футбольного московского «Динамо» Маслов отыграл более 10 сезонов – с 1961 по 1971 год. За это время провёл 351 официальный матч, забил 54 гола. Стал чемпионом СССР (1963 год), дважды выигрывал Кубок страны (1967 и 1970 гг.) и дважды выигрывал серебряные медали союзного первенства.

За футбольную сборную страны Маслов провёл 8 матчей, забил 2 мяча.

Мог Маслов сыграть за национальную команду и больше матчей, он вполне мог поехать на чемпионат мира-1966 (самый удачный в истории нашего футбола), но здесь, чуть ли в первый и последний раз в жизни, его подвело увлечение двумя видами спорта.

В начале 66-го наставник футбольной сборной Николай Морозов решил дать Маслову шанс сыграть на ЧМ-66 в Англии, но при условии, что тот не станет доигрывать хоккейный сезон, а начнёт готовиться в его команде. Спортсмен ответил: «Хоккейный чемпионат доиграю — и сразу готов перейти в ваше распоряжение, если заслужу приглашение». Морозов обиделся и вычеркнул динамовца из списка.

Сам Маслов позже рассказывал, что ни о чём не жалеет: «Я получал огромное удовольствие от игры в русский хоккей. И это не измерить никакими деньгами».

После окончания карьеры Валерий Павлович пробовал себя в роли тренера как в бенди, так и в футболе. В хоккее с мячом вместе со «Строителем» из Сыктыквара он выиграл серебряные медали первого чемпионата России. В 1994-м году юниорская сборная страны под его руководством стала чемпионом мира.

Но всё-таки он выбрал футбол. Долгое время работал тренером-селекционером в «Локомотиве», куда его позвал Юрий Сёмин, а в последние годы был советником директора в Академии «Динамо» имени Л.И. Яшина.

Маслов: вылет «Динамо» в ФНЛ – трагедия

Ещё Валерий Павлович был желанным гостем для всех СМИ, он любил и умел интересно говорить про футбол и не боялся откровенно высказывать своё мнение по любым вопросам. И всегда с готовностью откликался на просьбы журналистов, в том числе и «Чемпионата».

«Тащи, рабочий!» Валерий Маслов рассказывает, что интересного творилось на поле в советские времена, когда играли “Динамо” и “Спартак”.

«Наш спорт – и хоккей, и футбол, — понёс большую утрату, — сказал Юрий Сёмин в беседе с корреспондентом «Чемпионата» Марком Бессоновым. — Маслов был человеком, который был очень предан своему любимому делу и очень искренен в своей профессии. Были случаи, когда он приезжал с чемпионата мира по хоккею с мячом чемпионом и тут же присоединялся к футбольной команде, которая находилась на сборах.

Долгое время он возглавлял селекционный отдел у нас в «Локомотиве». С его подачи в команде оказалось множество молодых игроков, у него на них было потрясающее чутьё. Это был и прекрасный футболист – отрабатывал на футбольном поле за всей атакующей линией и забивал самые нужные голы. В наше время он был бы очень востребован.

Маслов никогда не просил у тренеров отпуск или лишний выходной день. Работал практически без отпусков. Он был лидером своих команд, любил их. Это был хоккейный Пеле. Мы, футболисты, зимой приходили на хоккейные матчи Валерия Павловича и болели за него. Нас он учил не только правильно играть, но и правильно жить. Даже в последние свои дни он был позитивен, много шутил. Как и всегда. Не стало большого человека, друга. Большого по всем показателям».

Футбольное «Динамо» — чемпион СССР Фото: РИА Новости

Валерий Маслов:
«Могилу Аничкина уже не найти»

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Он — последний, кому на уровне сборных удавалось совмещать футбол и хоккей с мячом. Да так удавалось, что футболиста и хоккеиста Маслова помнят до сих пор.

Мы же открыли для себя еще и удивительного рассказчика. Истинного артиста — который в самые драматичные моменты переходит на шепот.

***

— Вы ведь «заслуженный» по двум видам спорта?

— У нас только по одному можно. Мне дали за хоккей с мячом в 1965-м, когда стал трехкратным чемпионом мира. В 1963-м футбольное «Динамо» выиграло чемпионат СССР, а клуб праздновал сорокалетие. Начали оформлять документы на «заслуженных». Положили на стол начальнику — а тот в больницу загремел. Бумаги пролежали, дата прошла — и идите к черту. Никому не присвоили.

— Народ поражался вашему здоровью.

— Это все чепуха. Не слушайте. Здоровье как здоровье. Если б я не играл в хоккей — может, и с футболом не сложилось бы. Обстановку менял: сегодня футбол — завтра хоккей, потренировались — пошли выпили. Кстати, в «Динамо» денег мне за хоккей не платили. Чтоб заработать 250 рублей премии, надо было первенство мира выиграть.

— Вы их выиграли восемь. Прибавка к пенсии полагается?

— Никакой. Мне эти восемь победных чемпионатов приравнять бы к одной Олимпиаде. Приплачивали бы 15 тысяч.

— Вам скоро 72. Но за ветеранов, говорят, по-прежнему играете?

— Да, и в футбол, и в хоккей. На пять минут выйду, на три.

— Игоря Нетто тоже обычно выпускали на пять минут. А он потом уходить с поля отказывался.

— И Сальникова было не заменить. Мне ветераны говорили: «Палыч, ты главный, давай установку». Решали так: чью майку вытаскиваю из кучи — тот играет. И начиналась беда: кто вышел — отказывается меняться. Сальников не шевелится уже, а туда же: «Валер, дай еще поиграть…»

— В раздевалке он и умер.

— Да, а за три года до этого Коле Тищенко в ветеранском матче на поле плохо стало — тоже не спасли.

— В последние годы вы работали селекционером «Локомотива». Но внезапно переместились на ту же должность в динамовскую академию.

— Со Смородской у меня хорошие отношения. Дурного не скажу. Из «Локомотива» уволили Виктора Тищенко, который отвечал за селекцию. Набрали молодых. А мне с ними неинтересно. У них своя компания — зачем им старик? Смородская на прощание говорит: «Будешь без денег сидеть» — «Ольга Юрьевна, я двадцать лет бесплатно в хоккей играл — и ничего…» Когда первый раз вызвала, я на секунду глаза прикрыл: это ж Александр Семенович Пономарев в юбке! И выражения — как у него!

— В футболе разбирается?

— Очень прилично. Уж лучше, чем бывший вице-президент Киричек. Кто ее обмануть пытается — с тем моментально расстается.

— Тищенко сейчас где?

— У Сэма (Юрия Семина. — Здесь и далее прим. «СЭ»), в Киеве. Отслеживает игроков в Южной Америке.

— Работая селекционером, какого игрока предлагали «Локомотиву» — но клуб покупать его не стал?

— У меня взгляд набитый — достаточно увидеть, как футболист вышел на поле. Я в свое время много в Югославию ездил — и положил глаз на отличного опорного хава. Но Филатов брать не стал — решил, что тягучий. Я говорю: «Валера, ты Воронина вспомни. Он что, скоростной был? Но мяч к себе прямо притягивал!» Того югославского парнишку быстро потом кто-то перехватил.

— Одемвингие не вы просматривали?

— Нет, Нигматуллин. Одемвингие приехал, понравился Липатову — и сразу ему сделали лучший контракт в «Локомотиве». Позже выяснилось, что он получал бонусы даже за выход на поле. Да, футболист талантливый, не спорю. Но играть не хотел. Зачем — когда и так деньги капают? Такими контрактами мы развращаем легионеров. И они вместо того, чтоб поднимать российский футбол, сами до нашего уровня опускаются. Начинают валять дурака, ходить по девочкам, ресторанам. Понимают, черти: лучше быть стройным тунеядцем, чем горбатым стахановцем.

— Мы-то думали, вы в «Динамо» больше не вернетесь. Обронили когда-то в интервью, что с Виктором Царевым у вас напряги.

— Так пил я много, ребята.

— Вам это играть не мешало?

— Нет. Старая плеяда тренеров вообще странно к этому делу относилась. Пономарев подзывает: «Ты сколько принял, Валера?» — «Да граммов двести». — «Пошел вон». Либо не пей, либо пей так, чтоб тебя под руки волокли. И Бесков был такой же.

— Слухи ходили — Константин Иванович, став тренером, мог выпить хоть ведро. И держался на ногах.

— Две бутылки перед игрой выдувал — и не определишь по нему! Но я-то понимал, в чем секрет. Он, когда игроком был, с Лерой ходил по театрам, там пригубит шампанского, и всё. Вот бочка у него и не была заполнена. Это уж потом прикладываться начал. Но всегда аккуратненький, с проборчиком. Как-то были мы на турнире в Чили, смотрю — выпивает. Я к ребятам: «Тренировки точно не будет!»

— И что?

— Видим — шагает бодрячком. Помылся, побрился. Костюм, галстук и белая рубашечка. Стал гонять нас как никогда. Ребята шипят на бегу: «Маслов, а ты говорил — не будет…» Для меня Бесков — тренер номер один. От Бога. Где-то следом Михей (Якушин) и Валерка (Лобановский).

— Бесков выше Лобановского?

— Конечно. Вспомните, какой у Лобана был состав. Блоха (Блохин) — уникум. Вася Хмель (Хмельницкий) — под которого, как под бронепоезд броситься. Буряк будто рукой мяч забрасывал куда угодно. А Коньков? Сабо, Медвидь даже в сборную ездить не хотели!

— Почему?

— У Киева в воскресенье официальный матч, за него 160 платили. А на неделе дважды проедутся по колхозам. 250 рублей за каждую игру. Улавливаете?

— Нет.

— От сборной какие доходы? Товарищеская игра — 100 рублей. Но еще победить надо. За официальную — 300. К тому же в Киеве сорок человек. Медвидь уехал в сборную, вернулся — а на его месте Мунька (Мунтян) заиграл. Против Муньки разве попрешь? Так что у Лобановского во все времена народу на две команды было — могли в чемпионате СССР первое и второе место занять. А Бесков чем силен был? Интуицией. Игроков чувствовал. Бывало, с утра вскочишь, хочется побегать, но он едва взглянет: «В лес, погуляйте». Или от мяча уже тошнит — а Бесков тренировку на час дает. В день игры! Зато после нее летаешь. Была, правда, у него слабость.

— Какая?

— Перед игрой мандраж начинался. Трясло. В «Динамо» все замены за Бескова Голодец делал. Удивительная пара, словно Боженька их друг для друга создал. А в «Спартаке» Бесков с Андреем Старостиным сидел, сам замену сделать не мог.

***

— Маслаченко считал, что Бесков относился к людям, как к рабам.

— Да ну, бред. Вовка — славный парень, но наплетет… Говорю ему: «Ты что глупости пишешь? Люди-то живы, еще помнят!» — «Да ничего они не помнят…» Бесков многим помогал. Число (Численко), к примеру, спас, когда тот с плащами влип.

— Какими плащами?

— Так ведь мы, ребята, фарцой жили. Купим за границей — и… Численко сдавал обычно в одну комиссионку. Проезжали Пресню, указал: «Вот тут» — «И что, всё на свой паспорт?» — «Да. У меня директор знакомый». Из-за директора он и погорел. Тот ушел в отпуск, амбарная книга осталась. А там запись: Численко сдал столько-то плащей. И вышло, будто торговал ими в промышленных масштабах. Заваруха поднялась несусветная.

— А вы как сдавали?

— Плащ стоит 120 — так я их за 110 сбрасывал, и никаких документов.

— Численко вечно в истории влипал.

— Да уж. Как-то сидели после игры в гостинице — Число, Рябов, Гусар (Гусаров). И кто-то привез девицу с синяком. Я спросил: «Обалдели? Где нашли это чудо?» Так Численко ее обратно повез. На Пресне тормозит: «Здесь выходить?» Она говорит: «Дальше». Игорь психанул, по газам. И ка-а-к дал милицейскому мотоциклу в зад!

— Однако.

— Милиционер руку повредил. Пьяный, который в люльке спал, вылетел и метров семь по воздуху парил. Ни единой царапины — лишь костюм ему потом за 160 рублей купили. Счастье, второй милиционер за минуту до этого отошел позвонить из автомата, куда пьяного везти. Игоря доставили в КПЗ, через два часа оттуда его вытащил Якушин. Вот с того момента Бесков на Число и озлобился. А главное, не мог простить Игорю, что тот пустил к себе в квартиру Борьку Петрова с Лерой. Но откуда Бесков узнал? Наверняка она же ему и рассказала!

— Что за Петров?

— Танцевал в ансамбле Игоря Моисеева. Борю мы хорошо знали. Говорю Бескову: «Число-то при чем? Я тоже жил один в двухкомнатной квартире. Если бы Боря с девушкой попросился, разве отказал бы? И не стал бы спрашивать, кто она, откуда. Какая мне разница?» Чем вешать всех собак на Численко, лучше с женой разберись.

— Или с Петровым.

— Конечно. Вон, киевское «Динамо» прилетело из Кишинева раньше, чем было запланировано, Вася Турянчик домой возвращается — а там десятиборец с его женой. Вася — парень крепкий. Накостылял десятиборцу так, что того в больницу увезли.

— Мы слышали, что однажды Численко с торпедовцем Валерием Ворониным в Сочи укатили. Прямо перед матчем ваших клубов.

— Да, загуляли и решили к морю рвануть — искупаться. Вернуться не успели. Мы победили 1:0, я в конце тыкву удачно подставил. Бесков грозился выгнать Число. Но вся команда встала на его защиту: «Он же Воронина выключил из игры!» Бесков махнул рукой: «Ладно, черт с ним».

— Парторг ЗИЛа Аркадий Вольский вспоминал, как пришел к нему Воронин каяться. Начал неожиданно: «Аркадий Иванович, вы когда-нибудь любили?» Тот смутился, а Воронин продолжает: «Я улетел в Сочи с девушкой, которую люблю. Советую и вам иногда так поступать…» Изумленный Вольский его простил.

— Не знаю. Нам Ворона говорил, что от дисквалификации его спас «Адидас». Хорст Дасслер, сын владельца этой фирмы, Валерку обожал. Ездил за нашей сборной повсюду. Помню, в Австрии сидим втроем, Хорст предлагает нам сыграть в «Адидасе» и спрашивает: «Валер, долларов по 400 ребятам за товарищеский матч — нормально?» — «Еще бы!» Так вот, Хорст поднял шум в Европе: мол, у русских единственный футболист мирового уровня, а его дисквалифицировать хотят. И наши спустили на тормозах. Если бы не это — полгода Валерка точно бы кувыркался.

— 400 долларов по тем временам — неплохие деньги.

— Огромные! Но это ж неофициально. Так-то получали гроши. Вон, играли мы в Италии с «Фиорентиной». Был у них нападающий — турок. На матч он на гоночной машине приехал, вечером на банкет — уже на лимузине. Поинтересовался у Яшина, которого почему-то Яшкиным называл: «Сколько вам заплатили за победу?» — «50 долларов». Тот не понял, переспросил несколько раз, потом уточнил: «Это на сигареты?» — «Да нет, всего». Турок вздохнул: «Эх, Яшкин, здесь бы у тебя собственный «Боинг» был…»

— Лицо Воронина после аварии сильно изувечено было?

— Первое время — невозможно узнать. Мы с торпедовцами дружили, часто собирались на втором этаже Центральных бань. Подходит мужик: «Привет» — «Здравствуй». Только по голосу узнал — Воронин.

— Ничего себе.

— Он в заднее окно вылетел и у самосвала колесо отбил. Возвращался от бабы, та за Коломной жила. Гаишники сказали, от «Волги» уцелел один радиоприемник. Валерка плохо водил, ему на машине лучше было не ездить. У Стрельцова — та же история. Купил «Волгу», так директор завода взмолился: «Эдик, я тебя прошу, продай от греха…»

— А Бесков?

— Тоже водитель слабенький. У него жена отбирала машину. Иногда Бесков просил меня: «Валера, дай свою «Волгу». Да ради бога. Всей командой у окошка столпимся, смотрим: он за руль двумя руками схватится, автомобиль у него — прыг! прыг!

***

— В 1970-м чемпион определялся в Ташкенте в переигровке ЦСКА — «Динамо». А потом был скандал — Бесков обвинил вас, Аничкина и Еврюжихина в сдаче матча.

— После первого тайма ведем 3:1, моментов — море. Слышим, как в перерыве в соседней раздевалке тренер армейцев Валентин Николаев на своих орет: «С такой игрой восемь пропустите!» Меня массируют, подходит Бесков: «Кого менять, Валер?»

— Забавно.

— Я голову повернул: «Константин Иваныч, что меня-то спрашиваешь? Узнай, кто устал. Но вообще-то игра в одни ворота». До этого Бесков поручил мне Володю Федотова опекать персонально. Первый матч завершился 0:0. На следующий решили — оставляем все по-прежнему. А если начинаем проигрывать, передаю Федотова Жукову и бегу вперед. Так Бесков потом сказал, будто я сам вызвался Федота держать, а тот забил. Я Бескову чуть в лоб не дал после матча.

— Даже так?

— Он явился в раздевалку и ко мне: «Ты игру продал!» Хорошо, меня один начальник сгреб. Удержал… Это Боженька, конечно, вмешался — чтобы 3:1 в нашу пользу за тринадцать минут превратились в 3:4.

— На Пильгуя Бесков не попер?

— Вратари тогда начудили. То Пильгуй мимо мяча махнет, то Пшеничников с сорока запустит. Но та тренерская плеяда старалась голкиперов не трогать. Хотя однажды у Яшина с Бесковым и был инцидент — все на том же турнире в Чили. Играем с бразильцами. Лева от ворот мяч вводит, а защитник отвернулся. Чужой перехватил, метров с тринадцати бьет — Лева из нижнего угла вытаскивает. Бесков вскакивает со скамейки: «Старый идиот, ты что делаешь?!» Лева перчатки сбрасывает — и к нему. Витек Аничкин его на полпути перехватил. Прочитал ситуацию. Бразильцы тем временем угловой подают — а вратаря нет! Одни перчатки на земле!

— Забили?

— Обошлось. На Бескова Лева долго еще злился. А Чили он особенно не любил. Весь Союз считал, что именно Яшин в 1962-м проиграл чемпионат мира. После поражения от чилийцев Леву спартачи чуть не отлупили в Лужниках. «Волгу» его сжигали.

— Возвращаясь к переигровке в Ташкенте. Бесков не просто вас обвинил — сказал, что продали матч каким-то картежникам.

— Меня он заподозрил, потому что сестра моей жены была замужем за лучшим картежником в той компании, Левой Кавказским. Конечно, я этих ребят знал. Это ж не шулера какие-то — высшая лига!

— Как не шулера?

— Нет. Не путайте с теми, кто по поездам туза из рукава вытаскивал. Это люди с математическим образованием.

— Самый экзотический персонаж?

— Был такой Гурам Хромой из Кропоткина. Картежники лихо на бильярде играли. Так его, безногого, привозили на каталке — поднимали на специальную подставку. А руки — железные. Никто так шары не гонял.

— Бесков тоже был знаком с этими картежниками?

— Разумеется. Футбол они любили, на матчах нередко бывали. О, случай вспомнил. Поехал куда-то Бесков на моей «Волге», по дороге колесо спустило. А колпаки у меня были интересные, специально заказывал в Баку. Он не знал, как отвернуть. Стоит в растерянности. Мимо картежники едут. Но не «высшая лига», а «вторая», — они в аэропорту работали. Потом рассказывают: «Валерка, глядим — твоя машина. И Константин Иванович с колесом мучается. Сразу остановились, помогли поменять».

— А когда Бесков обвинил Аничкина с Еврюжихиным? Там же, в Ташкенте?

— Нет, в Москве. В раздевалке только на меня набросился. Понимаете, Бесков из поколения, воспитанного Михеем. Это своеобразные люди. Если что-то вбили в голову, переубеждать бесполезно. И с Трофимовым было так же. Вот заявил мне однажды: «Ты в Москве пил!» — «Да я в Вологде был! Играли там, легко проверить». — «Нет, ты от меня спрятался» — «Да чего мне прятаться? Мы что с тобой, Василий Дмитриевич, не пили?!» Все равно не поверил. Кстати, знаете чем «команда лейтенантов» отличалась от «Динамо»?

— Чем?

— В ЦДКА пили все, причем вместе. За два дня до матча Григорий Федотов говорил: «Все, братцы, теперь за работу». Натянут по два шерстяных свитера — и на поле. К игре — как огурчики. Очень дружная была команда. А в «Динамо» пятеро гудят, остальные — нет. Трофимов зарплату получит — и неделю на «Динамо» в каморке у чистильщика обуви спит, пока все деньги не пропьет. Лишь после женитьбы благодаря Оксане взял себя в руки. Она пивом торговала, подобрала его и привела в порядок. А Михаил Семичастный, например, к алкоголю не притрагивался. Но умер рано — и какого только рака у него не нашли.

— Судьба.

— Семичастный был заядлым охотником. Как-то с Володькой Глотовым в лесу оленя завалили, на костре зажарили. А он жесткий, как сапог, разжевать невозможно. Глот смеется: «Это Майкл оленя так загнал». У Глота юмор своеобразный был.

— Жизнь Глотова, чемпиона СССР 1963-го, оборвалась трагически.

— Да, сел в тюрьму. За что — не знаю. Там кто-то из уголовников его и убил. Доску с гвоздем воткнули в сердце. Тело обнаружили утром.

***

— Гуляет история о том, как Бесков в последний момент раздумал отдавать игру тбилисскому «Динамо» в 1967-м. Почему он это сделал?

— Понятия не имею. В первом круге мы играли дома. После матча меня и Хурцилаву позвали в кабинет к председателю московского городского комитета «Динамо» Дерюгину. Заходим, там Бесков и Соловей (Вячеслав Соловьев, главный тренер тбилисцев). «Валера, — слышу, — во втором круге разберетесь, кому очки нужнее будут». Мы с Хурци смеемся: «А то без нас не разобрались бы. Но раз так — еще лучше». И вот, игра в Тбилиси. Мы обеспечили себе второе место, а хозяевам, чтобы бронзу взять, надо побеждать. Все уже решено — игру отдаем. А с утра Бесков огорошил: «Проигрывать не будем. Передай грузинам — согласны только на ничью». — «Константин Иванович, вы что? Тогда играть не буду». «И я не буду», — говорит Число. Анюта (Аничкин) тоже отказался. Едем на базу тбилисского «Динамо» к Соловьеву. «Но вы-то на поле не выйдете?» — уточняет. «Вячеслав Дмитриевич, обижаете…»

— Как сыграли?

— Попали 1:5. Бесков из Тбилиси вылетел в Москву на нас жаловаться, а команда со вторым тренером Владимиром Ильиным — на игру в Ереван. «Арарату» шестое место светило, так они деньги совали, упрашивали проиграть. Говорю Ильину: «Не знаю, как закончим, но биться будем честно». В Ереване обожали «Спартак» — потому что там Симонян, Овивян, Амбарцумян. С нами же все время задницу рвали. А судила бригада из Баку — родного города Фальяна, главного тренера «Арарата». Арбитров этих он, конечно, знал.

— «Прибивали» вас?

— Не то слово! Два гола Численко не засчитали! Наконец, при счете 1:1 минуте на 86-й подаем угловой. Мяч отлетает к Вадику Иванову, который метров с двадцати бьет в «девятку». Главный свистка не дает, смотрит на бокового, чтоб тот флажок поднял. Но откуда здесь офсайд? Я к судье несусь, хватаю за глотку: «Свисти, гад!»

— А он?

— Свистнул. Мы 2:1 выиграли. Так потом этот судья Аничкину жаловался: «То, что Маслов душил меня, ерунда. Обидно, что обозвал врагом русского народа!» А в Москве выясняем, что динамовское начальство Бескову разнос устроило: «Мы же не шпана. Раз договорились — всё!»

Через два года — другая история. Матч с бакинским «Нефтяником». Если ничья — обе команды проходят в финальный турнир (чемпионат СССР-1969 проходил в два этапа, в финальный турнир из двух групп вышли команды, занявшие места с 1-го по 7-е). Если кто-то проигрывает — мимо кассы. А у нас играл Валера Гаджиев из Баку, через него прощупали ситуацию. И решили: ничья так ничья. Зачем рисковать?

— Действительно.

— Одним из наших конкурентов был «Арарат», который тренировал Пономарев. Прежде он в «Динамо» работал. Хороший мужик, игроки его уважали. Начальство перед игрой попросило меня и Аничкина поговорить с Пономаревым. Мы не стали скрывать — договорились с «Нефтяником» на ничью, обратной дороги нет. В первом тайме ведем 1:0, тут Сэм издали заряжает, вратарь среагировать не успевает и — 2:0. Я к Сэму: «Что творишь?! Нам же теперь два пропускать…» Во втором тайме расступаемся, а эти никак забить не могут. Туаев бегает злой: «Эй, когда пропускать будете?»

— Сравняли?

— Еле-еле. Но Пономарев на трибуне еще при счете 2:0 кому-то сказал: «Все равно ничья будет». Бесков в раздевалку заходит и в крик: «А-а, б…, договорились!» Мат-перемат. Яшин голову поднимает: «Так вы договорились?!» Я отвечаю: «Мы-то договорились, но ты, лучший вратарь мира, чего ж два запускаешь?» Сразу утих.

— Яшин был не в курсе?

— Да вся команда знала, что с Баку условились на ничью! Это Бесков и его помощники, спящие красавицы, сосчитать не могли, что результат всех устраивает. А вечером на базе мы с Аничкиным столкнулись с Константином Ивановичем. Был он, мягко говоря, не в форме. Опять затянул: «Вот, продали, туда-сюда…» Я не сдержался, ответил. Бесков накатал «телегу». И за оскорбление старшего по званию нам с Аничкиным влепили по пять суток губы.

Бесков недели две не подпускал нас к тренировкам. Начальство из МВД настроили так, чтоб убрать меня, Аничкина и заодно — Численко. Но вступились люди из КГБ, которые тоже курировали клуб: «Решать мы будем». Им объясняли: Бесков не желает этих игроков видеть в «Динамо». А в ответ слышат: «Ну и снимайте его тогда». Вскоре собрали команду, нас позвали. Обсуждают, кого тренером назначить. Я поднимаюсь: «Оставляйте Константина Ивановича». Все поразились: «Как же вы работать с ним будете?» — «Ничего, разберемся. Для команды лучше тренера не найти».

— Ни разу не пожалели, что отстояли Бескова?

— Никогда. «Динамо» был нужен именно Бесков. А обиды… Я могу обижаться несколько секунд. А уж на Константина Ивановича — тем более. Да и он отходчивый.

***

— Как Бесков убрал вас из «Динамо» в 1971-м?

— В октябре сгорели дома Тбилиси 1:2, Гуцаев нас с Зыковым весь матч возил. После этого Бесков предложил мне поиграть за дубль. Я понял, куда клонит. Говорю: «Константин Иваныч, иди на… Пойду я в хоккей играть». Посмеялись, пожали друг другу руки — и разбежались. Я без претензий. Понимаю, как надоел ему за столько лет. Следом он и от Анюты избавился.

— Про смерть Аничкина разные слухи ходили.

— Это Мудрила (Мудрик) распространял, он же разведчик. На самом деле все прозаично. У отца Аничкина был день рождения. Витька перепил — и сердечко не выдержало.

— В 33 года.

— Он был очень впечатлительный, близко к сердцу все принимал. А тут из «Динамо» попросили, жена подала на развод. И пошло… Женат он был на грузинке, которую звали Света. Знакомые устроили ее на работу в магазин антикварной мебели. С директором этого магазина она и сошлась, сын родился. Аничкин страшно переживал. Особенно по дочке скучал. Последний раз я их видел, когда Аленке было лет двенадцать. Удивительно похожа на отца. Сидела в машине — и у нее даже кончик носа потел, как у Витьки. Вот Светку я едва узнал.

— Почему?

— Располнела невероятно. Как мы втроем… Аничкин умер 5 января 1975 года — в этот день наша сборная по хоккею с мячом улетала на чемпионат мира в Швецию. А 3-го мы встретились с Витькой. От выпивки он отказался: «Нет-нет, не сегодня. Иду насчет работы договариваться». Я и представить не мог, что жить ему оставалось два дня. Когда узнал о смерти, сказал Трофимову: «В Швецию не еду». Тот в шоке: «Валера, без тебя чемпионат мира я не выиграю. Хочешь — на колени встану?» Трофимова понять можно: в сборной как раз затеял смену поколений, а я — ведущий игрок.

— Разве нельзя было проводить друга и позже прилететь?

— Исключено. Звучит нелепо — но тогда отдельно от команды за границу не выпускали. В общем, уговорил меня Трофимов. А жене на похороны велел отнести венок. К «Динамо» Аничкин отношения уже не имел, поэтому никого в клубе не волновало, где его похоронят. Отец же уперся — только в деревне.

— В какой деревне?

— Был у них домик в полусотне километров от Москвы по Ленинградскому шоссе. Там мама Витюши похоронена. Рядом с ней его и положили. Причем могила не на кладбище, а ближе к дому. Недавно люди из «Динамо» поехали туда, искали-искали могилу — но не нашли. Местные говорят, что ее с землей сравняли — когда расширяли трассу.

— Почему Численко после завершения карьеры работал в тресте озеленения Москвы?

— Ему это действительно нравилось. Он любил в саду копаться. Число всю жизнь пил. В этом смысле — уникальный футболист. Если не поддаст — играть не может. Бродит ночь, мается от бессонницы. Зато выпьет, отключится, поспит — и летает по полю. Но бочка у каждого своя. Моя вот десять лет назад заполнилась.

— И что?

— Все, с той поры ни капли. В какой-то момент почувствовал: пора заканчивать. Я раньше в голове сотни номеров держал — никакой телефонной книжки не надо. И вдруг с памятью проблемы начались. Многое стал забывать. Порой день целиком выпадал. Р-раз — и не помню, что было вчера. Потом уже не день — три! Вот здесь я испугался. И завязал.

— Из московского «Динамо» вы отправились доигрывать в Махачкалу?

— Должен был — в Ташкент, на уровне министров договорились. А мы как раз там на сборах были. Пшеничников увидел Бескова с Яшиным, подошел: «Что Маслов-то тянет? Ему уже, как обещали, «Волгу» сделали, квартира стоит…» И вся комбинация рухнула. Ведь Бесков-то ничего не знал. В итоге сказали мне: езжай по-тихому в Махачкалу.

— Тренировал вас Гаджиев?

— Он хороший, очень хороший. Но все равно — ботаник. Запахов не чувствовал, обоняния никакого. Ребята пользовались. Ему, бедному, тяжело приходилось. Команда жила под трибуной, зарплату по два месяца не видели. Кеды не на что купить. Мне-то хоть «Жигули» дали.

***

— На хоккей с мячом выбираетесь?

— Да, хотя он сильно изменился — и не в лучшую сторону. Раньше в хоккей с мячом играли все. Пожалуй, кроме Бескова. Я над этим посмеивался, а Лера сердилась: «Маслов, что ты выдумываешь? Мы с Костей катались». Ага, говорю, катались — на «снегурочках», под ручку. С клюшкой я его никогда не видел.

Так вот, прежде хоккей с мячом был в большом почете. А нынче туда идут те, кто в шайбу и футбол не попал. Когда выхожу за ветеранов, опасаюсь, чтобы Гоша Канарейкин не сшиб. Но раз оказался на льду с 16-летними воспитанниками «Динамо» — и быстро вышел из игры. Если там одного Канарейкина надо бояться, то здесь — всю команду. Никакой координации, просто ужас!

— Знаменитый фотограф Дмитрий Донской как-то попросил вас исполнить трюк — пробросить клюшку за спиной. Так вы прямо во время матча крикнули ему на бегу: «Готов? Снимай!»

— Мы с Димкой дружили. Что ж не похохмить? Хороший снимок вышел!

— Когда на матче вам было особенно холодно?

— В Архангельске играли при температуре под сорок, ветер обжигает. Лед стеклянный, коньки не едут и не тормозят. Шведы специально под такую стужу коньки желобком точили. Вовка Коровин палец отморозил на руке.

— Вы не отмораживали ничего?

— Я за 70 долларов в Швеции купил «дубленку» на коньки. Накладка от холодов. Дороговато, конечно, а что делать?

— Какие еще поездки за границу сохранились в памяти?

— Сколько с «Динамо» ездили по миру… Вот тогда я и понял: как играем в футбол, так на нашу страну и смотрят. В 1965-м в Лондон собирались, читаем в наших газетах: «Англия — враг номер один». А мы там с ума сошли от того, как русских любят. В магазин заходишь — расплываются. А зайдет немец — продавцы задом поворачиваются, я сам видел!

— Это почему же?

— С войны было такое отношение, хоть тогда после ее окончания уже двадцать лет прошло.

— А как вы в магазинах объяснялись?

— На ломаном английском. Нормальный человек сориентируется. Но вот в Южной Америке со сборной были, Маслаченко зашел в магазин и спрашивает: «How much эти ботинки?» Продавец глазами хлопает — ничего понять не может. Долго потом смеялись…

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Валерий Павлович МАСЛОВ

Родился 28 апреля 1940 года в военном городке Усть-Большерецкого района Хабаровского края.

Выдающийся советский хоккеист (с мячом) и футболист.

В хоккей с мячом играл за «Труд» (Калининград, Московская область) — 1959 — 1961 и «Динамо» (Москва) — 1961 — 1979.

10-кратный чемпион СССР (1963, 1964, 1965, 1967, 1970, 1972, 1973, 1975, 1976 и 1978). 3-кратный обладатель Кубка европейских чемпионов (1976, 1977 и 1979).

8-кратный чемпион мира (1961, 1963, 1965, 1967, 1971, 1973, 1975 и 1977).

Дважды признавался лучшим нападающим СССР (1970 и 1973), а также лучшим нападающим чемпионата мира-1973.

Тренер «Динамо» (Москва) — 1983 — 1985, главный тренер «Юности» (Омск) — 1987 — 1989, «Строителя» (Сыктывкар) — 1992 — 1997, «Агрохима» (Березники) — 1998 — 2000.

Под его руководством «Строитель» стал серебряным призером первого чемпионата России-1993.

В 1993 — 1996 годах возглавлял юниорскую сборную России, которая стала победительницей чемпионата мира-1994.

В футбол играл за «Труд» (Калининград) — 1960 — 1961, «Динамо» (Москва) — 1961 — 1971, «Динамо» (Махачкала) — 1972 и «Динамо» (Вологда) — 1973 — 1975.

Чемпион СССР (1963), 3-кратный серебряный призер (1962, 1967 и 1970) и 2-кратный обладатель Кубка СССР (1967 и 1970).

Выступал в составе национальной и олимпийской сборных СССР (в 1964 -1967 годах провел 8 матчей и забил 2 мяча), участник отборочных матчей Олимпийских игр-1964 и чемпионата Европы-1968.

Тренер и главный тренер «Спартака» (Орджоникидзе) — 1981 — 1983, тренер «Сокола» (Саратов) — 1989 — 1990.

Заслуженный мастер спорта СССР (1965), заслуженный тренер России по хоккею с мячом (1994).

Награжден медалью «За трудовую доблесть» (1969), памятной медалью Международной федерации хоккея с мячом «За выдающиеся заслуги в развитии хоккея с мячом» (1976) и орденом Почета (1998).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *